А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В последнее время стало модно отмечать юбилеи. Первое упоминание о нашем городе в 1154 году, 750-ю годовщину закрепления за Ревелем любекского городского права и другие подобные события отмечались довольно широко. В этом ряду стоит еще одна дата, о которой нельзя не упомянуть.

Незадолго до смерти, в 1740 году, русская императрица Анна Иоановна получила подарок — только что изданную в Германии книгу «Хроника Генриха Латыша» с дарственной надписью ее первого издателя Иоганна Грубера. Вряд ли читала племянница великого Петра книгу, она вообще не так много читала. Зато окружавшие эту последнюю на престоле России подлинно русскую царицу остзейские немцы, вероятно, с удовольствием ознакомились с подробным рассказом очевидца о том, как их далекие предки покоряли восточных язычников во имя святой Девы Марии. Рукопись «Хроники» XVI века Грубер обнаружил в Ганновере, а столетие спустя, в 1862 году в библиотеке графов Замойских в Варшаве был найден старейший список на пергаменте этого интересного свидетеля истории XII-XII веков.

Ливонская хроника Генриха Латыша — подробный и достоверный рассказ о крестовом походе в Прибалтику в начале XIII столетия. Откроем XXIII главу «Хроники». Год 1219-й. «Поднялся в то время король датский с большим войском, — пишет Генрих, — с ним достопочтенный архиепископ лундской церкви Андрей, епископ Николай… а также эстонский епископ Теодорих и, наконец, Веццлав, князь славов. Все они высадились с войском в ревельской области, остановились в Линданизэ, прежнем замке ревельцев, и, разрушив старый замок, стали строить другой, новый. И собрали против них большое войско ревельцы… три дня спустя явились под вечер; напали на датчан в пяти местах и, захватив врасплох, бились с ними, а некоторые из эстов, думая, что король в шатре достопочтенного епископа Теодориха, ворвались туда и убили епископа; другие преследовали датчан и многих перебили. Веццлав стоял со своими славами в долине при спуске с горы к морю; увидев, что враги приближаются, он тотчас пошел на них и обратил их в бегство… И собрались тут все датчане вместе с королем и бывшие с ними тевтоны, обратившись на эстов. И побежали эсты перед ними. И вознес король и епископы хвалу Богу за победу, дарованную над язычниками».

Кто же он, автор ливонской «Хроники»? Сам себя по имени он нигде не называет, но не раз говорит о себе: «Ничего здесь не прибавлено иного к тому, что почти все мы видели своими глазами» (глава XXIX.9.). Подробность в деталях, красочность описаний характерны для очевидца и участника описываемых событий. Большинство исследователей сделали вывод, что он был священнослужителем при епископе Ливонского ордена Альберте, и пришли к убеждению, что имя автора — Генрих, так как оно часто встречается в тексте и проходит через все повествование.

Автор «Хроники» — слуга церкви, он вполне искренне и наивно не только признает и оправдывает, но в духе своего времени прославляет все жестокости, притеснения и несправедливости, совершенные крестоносцами именем Христа и церкви для того, чтобы «неверные познали Христа». Отсюда любые действия пилигримов христианского воинства, такие, как предательский захват Оденпэ (Отепя), истребление целого племени всегда описывается как геройство и подвиг. А совершенно естественные акты самозащиты со стороны эстов, ливов, русских и других — обычные военные хитрости, упорное же сопротивление — варварство и злодейство. В сущности вся хроника — панегирик немецким крестоносцам. Это избранный Богом народ, с ними всегда «идет победа и триумф». Они более храбры, стойки, всегда впереди в бою. Их служение Богу и церкви безупречно.

Кто же они, пилигримы? За год военного пилигримства в Ливонии папой было объявлено отпущение грехов, иначе говоря, амнистия по старым преступлениям. Немудрено, что «принимали крест» прежде всего люди, чем-то сильно нагрешившие, с далеко не безупречным прошлым. И, описывая это прошлое, Генрих невольно рассказывает о преступлениях, совершенных ими на родине, особенно достается рыцарям-меченосцам. Это не случайно. Если внимательно почитать «Хронику», можно сделать вывод, что ее автор — скрытый враг меченосцев, соперников Ливонского ордена в борьбе за Эстонию, верный человек епископа Альберта. Не жалует Генрих и других конкурентов — рыцарей датского короля Вольдемара II. Если верить Генриху, то претензии датчан на господство в Эстонии и Ливонии ни на чем не основаны. О крупнейшем событии — захвате датчанами Северной Эстонии — сказано походя и относительно скупо. Больше того, по Генриху, датчане — враги Богородицы. О миссионерской деятельности их автор рассказывает весьма неуважительно.

Есть в «Хронике» рассказ о том, как посланные епископом Альбертом священники Петр и Генрих в 1220 году крестили жителей ряда земель Эстонии. Автор пишет: «И приняли их там жители первой области, именуемой Цудивиру, и крестились все в четырнадцати деревнях вместе со старейшиной их Табелином, который впоследствии был повешен датчанами за то, что принял крещение от рижан (так автор называет представителей епископа Альберта)». Ну а дальше почти ирония: «Прочие же виронцы из других областей, не смея из-за угроз датчан принять рижских священников, позвали к себе датчан и были ими крещены. Виронцы думали, что Бог у христиан один, и у датчан, и у тевтонов, одна вера и одно крещение…» Этим автор как бы напоминает послание апостола Павла к Ефесянам, в котором сказано: «Одно тело и один дух… Один Господь, одна вера, одно крещение. Один Бог и Отец всех, который над всеми и через всех и во всех нас».

Писалась «Хроника» «не ради лести и мирской корысти», как пишет во вступлении Генрих, а ради правды, как ее понимал летописец. Пользуясь «откровенностью» средневекового автора, мы можем через 780 лет с удивительной реальностью представить во всех подробностях кровавый крестовый поход на северо-восток Европы, принесший вместс с заповедью «не убий» неисчислимые беды народам Прибалтики.

Первый издатель «Хроники» Иоганн Грубер в посвящении книги английскому королю Георгу II написал: «Немцы, овладев Ливонией, варварский и дикий народ, живший без Бога и законов, без короля, привели к культуре, к познанию божественного и соблюдению справедливости».

В канун «славного юбилея» — 780-й годовщины завоевания рыцарями датского короля Вольдемара II Северной Эстонии — небесполезно прочитать у Генриха, в чем собственно состоялось приобщение народа эстонского к европейской культуре.

Лев ЛИВШИЦ

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!