А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Говорят так:
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1324 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В 1977 году вскоре после завершения восстановления дворцово-паркового ансамбля в Павловске под Петербургом мы стояли в огромной очереди перед входом во дворец. Чуть поодаль пожилой человек вещал в мегафон: «Дворец, конечно, красив, но таких в Питере немало, а вот парк у нас уникальный. Не теряйте времени в очереди, идите на прогулку в парк!» Мы пошли и не пожалели. Вспомнились стихи В.М.Жуковского о Павловском парке:

Иду под рощею излучистой тропой;
Что шаг, то новая в моих глазах картина;
То вдруг сквозь рощу древ мелькнет передо мной
Как в дымке светлая долина.

Эти строки можно с полным правом отнести к нашему милому Кадриоргу, особенно в эту пору, когда он, несмотря на все каверзы нынешней весны, стремительно зеленеет.

Почти у каждого города есть свой главный сад или парк. Когда мы говорим «Петербург», то в памяти возникают скульптуры и знаменитая решетка Летнего сада, столица Австрии вызывает в нашей памяти Венский лес, Париж — Версаль. Наконец, наш Кадриорг. Хотя в каждом из этих городов есть другие сады и парки.

В прошлом году летом исполнилось 280 лет Кадриоргу, и «книга памяти» старого парка необычайно обширна. Слишком много видели его древние дубы и каштаны, липы и вязы, слишком значительный след он оставил в истории людей и культуры. Много незримых следов, которые никогда не сотрутся, хранят аллеи Кадриорга. По ним ходили царь Петр и князь Меншиков, Державин и Фонвизин, Флеминг и Коцебу, Лист и Чайковский, Тютчев и Вяземский, императрицы Елизавета Петровна и Екатерина Великая, все Николаи и Александры, Тургенев и Достоевский, Александр Блок и Игорь-Северянин, Карл Роберт Якобсон и Фельман, Эдуард Вильде и Таммсааре, Келер и Вейценберг, Густав Эрнесакс и… Трудно, пожалуй, невозможно сказать, кого из тех, кто принадлежал к художественным, интеллектуальным кругам России и Эстонии, да и Европы, не видел Кадриорг. Сколько под кронами его деревьев родилось идей, звуков, поэтических строк. Кто знает, сколько было передумано дум и возникло самых удивительных замыслов.

Да и сам парк — дитя замысла. Евангелие от Иоанна начинается фразой: «Вначале было слово…», и все-таки вначале была мысль, потом слово, затем дело. И как многое другое, в петровскую эпоху этот парк родился по мысли и воле неугомонного царя.

Муза истории Клио капризна, но чаще покорна. И сегодня, как, впрочем, во все времена, ее перелицовывают и просеивают, выбирая из истории или темные, или светлые факты. Кому что надобно и выгодно. Рассматривают и оценивают их с позиций и понятий своего времени, а то и момента. История жизни и деяний Петра Великого не исключение. Но есть в истории народов и выдающихся личностей непреходящее. Это то, что они на века оставили людям.

Петр I оставил Эстонии, Таллинну, всем, кто живет в этой стране, в этом городе Кадриорг!

280 лет! Для парка это много, очень много. Ведь каждый сад — живой организм, и время оставляет на нем неизгладимый след, как на всем живом. Кадриорг — один из садов петровского времени, а они вошли в историю европейского садово-паркового искусства своим бесспорным своеобразием. Их, этих петровских парков, осталось немного, но и те, что сохранились, видоизменены временем, прежде всего в своем зеленном уборе. Старые деревья разрослись и изменили в какой-то мере первоначальный облик парка и, если хотите, мемориальное, этическое значение.

Да, каждый сад — живой организм, с годами приобретающий новые качества, новые черты, и с этим нельзя не считаться. Мало того, живя вместе с людьми, для людей, старый парк приобретает свою историю, свою память. Сады и парки растут и развиваются столетиями, и их нельзя приравнивать к произведениям, созданным одним художником, одним творцом, их даже нельзя считать созданиями того или иного вида искусства садоводов или архитекторов. Сады — это синтез разнообразной и многовременной отложившейся в них культуры.

И хотя на месте салона, что располагался вдоль современной улицы Я.Поска, сейчас стоят обывательские дома, музыкальные вечера с участием Листа, Рихарда Штрауса, братьев Виельгорских, Глинки и многих других, которые проходили в этом салоне, оставили свой след в истории музыкальной культуры. Оставил след и первый праздник песни. Нет, не тот, что был в Тарту в 1869 году, а на 12 лет раньше, когда в Кадриорге неподалеку от Екатерининского дворца построили специально для музыкального фестиваля, как тогда говорили, «кристальный дворец», вмещавший 2000 человек. В празднике песен и музыки в июне-июле 1857 года приняли участие более 500 человек, в том числе и любители пения из Петербурга и Хельсинки.

Модный курорт XIX века привлекал в Кадриорг столичную знать и иностранных гостей. «Въехав в… форштат (предместье города — Л.С.), я вообразил себя в Петергофе в день праздника, — пишет в своих путевых заметках о посещении Ревеля в 1827 году писатель П.П.Свиньин, — ибо весь это форшат занимается большею частью фамилиями приезжающих в Ревель для пользования (лечения — Л.С.) морскими банями».

Кадриорг связан со становлением и развитием эстонской культуры. Здесь жили и работали Карл Якобсон, Антон Хансен-Таммсааре, Эдуард Вильде, Густав Эрнесакс, там же, напротив Домика Петра I, была недавно частично сгоревшая мастерская скульптора Яана Коорта.

Нет, Кадриорг не просто парк, а громадный, постепенно создававшийся комплекс, в котором садовое искусство, откорректированное природой, соединено с исторической памятью, и это придaет парку мемориальный характер, в котором объекты охраны — не только дворец, старые здания, пруды и фонтаны, но и старые деревья, ибо они тоже своего рода «мемориальные объекты». Это «достоверные свидетели» людей и событий, и их по мере возможности нужно сохранять, чтобы не разрушать облик и стиль парка, создававшийся в течение трех веков.

Сейчас в парке в стадии завершения работы по реставрации Екатерининского дворца, воссозданию участка петровского регулярного парка с партерными цветниками за зданием дворца, восстановлению фонтанов…

Очень точно сказал когда-то художник и историк искусства Гробарь: «…реставрация занятие не невинное, а крайне опасное и вынужденное, и ее нельзя проводить ради самой реставрации, а только как сохранение, спасение памятника». И те, кто сегодня приводит в порядок старый Кадриорг, должны помнить, что судить их будут Бог, потомки, да еще птицы и белки. Где они, милые Микки? Что-то неладно в нашем житье-бытье, если исчезли белки. А сколько птичьих гнезд погибло при работах по расчистке парка от старых деревьев и кустарников.

Когда бываешь сегодня в Кадриорге, возникает двоякое чувство радости и грусти. Радости, ибо нет сомнения — парк хорошеет, благоустраивается, приобретает ухоженный облик; грусти — от потери чего-то неуловимого, может быть, той легкой запущенности, что делал его человечным, уютным и, если хотите, более близким к природе. Впрочем, это относится к области эмоций, как говорили англичане, «чувствительности садов», а Кадриорг, как и любой сад, — живой организм, с годами приобретающий новые качества, новые черты, и с этим нельзя не считаться.

Леонид Сурков

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!