А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В июне 1826 года княгиня В. Ф. Вяземская получила письмо от мужа, Петра Андреевича, в котором он сообщал о приезде в Ревель вместе с семьей недавно умершего историка Н. М. Карамзина и о том, что они сняли особняк на Сахарной горке. «Местоположение прелестное, — пишет П. А. Вяземский, — прогулки в окрестностях разнообразные, дом покойный, море под ногами, город в самом живописном виде в глазах…»

На снимке: "замок" Орлова-Давыдова.

На снимке: «замок» Орлова-Давыдова.

В каком из зданий, принадлежащих владельцу сахарной фабрики Иоганну Клемнцу, снимали дачу Карамзины и Вяземский, к сожалению, неизвестно, но, как и в Петербурге, здесь возник салон, в котором у Карамзиных собирались близкие друзья, отдыхающие на Ревельских водах. Бывали Сергей Львович и Ольга Сергеевна Пушкины, отец и сестра поэта. Об Ольге Сергеевне Вяземский пишет в одном из писем: «…умное, милое, доброе создание», а в стихах: «Поэта друг, сестра и гений милый». Бывала в салоне Карамзиных сестра декабриста Сергея Волконского — София. Обсуждали литературные новости, и конечно, только что законченного Пушкиным в Михайловском «Бориса Годунова», посвященного покойному историку.

1826 год. В Петербурге шло следствие по делу декабристов, друзья и знакомые отправлялись на эшафот, в Сибирь, на каторгу, на Кавказ рядовыми в армию, а здесь, в Ревеле, было тихо и можно передохнуть от треволнений. И снова идут письма в Москву и Петербург. В одном из них Вяземский пишет Тургеневу: «…на приморской даче воздух сухой, вид прекрасный». И здесь в тиши приморской дачи, под шум волн он пишет стихотворение «Море». Он посылает его Пушкину, сопровождая словами: «Ты скажешь, что надо быть одержимым, чтобы в настоящее время сочинять стихи. Это и правда! Но я пою или визжу сгоряча, потому что на сердце тоска и смерть, частное и общее горе». И обращаясь к морю, к волнам, Вяземский пишет:

Людей и времени раба,
Земля состарилась в неволе;
Шутя ее играют долей
Владыки, веки и судьба.
Но вы все те ж, что в день чудес,
Как солнце первое в вас пало,
О вы, незыблимых небес
Ненарушимое зерцало!

В тот год Карамзины зимовали в Ревеле, а потом вновь и вновь приезжали сюда на лето. И вновь собирались по вечерам на Сахарной горке у Карамзиных обычные посетители из петербургского салона. Привлекало многое, и прежде всего старшая дочь историка Софья Николаевна, одна из умнейших женщин своего времени. Долгое время именно она считалась подлинной хозяйкой карамзинского салона, владея редким искусством подобрать, занять разговором и очаровать гостей. Пушкин, Жуковский, Гоголь, Лермонтов преклонялись перед ее умом.

Нет сомнения, что в салоне Карамзиных бывал поэт и друг Пушкина Антон Дельвиг. 13 июня 1827 года местная газета сообщала, что на Ревельские воды прибыл на корабле барон Дельвиг с женой. И в тот же день в бухту вошла эскадра адмирала Синявина, направлявшаяся в Средиземное море на помощь греческому народу, боровшемуся с турецким игом. Вид боевых кораблей и благородная цель их похода нашли отклик в душе поэта, и он написал сонет «К российскому флоту».

Спустя сорок с лишним лет после того, как на Сахарной горке отдыхали Карамзины, этот участок купил граф А.В.Орлов-Давыдов, переименовал горку в Мариенберг и выстроил парадное здание в модном тогда подражании модным историческим стилям. Что-то вроде средневекового замка с четырехэтажной псевдоготической башней, в которой находился кабинет графа. Главный вход в башню был точной копией старинных таллиннских порталов, сохранившейся до сих пор, сохранились и декоративно отделанные дымоходные трубы, и ажурные флюгера. На одном из флюгеров есть дата: 1874, год окончания строительства.

На территории графского имения был ухоженный парк в английском пейзажном стиле. Еще в 20-е годы ХХ века в парке было немало уютных укромных уголков с полукруглыми мраморными скамьями, урны, вазы, клумбы редких цветов. В конце парка, под ласнамяэским склоном находились теннисные корты. А рядом с ними небольшое бревенчатое строение с соломенной крышей, напоминавшее избу, — живописное ателье графиня.

Имел ли отношение граф Орлов-Давыдов к знаменитым фаворитам Екатерины II братьям Орловым? Новгородский губернатор Григорий Орлов имел пять сыновей, и все они участвовали в государственном перевороте 1762 года, в результате которого на престол взошла Екатерина. Она щедро вознаградила Орловых, возведя их в графское достоинство. У них было все: богатство, титулы, слава, не было только одного — сыновей. Только у Владимира Орлова была дочь, которая вышла замуж за Петра Львовича Давыдова, а их сын Владимир Петрович получил высочайшее соизволение именоваться Орловым-Давыдовым, дабы не пресекся славный род Орловых. Он женился на представительнице княжеского рода Барятинских — Ольге. Наконец, сын его Анатолий купил в 1873 году имение на Сахарной горке в Ревеле. После его смерти имение унаследовал сын Алексей. В 1917 году граф эмигрировал во Францию.

В 20-е годы здесь размещалось консульство Голландии, а затем открылись гостиница и ресторан с громким названием «Ривьера Пале». Газеты писали, что в этом ресторане «…устраиваются майские приемы на широкую ногу, весенние праздники с литературно-музыкальной программой, праздник Ивановой ночи, а среди зимы — русские вечера с песнями, плясками и блинами». В 1937 году в бывшем имении Орловых-Давыдовых разместилось летное училище, а после войны его переоборудовали под квартиры.

В 80-е годы польские реставраторы восстановили главное и несколько вспомогательных зданий, в которых разместился филиал Музея истории Эстонии, чья экспозиция занимает несколько этажей «замка». О музее разговор особый, и он — впереди, а пока об одном впечатлении после его посещения. Более двух часов изучал его экспонаты, от интерьеров общежитий рабочих «Кренгольмской мануфактуры» и баронских мыз до макета в натуральную величину землянки «лесных братьев». Все это время я был единственным посетителем музея.

Впрочем, это не совсем верно. Была пятница, и в большом Орловском зале, обшитом темным деревом, с огромным камином, гремела музыка, молодые люди расставляли столы, готовилось очередное «pidu».

Под впечатлением увиденного в музее подумал: ну что ж, жить-то надо! И как резонанс на неподходящую к интерьеру современную ударно-молотковую музыку из глубины памяти выплыли строки Петра Андреевича Вяземского:

Все, что не нужно, все, что вредно,
Везде в обилии большом,
Добро ж так редко и так бедно,
Что добивается с трудом.

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!