А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Есть великолепный рассказ Яна Кросса «Час на стуле, который вращается». Это монолог сына издателя первой массовой эстонской газеты «Ээсти постимеэс» Иоганна Янсена — Эугена, который, крутясь на фортепианном стуле от инструмента к письменному столу, пишет ответ на обвинение в продажности, брошенное его отцу.

Если бы можно было написать историю такой, как она есть!
Лидия Койдула — эпиграф к роману Я.Кросса «Между тремя поветриями».

Оказывается, что человек, заложивший основы первой крупной газеты и создавший сам стиль эстонской печати, имел письменный договор с господином Виллегероде, и этот немец за свои деньги, которые она передавал Янсену, контролировал общее направление газеты. Старый Янсен позицию своих обвинителей считал вздорной. «Да, брал, — говорил он, — ибо у газетчика никогда в жизни они (руки) не бывают свободными! Во всяком случае, под крылом благословен царского орла! Да едва ли и еще где-нибудь». Когда-то сын бросил отцу: «Господи Боже мой. Ты опозорил нас!» И вот пятьдесят лет спустя, вращаясь на стуле от клавиш к бумаге, уже старый Эуген Янсен пишет письмо в защиту отца.

Что же произошло? Перемена позиций? Заблуждение? Нет — это перемена угла зрения. Только доля градуса разделяет оценки. Чуть изменились обстоятельства, чуть сместился угол зрения, и события предстают в ином свете.

К.Якобсон, Фельман, Крейцвальд, Келер и другие немногочисленные первые эстонские интеллигенты получили образование на немецком языке. Просто потому, что среднего образования на родном эстонском не существовало. Уже в уездное училище принимали только тех, кто умел читать и писать по-немецки. Эстонский язык не преподавали ни в училищах, ни в гимназиях, а Тартуский университет перестал быть немецко-русским только в 1923 году. В изданной в 1846 году на эстонском языке брошюре «Держи, что имеешь…» в защиту лютеранского вероисповедания среди прочих обличений католицизма говорится: «В продолжении трехсот лет (1230-1530) народ ничего не знал о своей вере… потому что богослужение совершалось только на совершенно чуждом для нашего народа латинском языке. Библии не было, катехизиса и псаломников тоже, не было и обучения детей…»

И все-таки на эту безрадостную картину можно, сместив угол зрения, посмотреть по-другому.

Много лет назад в парке-музее Рокка-аль-Маре я зашел в только что воссозданную сельскую часовню. Внутри светло и тихо. Простые скамьи, скромная кафедра, распятие и маленький орган-позитив. Вот, пожалуй, и все, но душу охватило ощущение отдохновения. Невольно представил, как сотни лет назад после тяжкого труда в поле или на путине приходили в воскресный день в такой чистый и светлый дом крестьяне и рыбаки, садились чинно на скамьи, отдыхали и слушали. Слова священника на чужом языке были непонятны, но после них звучала музыка. Из похожего на комод инструмента лились удивительные звуки, похожие то на горестные вздохи, то на шелест ветра, то на гул далекой грозы. Звуки проникали в глубь души, предупреждали и успокаивали, грозили и вселяли надежду, уводили от повседневных забот и взывали к борьбе. И пусть не было в сельских храмах многотрубных органов, украшенных резьбой и позолотой, а кистеры играли на скромных позитивах, именно они были первыми инструментами, донесшими до эстонских крестьян музыку великих композиторов Генделя и Баха. А когда в XVI столетии на смену католическим священникам пришли в храмы лютеранские пасторы, возникли в церквах первые эстонские хоры под руководством кистеров (пономарей). И хотя они носили немецкие фамилии (Глезер, Вильберг, Нилендер и др.) и пели эти хоры духовные песни немецких авторов, именно они послужили толчком широкому распространению хорового пения эстонского народа. Удивительную, необъяснимую словами тайну единения таит в себе хоровая песня, когда неодолимое чувство охватывает человеческие души и певцы в едином порыве сливают свои чаяния и надежды. Из этих хоров родились певческие общества «Ревалия», «Ванемуйне», «Койт», «Эндла» и другие, сыгравшие немалую роль в становлении национального самосознания народа, зарождении эстонской музыкальной культуры.

В июне 1870 года, выступая в зале общества «Ванемуйне», Карл Якобсон сказал: «События жизни находят отражение в сознании искусства, и эти явления духовной жизни народа неминуемо сплачиваются в такую силу, перед которой отступают все недуги, ибо взлеты в области духа и свободы народа нерасторжимы». Вся последующая история эстонского народа, его культуры, его песни, его судьбы подтверждает эти мудрые слова.

Последние десятилетия XIX века связаны с проведением правительством Александра Третьего политики русификации окраин империи, и прежде всего Балтийского края. Интенсивно возводились православные храмы, поощрялся переход в православие и преследовался отход от него. Во всех, как тогда говорили, «иноверческих» школах и Дерптском (Тартуском) университете вводилось преподавание на русском языке, на него переводилось делопроизводство в правительственных учреждениях и судах. Наконец, город Дерпт (Тарту) был переименован в Юрьев…

Переместим и в этом случае угол зрения только на долю градуса, и политика, проводимая императором Александром III, предстанет в ином свете.

В уездных школах, гимназиях и университете преподавание на русский язык переходило не с эстонского, а с немецкого языка, также и в учреждениях и судах. В результате отмены особых законов Остзейского края в последние десятилетия XIX века не единицы, а многие выходцы из крестьянских семей получили возможность учиться в высших учебных заведениях России, стать профессиональными художниками, музыкантами и правоведами… Именно они в 90-е годы прошлого столетия и в начале ХХ века стали первым поколением эстонской интеллигенции, заложившимй основу национального возрождения Эстонии и ее государственности.

В феврале этого года мы отмечали 80-летие создания первого в истории независимого Эстонского государства, а в августе — очередную годовщину его восстановления. Оглядываясь на события, предшествовавшие этим свершениям, и условия, в которых они происходили, необходимо помнить, что прошлое — не застывшая лава событий, дат и имен, а живая ткань истории, во взгляде на которую необходимо выбрать точный угол зрения.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!