Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Есть великолепный рассказ Яна Кросса «Час на стуле, который вращается». Это монолог сына издателя первой массовой эстонской газеты «Ээсти постимеэс» Иоганна Янсена — Эугена, который, крутясь на фортепианном стуле от инструмента к письменному столу, пишет ответ на обвинение в продажности, брошенное его отцу.

Если бы можно было написать историю такой, как она есть!
Лидия Койдула — эпиграф к роману Я.Кросса «Между тремя поветриями».

Оказывается, что человек, заложивший основы первой крупной газеты и создавший сам стиль эстонской печати, имел письменный договор с господином Виллегероде, и этот немец за свои деньги, которые она передавал Янсену, контролировал общее направление газеты. Старый Янсен позицию своих обвинителей считал вздорной. «Да, брал, — говорил он, — ибо у газетчика никогда в жизни они (руки) не бывают свободными! Во всяком случае, под крылом благословен царского орла! Да едва ли и еще где-нибудь». Когда-то сын бросил отцу: «Господи Боже мой. Ты опозорил нас!» И вот пятьдесят лет спустя, вращаясь на стуле от клавиш к бумаге, уже старый Эуген Янсен пишет письмо в защиту отца.

Что же произошло? Перемена позиций? Заблуждение? Нет — это перемена угла зрения. Только доля градуса разделяет оценки. Чуть изменились обстоятельства, чуть сместился угол зрения, и события предстают в ином свете.

К.Якобсон, Фельман, Крейцвальд, Келер и другие немногочисленные первые эстонские интеллигенты получили образование на немецком языке. Просто потому, что среднего образования на родном эстонском не существовало. Уже в уездное училище принимали только тех, кто умел читать и писать по-немецки. Эстонский язык не преподавали ни в училищах, ни в гимназиях, а Тартуский университет перестал быть немецко-русским только в 1923 году. В изданной в 1846 году на эстонском языке брошюре «Держи, что имеешь…» в защиту лютеранского вероисповедания среди прочих обличений католицизма говорится: «В продолжении трехсот лет (1230-1530) народ ничего не знал о своей вере… потому что богослужение совершалось только на совершенно чуждом для нашего народа латинском языке. Библии не было, катехизиса и псаломников тоже, не было и обучения детей…»

И все-таки на эту безрадостную картину можно, сместив угол зрения, посмотреть по-другому.

Много лет назад в парке-музее Рокка-аль-Маре я зашел в только что воссозданную сельскую часовню. Внутри светло и тихо. Простые скамьи, скромная кафедра, распятие и маленький орган-позитив. Вот, пожалуй, и все, но душу охватило ощущение отдохновения. Невольно представил, как сотни лет назад после тяжкого труда в поле или на путине приходили в воскресный день в такой чистый и светлый дом крестьяне и рыбаки, садились чинно на скамьи, отдыхали и слушали. Слова священника на чужом языке были непонятны, но после них звучала музыка. Из похожего на комод инструмента лились удивительные звуки, похожие то на горестные вздохи, то на шелест ветра, то на гул далекой грозы. Звуки проникали в глубь души, предупреждали и успокаивали, грозили и вселяли надежду, уводили от повседневных забот и взывали к борьбе. И пусть не было в сельских храмах многотрубных органов, украшенных резьбой и позолотой, а кистеры играли на скромных позитивах, именно они были первыми инструментами, донесшими до эстонских крестьян музыку великих композиторов Генделя и Баха. А когда в XVI столетии на смену католическим священникам пришли в храмы лютеранские пасторы, возникли в церквах первые эстонские хоры под руководством кистеров (пономарей). И хотя они носили немецкие фамилии (Глезер, Вильберг, Нилендер и др.) и пели эти хоры духовные песни немецких авторов, именно они послужили толчком широкому распространению хорового пения эстонского народа. Удивительную, необъяснимую словами тайну единения таит в себе хоровая песня, когда неодолимое чувство охватывает человеческие души и певцы в едином порыве сливают свои чаяния и надежды. Из этих хоров родились певческие общества «Ревалия», «Ванемуйне», «Койт», «Эндла» и другие, сыгравшие немалую роль в становлении национального самосознания народа, зарождении эстонской музыкальной культуры.

В июне 1870 года, выступая в зале общества «Ванемуйне», Карл Якобсон сказал: «События жизни находят отражение в сознании искусства, и эти явления духовной жизни народа неминуемо сплачиваются в такую силу, перед которой отступают все недуги, ибо взлеты в области духа и свободы народа нерасторжимы». Вся последующая история эстонского народа, его культуры, его песни, его судьбы подтверждает эти мудрые слова.

Последние десятилетия XIX века связаны с проведением правительством Александра Третьего политики русификации окраин империи, и прежде всего Балтийского края. Интенсивно возводились православные храмы, поощрялся переход в православие и преследовался отход от него. Во всех, как тогда говорили, «иноверческих» школах и Дерптском (Тартуском) университете вводилось преподавание на русском языке, на него переводилось делопроизводство в правительственных учреждениях и судах. Наконец, город Дерпт (Тарту) был переименован в Юрьев…

Переместим и в этом случае угол зрения только на долю градуса, и политика, проводимая императором Александром III, предстанет в ином свете.

В уездных школах, гимназиях и университете преподавание на русский язык переходило не с эстонского, а с немецкого языка, также и в учреждениях и судах. В результате отмены особых законов Остзейского края в последние десятилетия XIX века не единицы, а многие выходцы из крестьянских семей получили возможность учиться в высших учебных заведениях России, стать профессиональными художниками, музыкантами и правоведами… Именно они в 90-е годы прошлого столетия и в начале ХХ века стали первым поколением эстонской интеллигенции, заложившимй основу национального возрождения Эстонии и ее государственности.

В феврале этого года мы отмечали 80-летие создания первого в истории независимого Эстонского государства, а в августе — очередную годовщину его восстановления. Оглядываясь на события, предшествовавшие этим свершениям, и условия, в которых они происходили, необходимо помнить, что прошлое — не застывшая лава событий, дат и имен, а живая ткань истории, во взгляде на которую необходимо выбрать точный угол зрения.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!