А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Хроники Таллина
Говорят так:
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Есть великолепный рассказ Яна Кросса «Час на стуле, который вращается». Это монолог сына издателя первой массовой эстонской газеты «Ээсти постимеэс» Иоганна Янсена — Эугена, который, крутясь на фортепианном стуле от инструмента к письменному столу, пишет ответ на обвинение в продажности, брошенное его отцу.

Если бы можно было написать историю такой, как она есть!
Лидия Койдула — эпиграф к роману Я.Кросса «Между тремя поветриями».

Оказывается, что человек, заложивший основы первой крупной газеты и создавший сам стиль эстонской печати, имел письменный договор с господином Виллегероде, и этот немец за свои деньги, которые она передавал Янсену, контролировал общее направление газеты. Старый Янсен позицию своих обвинителей считал вздорной. «Да, брал, — говорил он, — ибо у газетчика никогда в жизни они (руки) не бывают свободными! Во всяком случае, под крылом благословен царского орла! Да едва ли и еще где-нибудь». Когда-то сын бросил отцу: «Господи Боже мой. Ты опозорил нас!» И вот пятьдесят лет спустя, вращаясь на стуле от клавиш к бумаге, уже старый Эуген Янсен пишет письмо в защиту отца.

Что же произошло? Перемена позиций? Заблуждение? Нет — это перемена угла зрения. Только доля градуса разделяет оценки. Чуть изменились обстоятельства, чуть сместился угол зрения, и события предстают в ином свете.

К.Якобсон, Фельман, Крейцвальд, Келер и другие немногочисленные первые эстонские интеллигенты получили образование на немецком языке. Просто потому, что среднего образования на родном эстонском не существовало. Уже в уездное училище принимали только тех, кто умел читать и писать по-немецки. Эстонский язык не преподавали ни в училищах, ни в гимназиях, а Тартуский университет перестал быть немецко-русским только в 1923 году. В изданной в 1846 году на эстонском языке брошюре «Держи, что имеешь…» в защиту лютеранского вероисповедания среди прочих обличений католицизма говорится: «В продолжении трехсот лет (1230-1530) народ ничего не знал о своей вере… потому что богослужение совершалось только на совершенно чуждом для нашего народа латинском языке. Библии не было, катехизиса и псаломников тоже, не было и обучения детей…»

И все-таки на эту безрадостную картину можно, сместив угол зрения, посмотреть по-другому.

Много лет назад в парке-музее Рокка-аль-Маре я зашел в только что воссозданную сельскую часовню. Внутри светло и тихо. Простые скамьи, скромная кафедра, распятие и маленький орган-позитив. Вот, пожалуй, и все, но душу охватило ощущение отдохновения. Невольно представил, как сотни лет назад после тяжкого труда в поле или на путине приходили в воскресный день в такой чистый и светлый дом крестьяне и рыбаки, садились чинно на скамьи, отдыхали и слушали. Слова священника на чужом языке были непонятны, но после них звучала музыка. Из похожего на комод инструмента лились удивительные звуки, похожие то на горестные вздохи, то на шелест ветра, то на гул далекой грозы. Звуки проникали в глубь души, предупреждали и успокаивали, грозили и вселяли надежду, уводили от повседневных забот и взывали к борьбе. И пусть не было в сельских храмах многотрубных органов, украшенных резьбой и позолотой, а кистеры играли на скромных позитивах, именно они были первыми инструментами, донесшими до эстонских крестьян музыку великих композиторов Генделя и Баха. А когда в XVI столетии на смену католическим священникам пришли в храмы лютеранские пасторы, возникли в церквах первые эстонские хоры под руководством кистеров (пономарей). И хотя они носили немецкие фамилии (Глезер, Вильберг, Нилендер и др.) и пели эти хоры духовные песни немецких авторов, именно они послужили толчком широкому распространению хорового пения эстонского народа. Удивительную, необъяснимую словами тайну единения таит в себе хоровая песня, когда неодолимое чувство охватывает человеческие души и певцы в едином порыве сливают свои чаяния и надежды. Из этих хоров родились певческие общества «Ревалия», «Ванемуйне», «Койт», «Эндла» и другие, сыгравшие немалую роль в становлении национального самосознания народа, зарождении эстонской музыкальной культуры.

В июне 1870 года, выступая в зале общества «Ванемуйне», Карл Якобсон сказал: «События жизни находят отражение в сознании искусства, и эти явления духовной жизни народа неминуемо сплачиваются в такую силу, перед которой отступают все недуги, ибо взлеты в области духа и свободы народа нерасторжимы». Вся последующая история эстонского народа, его культуры, его песни, его судьбы подтверждает эти мудрые слова.

Последние десятилетия XIX века связаны с проведением правительством Александра Третьего политики русификации окраин империи, и прежде всего Балтийского края. Интенсивно возводились православные храмы, поощрялся переход в православие и преследовался отход от него. Во всех, как тогда говорили, «иноверческих» школах и Дерптском (Тартуском) университете вводилось преподавание на русском языке, на него переводилось делопроизводство в правительственных учреждениях и судах. Наконец, город Дерпт (Тарту) был переименован в Юрьев…

Переместим и в этом случае угол зрения только на долю градуса, и политика, проводимая императором Александром III, предстанет в ином свете.

В уездных школах, гимназиях и университете преподавание на русский язык переходило не с эстонского, а с немецкого языка, также и в учреждениях и судах. В результате отмены особых законов Остзейского края в последние десятилетия XIX века не единицы, а многие выходцы из крестьянских семей получили возможность учиться в высших учебных заведениях России, стать профессиональными художниками, музыкантами и правоведами… Именно они в 90-е годы прошлого столетия и в начале ХХ века стали первым поколением эстонской интеллигенции, заложившимй основу национального возрождения Эстонии и ее государственности.

В феврале этого года мы отмечали 80-летие создания первого в истории независимого Эстонского государства, а в августе — очередную годовщину его восстановления. Оглядываясь на события, предшествовавшие этим свершениям, и условия, в которых они происходили, необходимо помнить, что прошлое — не застывшая лава событий, дат и имен, а живая ткань истории, во взгляде на которую необходимо выбрать точный угол зрения.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!