А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

27 декабря исполнилось 175 лет со дня восстания декабристов. Сумрачное петербургское утро 14(27) декабря 1825 года. От Невы дул сильный холодный ветер, кружила поземка. В сторону Сенатской площади двигался лейб-гвардии Московский полк, к нему присоединилась рота гренадеров, с барабанным боем и с распущенными знаменами шли моряки гвардейского экипажа… Выведенные на площадь руководителями восстания войска встали в боевое каре около “Медного всадника” — памятника Петру I.

На всех стихиях человек
Тиран, предатель или узник.

П.А.Вяземский.“Море”.

 

Наш рассказ о некоторых из тех, кто студеным декабрьским днем вышел на Сенатскую площадь столицы империи, чтобы ценой собственной свободы и даже жизни разбудить крепостную Россию.

И.Якушкин, П.Бобрищев-Пушкин и М.Кюхельбекер в Чите.

И.Якушкин, П.Бобрищев-Пушкин и М.Кюхельбекер в Чите.

Среди участников восстания было немало выходцев из Эстонии или связанных с нею своим творчеством и судьбой.

Чудесные рощи, липовые аллеи, тенистые берега реки… Некогда тут, в Авинурме, стояла на холме мыза, в которой прошло детство будущего декабриста, лицейского друга Пушкина поэта Вильгельма Кюхельбекера. Немного дошло до нас сведений о его детстве, но зато дошли стихи-воспоминания о дорогом “светлом домике на холме”. Вряд ли задумывался он тогда о “предметах политических”, но впечатления детства не могли пройти бесследно.

Тогда с брегов смиренной Авиноры,

В лесах моей Эстонии родной,

Впервые жадно вдаль

простер я взоры,

Мятежной мучимый тоской.

Вильгельм так же, как и его брат Михаил, расстался с Эстонией, уехал учиться в Царскосельский лицей.

Где, вместе начиная жить,

Брат брату молча обещали,

Деля и радость и печали,

По самый гроб друзьями быть.

Они не нарушили этой клятвы. Оба брата стали впоследствии членами Северного общества. Оба в холодное декабрьское утро 1825 года вышли на Сенатскую площадь, оба стояли в боевом каре у памятника Петру I.

А.Бестужев-Марлинский.

А.Бестужев-Марлинский.

Время не сберегло тот “светлый домик на холме”, где прошло детство поэта — декабриста Вильгельма Кюхельбекера. В Эстонию он вернулся много лет спустя. Летом 1831 года во двор Вышгородского замка въехал крытый возок, доставивший в Ревель нового арестанта. В Петербург было отправлено срочное донесение: “Государственный преступник Кюхельбекер в Ревельскую крепость доставлен и посажен за строжайшим присмотром в особый покой здешнего тюремного замка”. Здесь он пробыл недолго. 7 ноября того же года Кюхельбекер на фрегате “Юнона” покинул берега Эстонии. Впереди были новые тюрьмы и крепости, ссылка в Сибири. Умер в Тобольске в августе 1846 года от туберкулеза.

В то декабрьское утро на Сенатскую площадь привел свой батальон Финляндского полка активный участник восстания барон Андрей Розен. Он родился в 1799 году в эстонском местечке Мяэтагузе, учился в кадетском корпусе. За участие в восстании был осужден по пятому разряду на десятилетнюю каторгу. Из Сибири он писал в Эстонию: “Летом и осенью до мороза занимались мы земляною работою… Заступ, лопата, кирка и топор были нашими рабочими орудиями…” После долгих лет сибирской ссылки Розен был определен рядовым в Кавказский отдельный корпус. Через некоторое время он обратился к командованию корпуса с прошением, в котором просил об увольнении со службы по “расстроенному здоровью”. В прошении он писал: “Я имел счастье родиться в Эстляндии”. Просьба была удовлетворена, и Розен вернулся на родину. К нему в Эстонию протягивались нити едва ли не от всех мест, где находились ссыльные декабристы. Здесь он принимал освобожденных друзей-декабристов М.Нарышкина и М.Назимова, с которыми “делили испытания жизни затворнической, изгнанческой, поселенческой в Сибири и солдатской на Кавказе”. В 1853 году встретил возвратившегося на родину в Нарву члена Южного общества Василия Тизенгаузена.

Андрей Розен.

Андрей Розен.

В 1840 году ялуторовский городничий Смирнов написал донос Николаю I, в котором сообщал, что “…государственный преступник Тизенгаузен находится в близких связях с местными крестьянами и поселенцами, вселяет в них дух недоверия к местным и губернским властям”. В Ялуторовск прибыла специальная комиссия. Но 50 местных жителей под присягой показали, что “…Тизенгаузен хороший и честный человек, поведения примерного и очень трудолюбивый”. Следствие пришлось прекратить.

Василий Карлович Тизенгаузен родился в Нарве, воспитывался в Первом кадетском корпусе в Петербурге. Будучи командиром Полтавского пехотного полка, в 1824 году вступил в Южное общество, которым руководил Пестель. В полку служил Михаил Бестужев-Рюмин, который с разрешения Тизенгаузена часто отлучался со службы по делам тайного общества. В момент восстания Василий Карлович находился в Бобруйске, где и был арестован 1 января 1826 года.

Около года томился он в камере Петропавловской крепости, а затем был отправлен на каторгу в Сибирь. В 1829 году каторгу заменили ссылкой. Тизенгаузен был определен на поселение в город Ялуторовск. Здесь он занялся садоводством, и по праву считается первым садоводом Сибири. Он сам возле дома вскапывал землю, возил в тачке дерн, сажал деревья. Вскоре он угостил ялуторовцев яблоками первого в Сибири урожая. И сейчас по весне Ялуторовск утопает в яблоневом цвету, и благодарные горожане назвали одну из улиц именем первого садовода Сибири.

Следом за Тизенгаузеном в Ялуторовск постепенно прибывали и другие декабристы. Среди них были Иван Якушкин, Иван Пущин, которому Пушкин посвятил свое известное стихотворение “Мой первый друг, мой друг бесценный…”, князь Евгений Оболенский, Матвей Муравьев-Апостол. Все они часто собирались в доме Василия Карловича, устраивали здесь литературные и музыкальные вечера. Славился хозяин хлебосольством, и к нему были вхожи все, кроме городничего.

Здесь, в Ялуторовске, Василий Карлович Тизенгаузен прожил дольше всех, почти четверть века.

Ровно 180 лет назад морозным декабрьским вечером 1820 года к городской заставе Ревеля у Нарвских ворот подкатили сани. Путник — молодой офицер, штабс-капитан лейб-гвардии Драгунского полка Александр Бестужев предъявил подорожную. Он встретил здесь новый, 1821 год, и вернувшись в Петербург, написал и издал свои путевые заметки “Поездка в Ревель”. Он писал не только о древнем городе, но и о эстонских деревнях, где он входил в “подземное плутоново царство” —

Восстание 14 декабря 1825 года на Сенатской площади.

Восстание 14 декабря 1825 года на Сенатской площади.

покосившиеся от ветхости задымленные хижины крестьян. И его книга стала своеобразной летописью борьбы эстонского народа против своих поработителей. И, естественно, Александр Бестужев, так же как, и его братья, не мог не вступить в Северное общество, не мог не прийти на Сенатскую площадь пять лет спустя после поездки в Эстонию.

Кто же они, эти люди? Талантливые романтики или прожектеры, преждевременно вставшие на опасную дорогу борьбы с, казалось бы, незыблемым самодержавием?

Наиболее точную характеристику декабристам дал Александр Иванович Герцен: “Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники, вышедшие сознательно на явную гибель, чтоб разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, выросших в среде раболепия”.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!