А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Обычно бывает так — автор пишет статью на интересующую его тему, а затем редакционный фотограф иллюстрирует ее видовым материалом. В этот раз все было наоборот. Старый фотомастер Файви Ключик принес в редакцию своеобразный фоторепортаж “Кейла-Йоа — 2001”.

Кто ответит, как нам быть?
Если жалуется поле,
Если стоном стонет лес,
А река, как раб в неволе,
Молит милости небес?
Кто ответит, как нам быть?
Давид Самойлов

На снимках пышная зелень парка, тихая река и стремительный водопад — чудесный уголок природы, а рядом, на правом берегу реки Кейла, стоят заброшенные, с облупившейся штукатуркой и забитыми окнами строения дворцово-паркового ансамбля князей Волконских.

Разглядывая фотографии, вспомнил опубликованную в 1994 году серию статей философа, изобретателя и романтика Вольдемара Ольцвеля “Кейла-Йоа: вчера, сегодня, завтра” о разработанном им проекте восстановления имения Бенкендорфа-Волконских.
Прошлое у Шлосс-Фалль, как называли Кейла-Йоа в старину, было блестящим. Все началось с того, что в 1828 году генерал-адъютант Александр Бенкендорф случайно обнаружил неподалеку от устья реки Кейла водопад и заросшие лесом дюны. Место и впрямь было необычайно живописное, и Бенкендорф купил за 65 тысяч рублей у прежнего владельца барона Карла фон Юкскюля все 65 гектаров его поместья. Купил и назвал свое новое имение — “Фалль”. Это немецкое слово имеет два значения: фалль — случай и фалль — падение. Отсюда и “счастливый случай” находки, и “вассерфалль” — водопад.

Отдадим должное Александру Христофоровичу Бенкендорфу — в короткий срок по его воле здесь возник дворцово-парковый ансамбль, в устройстве которого принимали участие садовник Ф.Винклер, адъютант генерала по должности и инженер-строитель по образованию А.Львов, скульптор И.Экнер.

Известный в свое время садовник Фридрих Винклер из сосен, елей, дубов, кленов, бука, кедров и других деревьев сотворил удивительное сочетание тонов листвы, а рельеф с подъемами и спусками открывал неожиданные ландшафты, в которых деревья — как кулисы просторных и светлых полян. Алексей Львов по эскизам самого Бенкендорфа построил на правом берегу реки первый дворец.
Новоселье в Scloss-Fall состоялось 27 мая 1833 года. В гости прибыл император Николай I с супругой и свитой. Высокие гости посадили деревья, в память о их посещении именья в парке установили чугунные именные скамейки. Это стало традицией Фалля, который превратился в любимое место отдыха членов императорской семьи и высшего света столицы.

Впоследствии известный петербургский архитектор, автор многих дворцов столицы Андрей Штакеншнейдер построил над водопадом небольшой, но уютный новый замок.

В своих воспоминаниях родившийся в 1860 году в Фалле князь Сергей Волконский, правнук Бенкендорфа, писал: “Фалль, дивный Фалль под Ревелем на берегу моря. Под знаком Фалля прошел расцвет моей души, и на всю жизнь ”Фалль”, звук этого имени, остался символом всего прекрасного, чистого… Он живит меня бодрящей лаской морского воздуха, смолистым запахом соснового бора, бурливой в глубоких берегах рекой… О, этот дом, в котором пахнет деревянной резьбой, сухими и живыми цветами! Приветливая готика, уютная нарядность, дивный вид с террасы, из каждого окна. И все: воздух, свет, запахи, портреты, книги, тишина и говор — все укутано немолчным шумом водопада…”

А потом наступили смутные времена революций, войн и смены владельцев. Все убранство усадьбы было разграблено и разбито. Стоявшую в центре парка мраморную скульптуру Венеры работы знаменитого итальянского ваятеля Антонио Кановы расстреляли из винтовок.

После провозглашения Эстонской Республики, в начале двадцатых годов, центральную часть усадьбы передали министерству иностранных дел, оставив Волконским небольшой надел земли, заплатив за реквизированное около 9 тысяч крон. В 1927 г. часть территории усадьбы разделили на 17 участков и передали местным жителям, а 30 гектаров в 1934 году выделили для правительственных дач и обнесли их район каменной оградой.
С 1940 года — новые хозяева: красная, немецкая и вновь красная армия, ставшая уже советской, со всеми “прелестями” военного городка, клубом и военторгом в Шлосс-Фалле, блочными пятиэтажками и финскими домиками…

А что же сегодня? “Еще совсем недавно, — вспоминает Вольдемар Ольцвель, — хорошим тоном было принято ругать советскую власть и особенно армейские порядки. Я сам наивно говорил: “Вот ужо, погодите, армия уйдет, придет новая власть, тогда станет все по-другому”. И что же? При армии все здания и сооружения были целы… Исправно работали коммуникации, телефонная связь, наружное освещение, котельная худо-бедно даже воду грела. Теперь же все в точности до наоборот. Основные объекты разгромлены и разграблены, связи нет, освещения тоже, отоплением не пахнет, работа никому не светит…”

Это картина 1994 года. Как выглядит Кейла-Йоа спустя семь лет на снимках Файви Ключика.

Будущее? В середине 90-х годов Вольдемар Ольцвель составил проект воссоздания дворцово-паркового ансамбля Кейла-Йоа и превращения его в центр отдыха для жителей Эстонии и туристов. В отреставрированном замке Фалль-Шлосс — музей дворянского быта ХIХ века; в восстановленном во всей его красе парке Винклера должны появиться чугунные скамейки, павильоны (в т.ч. “Кайзер-бельведер”), каменные лестницы, скульптуры, оранжереи, гроты, пруды… Запланировано было строительство гостиницы, кафе “Фалль”, “Фалль-каубахалль” и многого другого. И все это должно было быть осенено славной древней фамилией князей Волконских, ведущих свою родословную от самого Рюрика…

Прав был Валентин Пикуль, когда в “Сыне Пиковой дамы” написал: “Сколько я читал о разрушениях и уже не верю, что чудесные памятники нашего былого можно возродить из руин и праха…”

К сожалению, все это верно и для Кейла-Йоа, и сегодня только природа как-то держится, а все, что создано человеком, заброшено и загажено до предела, до боли в душе.

Единственное, что вселяет надежду, — это висячий мост через реку Кейла, тот, что выше водопада. Два года назад на одном из звеньев цепи, на которой подвешен мост, я заметил маленький золотистый замок с двумя именами: “Сирле и Ливо”. Так необычно отметили свою любовь или создание новой семьи эти молодые романтики в надежде, что их союз будет таким же надежным и крепким, как замок фирмы “Аблой”. Дай-то Бог!

Говорят, что дурной пример заразителен. Уверяю — не менее заразителен пример прекрасный. И когда нынче летом вновь оказался в Кейла-Йоа, на цепях моста висели сотни замков, целые грозди замков с именами тех, кто соединил свои судьбы или мечтает об этом. Соединил с будущим земли, на которой они живут!

В тот день ярко светило солнце, и красивая пара с радостным удивлением вступила на этот мост любви и надежды. Не удержался и спросил, кто они и откуда. Ирина из Йыхви, Сергей — из Кохтла-Ярве; она собирается поступить в одно из учебных заведений столицы, он — студент второго курса Художественной академии. Ну как не пожелать им счастья, любви и надежды на лучшее будущее.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!