А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Обычно бывает так — автор пишет статью на интересующую его тему, а затем редакционный фотограф иллюстрирует ее видовым материалом. В этот раз все было наоборот. Старый фотомастер Файви Ключик принес в редакцию своеобразный фоторепортаж “Кейла-Йоа — 2001”.

Кто ответит, как нам быть?
Если жалуется поле,
Если стоном стонет лес,
А река, как раб в неволе,
Молит милости небес?
Кто ответит, как нам быть?
Давид Самойлов

На снимках пышная зелень парка, тихая река и стремительный водопад — чудесный уголок природы, а рядом, на правом берегу реки Кейла, стоят заброшенные, с облупившейся штукатуркой и забитыми окнами строения дворцово-паркового ансамбля князей Волконских.

Разглядывая фотографии, вспомнил опубликованную в 1994 году серию статей философа, изобретателя и романтика Вольдемара Ольцвеля “Кейла-Йоа: вчера, сегодня, завтра” о разработанном им проекте восстановления имения Бенкендорфа-Волконских.
Прошлое у Шлосс-Фалль, как называли Кейла-Йоа в старину, было блестящим. Все началось с того, что в 1828 году генерал-адъютант Александр Бенкендорф случайно обнаружил неподалеку от устья реки Кейла водопад и заросшие лесом дюны. Место и впрямь было необычайно живописное, и Бенкендорф купил за 65 тысяч рублей у прежнего владельца барона Карла фон Юкскюля все 65 гектаров его поместья. Купил и назвал свое новое имение — “Фалль”. Это немецкое слово имеет два значения: фалль — случай и фалль — падение. Отсюда и “счастливый случай” находки, и “вассерфалль” — водопад.

Отдадим должное Александру Христофоровичу Бенкендорфу — в короткий срок по его воле здесь возник дворцово-парковый ансамбль, в устройстве которого принимали участие садовник Ф.Винклер, адъютант генерала по должности и инженер-строитель по образованию А.Львов, скульптор И.Экнер.

Известный в свое время садовник Фридрих Винклер из сосен, елей, дубов, кленов, бука, кедров и других деревьев сотворил удивительное сочетание тонов листвы, а рельеф с подъемами и спусками открывал неожиданные ландшафты, в которых деревья — как кулисы просторных и светлых полян. Алексей Львов по эскизам самого Бенкендорфа построил на правом берегу реки первый дворец.
Новоселье в Scloss-Fall состоялось 27 мая 1833 года. В гости прибыл император Николай I с супругой и свитой. Высокие гости посадили деревья, в память о их посещении именья в парке установили чугунные именные скамейки. Это стало традицией Фалля, который превратился в любимое место отдыха членов императорской семьи и высшего света столицы.

Впоследствии известный петербургский архитектор, автор многих дворцов столицы Андрей Штакеншнейдер построил над водопадом небольшой, но уютный новый замок.

В своих воспоминаниях родившийся в 1860 году в Фалле князь Сергей Волконский, правнук Бенкендорфа, писал: “Фалль, дивный Фалль под Ревелем на берегу моря. Под знаком Фалля прошел расцвет моей души, и на всю жизнь ”Фалль”, звук этого имени, остался символом всего прекрасного, чистого… Он живит меня бодрящей лаской морского воздуха, смолистым запахом соснового бора, бурливой в глубоких берегах рекой… О, этот дом, в котором пахнет деревянной резьбой, сухими и живыми цветами! Приветливая готика, уютная нарядность, дивный вид с террасы, из каждого окна. И все: воздух, свет, запахи, портреты, книги, тишина и говор — все укутано немолчным шумом водопада…”

А потом наступили смутные времена революций, войн и смены владельцев. Все убранство усадьбы было разграблено и разбито. Стоявшую в центре парка мраморную скульптуру Венеры работы знаменитого итальянского ваятеля Антонио Кановы расстреляли из винтовок.

После провозглашения Эстонской Республики, в начале двадцатых годов, центральную часть усадьбы передали министерству иностранных дел, оставив Волконским небольшой надел земли, заплатив за реквизированное около 9 тысяч крон. В 1927 г. часть территории усадьбы разделили на 17 участков и передали местным жителям, а 30 гектаров в 1934 году выделили для правительственных дач и обнесли их район каменной оградой.
С 1940 года — новые хозяева: красная, немецкая и вновь красная армия, ставшая уже советской, со всеми “прелестями” военного городка, клубом и военторгом в Шлосс-Фалле, блочными пятиэтажками и финскими домиками…

А что же сегодня? “Еще совсем недавно, — вспоминает Вольдемар Ольцвель, — хорошим тоном было принято ругать советскую власть и особенно армейские порядки. Я сам наивно говорил: “Вот ужо, погодите, армия уйдет, придет новая власть, тогда станет все по-другому”. И что же? При армии все здания и сооружения были целы… Исправно работали коммуникации, телефонная связь, наружное освещение, котельная худо-бедно даже воду грела. Теперь же все в точности до наоборот. Основные объекты разгромлены и разграблены, связи нет, освещения тоже, отоплением не пахнет, работа никому не светит…”

Это картина 1994 года. Как выглядит Кейла-Йоа спустя семь лет на снимках Файви Ключика.

Будущее? В середине 90-х годов Вольдемар Ольцвель составил проект воссоздания дворцово-паркового ансамбля Кейла-Йоа и превращения его в центр отдыха для жителей Эстонии и туристов. В отреставрированном замке Фалль-Шлосс — музей дворянского быта ХIХ века; в восстановленном во всей его красе парке Винклера должны появиться чугунные скамейки, павильоны (в т.ч. “Кайзер-бельведер”), каменные лестницы, скульптуры, оранжереи, гроты, пруды… Запланировано было строительство гостиницы, кафе “Фалль”, “Фалль-каубахалль” и многого другого. И все это должно было быть осенено славной древней фамилией князей Волконских, ведущих свою родословную от самого Рюрика…

Прав был Валентин Пикуль, когда в “Сыне Пиковой дамы” написал: “Сколько я читал о разрушениях и уже не верю, что чудесные памятники нашего былого можно возродить из руин и праха…”

К сожалению, все это верно и для Кейла-Йоа, и сегодня только природа как-то держится, а все, что создано человеком, заброшено и загажено до предела, до боли в душе.

Единственное, что вселяет надежду, — это висячий мост через реку Кейла, тот, что выше водопада. Два года назад на одном из звеньев цепи, на которой подвешен мост, я заметил маленький золотистый замок с двумя именами: “Сирле и Ливо”. Так необычно отметили свою любовь или создание новой семьи эти молодые романтики в надежде, что их союз будет таким же надежным и крепким, как замок фирмы “Аблой”. Дай-то Бог!

Говорят, что дурной пример заразителен. Уверяю — не менее заразителен пример прекрасный. И когда нынче летом вновь оказался в Кейла-Йоа, на цепях моста висели сотни замков, целые грозди замков с именами тех, кто соединил свои судьбы или мечтает об этом. Соединил с будущим земли, на которой они живут!

В тот день ярко светило солнце, и красивая пара с радостным удивлением вступила на этот мост любви и надежды. Не удержался и спросил, кто они и откуда. Ирина из Йыхви, Сергей — из Кохтла-Ярве; она собирается поступить в одно из учебных заведений столицы, он — студент второго курса Художественной академии. Ну как не пожелать им счастья, любви и надежды на лучшее будущее.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!