А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В советское время в Таллинском отеле «Виру» развлекалась вся тогдашняя элита — от партийного руководства и сексотов КГБ до проституток. Ало Лыхмус рассказывает о книге финского журналиста Сакари Нуппонена, в которой перед читателями предстает то время: Добрый день, това-а-рищи! Проба микрофона! Как слышно? Каждый раз бывая в Таллинне и заходя в интуристовский номер «Виру» — самой шикарной в советские времена таллиннской гостиницы, — редактор отдела культуры финской газеты Helsingin Sanomat Сеппо Хейкинхеймо произносил эту фразу. Хейкинхеймо было отлично известно, что в гостиничном номере имеется прослушка, и его услышат сотрудники КГБ.

Гостиница "Виру", Таллин. Рисунок с почтового конверта 1985 года.

Гостиница «Виру», Таллин. Рисунок с почтового конверта 1985 года.

Многие руководители тургрупп произносили в своих номерах вдохновенные монологи, в которых превозносили мощь Советского государства, декламировали отрывки из Ленина, пишет Сакари Нуппонен в своей книге «Отель «Виру» и его время».

Книга Нуппонена, оригинальное название которой «Aikamatka hotelli Viruun», это действительно своего рода путешествие во времени в образцовую гостиницу «советского Запада».

Совершенно очевидно, что в советское время «Виру» находилось под тотальным контролем КГБ: в номерах, барах, саунах были установлены подслушивающие микрофоны, на «органы» работали швейцары и даже работники пожарной службы.

Сотрудники КГБ занимали номера 307 и 315. В этих же номерах тщательно просматривали личные дела работников гостиницы, пытаясь обнаружить родню за границей.

Интуристовские гиды обязаны были рапортовать КГБ о настроениях туристических групп и сообщать о вопросах, которые задавались на экскурсиях. Как правило, многие гиды относились к этой своей обязанности формально, спустя рукава.

Кулле Райг, ставший потом журналистом, в своих «рапортах» описывал, как восхищены финны Старым городом, добавляя для убедительности их критические замечания насчет плохого состояния наших улиц.

Майму Берг, впоследствии ставшая писательницей, отмечала, что финны очень интересуются достижениями сельского хозяйства Эстонии.

Иногда на гидов жаловался какой-нибудь финн-коммунист. Так, однажды один гид поведал тургруппе, что у белок в Таллинне потому короткий мех, что они живут в условиях социализма.

По наводке бдительных финских коммунистов, из эфира Эстонского радио убрали песню «Синий и белый».

Сотрудники КГБ дежурили и в гостиничной АТС, переключая представляющие интерес телефонные разговоры постояльцев в штаб-квартиру КГБ на улице Пагари.

Гостиница "Виру", Таллин. Почтовый конверт 1985 года.

Гостиница «Виру», Таллин. Почтовый конверт 1985 года.

На 23-м этаже «Виру» находилась ретрансляторная КГБ, оборудованная в 1975 году в связи с проходившей в Хельсинки конференцией по безопасности и сотрудничеству в Европе и, по выражению Нуппонена, для поддержания радиосвязи с портфелем Леонида Брежнева.

По данным Нуппонена, в «Виру» было всего 60 номеров с прослушкой. Гостей, которые могли представлять интерес для КГБ, — зарубежных эстонцев, руководителей групп, бизнесменов, журналистов — всегда селили в определенные номера.

Иностранцы, регулярно бывавшие в гостинице, например руководители тургрупп, конечно, обращали внимание на то, что их селят в одни и те же номера, и понимали причину этого.

Редактор отдела культуры Helsingin Sanomat Хейкинхеймо, не раз останавливавшийся в 1979 году в «Виру», доставил немало хлопот КГБ, когда с допотопного ноутбука отправлял по телефону в Финляндию свои статьи. Как пишет Нуппонен, в телефоне в это время слышалось странное потрескивание и свист.

Знакомых Хейкинхеймо, в частности историка Рейна Руутсоо, вызывали потом на беседы. Не избежал их и писатель Леннарт Мери, хотя и был в Хельсинки как раз в то время, когда Хейкинхеймо гостил в Таллинне. В конце концов Хейкинхеймо вынужден был сообщить Мери марку своего компьютера, чтобы тот передал в КГБ. Сотрудники КГБ, отставшие от Мери, упорно пытались «взломать» отправления Хейкинхеймо.

Смешно читать описываемые Нуппоненом события накануне Московской Олимпиады. Поскольку парусная регата должна была проводиться в Таллинне, из «Виру» и только что построенной «Олимпии» выселили всех обычных постояльцев, подготовив гос­тиницы к приему многочисленных гостей. Но из-за бойкота, объявленного ведущими западными державами Московской Олимпиаде, в шикарные гостиницы селить было некого.

Если в наши дни это обернулось бы для отелей катастрофой, то в те времена ничего страшного не произошло.

И номера, и продукты, которые, понятное дело, не пропали, были оплачены. Зато работники гостиниц вместо того, чтобы напряженно трудиться, наслаждались Олимпийской регатой.

Варьете — вот чем славилась гостиница «Виру» в те времена. Как пишет Нуппонен, в варьете гуляла вся элита Эстонии, каждый вечер здесь собирались известные общественные деятели, советское и партийное руководство, проститутки и даже простые люди, которым иногда, по знакомству, удавалось проникнуть в святая святых.

Московское начальство приезжало в «Виру» полюбоваться на обнаженных женщин на майские, октябрьские и новогодние праздники. За художественный уровень буржуазных программ варьете отвечали заслуженные артисты Эстонской ССР, праздник порой продолжался до трех часов ночи.

Рассказывает в своей книге финский журналист и о других постоянных обитателях «Виру» — ночных бабочках. Любопытно, что советская власть пыталась бороться с проституцией еще в 1950 году. Женщин легкого поведения отправили исправляться в колхозы. Но вместо того, чтобы трудиться на благо родины, те закружили головы местным трактористам, так что пришлось снова отправлять их в город.

Ало Лыхмус Postimees











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!