А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Говорят так:
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1324 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

На старой открытке 30-х годов прошлого века — таллиннская площадь Вабадусе. На пересечении осей бульвара Каарли и улицы Харью большая красивая клумба, окруженная ажурной литой оградой с четырьмя фигурными пятиламповыми фонарями. Это все, что осталось от памятника Петру I, который стоял в этой ограде до 1 мая 1922 года.

Вопрос о создании в Таллинне монумента Свободы решен, авторитетное жюри вынесло свой вердикт, определено и место его установки. Скульптурная композиция будет на площади Вабадусе, у новой подпорной стены горки Харью.

Вопрос о создании в Таллинне монумента Свободы решен, авторитетное жюри вынесло свой вердикт, определено и место его установки. Скульптурная композиция будет на площади Вабадусе, у новой подпорной стены горки Харью.

Монумент был создан известным скульптором Леопольдом Бернштаммом, автором статуй и бюстов во Франции и России. Памятник в Ревеле (Таллинне) был установлен в 1910 году в честь 200-летия присоединения Эстонии к Российской империи. В начале третьего года существования Эстонской Республики монумент был снесен: пятитонную скульптуру распилили на части, но сохранили бюст, который в 1935-м был установлен на низком постаменте у домика Петра I в Кадриорге. Во время войны бюст и вовсе исчез, возможно, его вывезли в Германию на переплавку.

Но в книге времени с задумчивым
вниманьем
Мы любим проверять страницы о былом.

П.А. Вяземский

 

Памятники — страницы истории. И если их вырывать из исторического календаря, потомки получат искаженную картину времени. В одной из своих статей французский писатель Гюстав Флобер писал: «Прошлое — это то, чего уже нет, будущее то, чего еще нет, а настоящее мимолетно, оно находится в непрерывном движении, и искусство черпает из этого потока ключевые моменты и делает их вечными». И коль памятник — искусство, он должен быть сохранен, даже если не согласуется с современным (зачастую сиюминутным) взглядом на события прошлого или личность, коей он посвящен. То, что в начале 20-х годов прошлого века торопились переписать историю, понять можно — Эстония впервые обрела государственность, и людям казалось, что снос памятника императору — символический акт подтверждения свободы. Однако город просто лишился произведения искусства, одного из двух существовавших в ту пору в Таллинне. Слава Богу, что сохранили памятник русским морякам — «Русалке». Жаль, что борьба с памятниками продолжается до сих пор.

В 20-е и 30-е годы эстонская монументальная скульптура была в стадии становления. Много спорили и о многом мечтали, и прежде всего о главном памятнике страны — монументе Свободы. Провели несколько конкурсов на проект памятника в честь обретения самостоятельности. Конкурсы, однако, не помогли найти приемлемого решения. Оно за современными ваятелями и обществом.

В 1945-м закончилась мировая война и, что бы сегодня ни говорили, люди в большинстве своем радовались миру, а скульпторы и архитекторы проектировали памятники героям и жертвам. И вновь проводили конкурсы, теперь уже на создание монумента в честь Победы. Мало кто помнит победителей. Первое место занял проект архитекторов А. Вольберга и П. Тарваса. На Харьюской горке предлагалось установить высокий каменный блок со скульптурной группой на вершине. По другому проекту планировали возвести огромный памятник на будущей центральной площади (Виру). К счастью, ни один из этих гигантов монументального «искусства» не был создан. Отсутствие возможностей, вкус и здравый смысл возобладали. Всех их заменил простой строгий памятник Солдату, созданный скульптором Э. Роосом и архитектором А.Аласом. В фигуре воина у суровой таллиннской стены — образ трагедии, пережитой народом.

Мужественная простота архитектурного решения, скульптурные композиции (ладони, оберегающие вечный огонь, и подбитые чайки), слияние с природой Мемориального ансамбля на Маарьямяги (архитектор А.Мурдмаа, скульптор М. Варик) невольно заставляют сравнить это подлинное произведение монументального искусства с памятниками, воздвигнутыми в Таллинне в 90-е годы прошлого века.

Долго будет жить в сердцах скорбь о людях, погибших на пароме «Эстония» в осенний шторм 1994 года. Уже через несколько дней после трагедии, не знаю, кто, но, без сомнения, по наитию свыше поставил деревянный крест на горке у Больших Морских ворот. А потом был конкурс, и создан мемориал, не ставший местом памяти и скорби. И причин тому немало: во-первых, идея разорванной дуги тиражирована в памятниках многократно, во-вторых, цвет и фактура материала делают его незаметным со стороны, наконец, памятник поставлен как бы за углом горки, которая своим объемом закрывает правую полудугу при движении в сторону центра, в том числе и из порта. В глаза прежде всего попадает только изогнутая конструкция левой полудуги. Не случайно в дни памяти по погибшим цветы приносят к деревянному кресту. В ходе обсуждения проектов мемориала было предложение поставить на месте деревянного большой беломраморный крест на низком постаменте из черного полированного гранита с именами всех погибших. Лучший символ скорби, чем крест, и места, чем горка близ моря и порта, откуда ушла в вечность «Эстония», найти трудно. Уверен, что такой мемориал, как и памятник морякам броненосца «Русалка», воплотил бы всю скорбь, охватившую людей в конце ХХ века.

И еще об одном памятнике, о Часах Свободы. Скажу откровенно — право, трудно в этих двух колоннах уловить образ времени, да и место не раскрывает их сущность — сами часы издали просто не видны, а подойти ближе невозможно — памятник установлен на северном краю проезжей части площади Вабадусе и пешеходам он виден только сбоку…

Теперь о главном памятнике города и страны — монументе Свободы. Само слово «монумент» от латинского «moneo» — «напоминаю», и он должен воплотить общую людскую память, постоянно напоминать потомкам о событиях, которые важны для всех. Монументальное искусство особое — памятливое, если хотите — самоотверженное, ибо его творец должен в едином образе выразить все, что олицетворяет народ, — его историю, борьбу за существование, судьбу, характер, душу. Этот монумент благодаря таланту ваятеля должен навсегда врасти в землю страны, где он родился, стать ее символом, как статуя Свободы, с 1886 года встречающая всех, кто прибывает в Америку в поисках счастья; как гигантская статуя Христа, раскинувшая руки над Рио-де-Женейро, как Медный всадник в Петербурге, в котором образ России, выраженный Пушкиным в гениальных строках «Куда ты скачешь гордый конь/ И где опустишь ты копыта?»

Совсем не обязательно монументу иметь грандиозные размеры, чтобы стать символом народа, страны или города. Самое значительное произведение монументальной скульптуры ХIХ века в Европе — памятник гражданам Кале, созданный великим Роденом. Шесть именитых граждан добровольно идут с веревками на шее заложниками в лагерь английского короля Эдуарда III, осадившего Кале в 1347 году, идут, чтобы спасти своей смертью родной город, но каждый из них решается на подвиг по-разному. Неодинаковы люди, различны их духовные и физические возможности, тем значительнее подвиг слабых. Памятник средневековым героям установлен почти без постамента, и они идут на подвиг рядом с пешеходами ХХI века французского города Кале.

От выбора места, от окружающей среды, в которой будет находиться памятник, зависит многое. Среда способна придать ему большую значимость и, наоборот, приглушить его достоинства.

Вопрос о создании в Таллинне монумента Свободы решен, авторитетное жюри вынесло свой вердикт, определено и место его установки. Скульптурная композиция будет на площади Вабадусе, у новой подпорной стены горки Харью.

Понимая, что мнение автора этой статьи вряд ли будет иметь какое-то значение при окончательном решении, осмелюсь, однако, высказать свои соображения. Прямой перевод латинского слова «проект» — «брошенный вперед». Чертежи и планы любого проекта — это человеческая мысль, не просто заглядывающая в будущее, но предвидящая все особенности будущей жизни еще не созданного монумента. Отдавая должное принятому проекту, хочу обратить внимание на два обстоятельства: первое — монументу будет тесно у стены, и ее высота потребует соответствующих размеров скульптур, кроме того, он должен в достаточной мере быть отдален от проезжей части площади и бульвара, от непрерывного потока транспорта; второе — в многофигурной композиции трудно выразить единый образ Свободы народа, впервые в истории создавшего свое государство.

В иллюстрациях художника Кристьяна Рауда к эпосу «Калевипоэг» есть гравюра «Линда, носящая камни». В этой мощной женской фигуре заложен образ родины-матери, заложен тот тяжкий путь народа, о котором поэт сказал: «Пусть их теплом не баловало солнце,/ Пусть ветер дул из-за прибрежных дюн./ Но сотворили родину эстонцы/ Круглее и прочнее, чем валун».

И мне видится большая каменная скульптура Линды, несущей валун, на приморской террасе мемориального ансамбля Маарьямяэ, рядом с церемониальной чашей. Она будет видна издали с моря и от набережной, видна сверху с обреза глинта, к ней можно будет медленно приближаться от Пирита теэ по подъему мемориала, подойти к подножию монумента…

Мемориал на Маарьямяэ давно потерял свое первоначальное значение, но как подлинное произведение монументального искусства сохранил образ памяти по всем погибшим.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!