А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

На старой открытке 30-х годов прошлого века — таллиннская площадь Вабадусе. На пересечении осей бульвара Каарли и улицы Харью большая красивая клумба, окруженная ажурной литой оградой с четырьмя фигурными пятиламповыми фонарями. Это все, что осталось от памятника Петру I, который стоял в этой ограде до 1 мая 1922 года.

Вопрос о создании в Таллинне монумента Свободы решен, авторитетное жюри вынесло свой вердикт, определено и место его установки. Скульптурная композиция будет на площади Вабадусе, у новой подпорной стены горки Харью.

Вопрос о создании в Таллинне монумента Свободы решен, авторитетное жюри вынесло свой вердикт, определено и место его установки. Скульптурная композиция будет на площади Вабадусе, у новой подпорной стены горки Харью.

Монумент был создан известным скульптором Леопольдом Бернштаммом, автором статуй и бюстов во Франции и России. Памятник в Ревеле (Таллинне) был установлен в 1910 году в честь 200-летия присоединения Эстонии к Российской империи. В начале третьего года существования Эстонской Республики монумент был снесен: пятитонную скульптуру распилили на части, но сохранили бюст, который в 1935-м был установлен на низком постаменте у домика Петра I в Кадриорге. Во время войны бюст и вовсе исчез, возможно, его вывезли в Германию на переплавку.

Но в книге времени с задумчивым
вниманьем
Мы любим проверять страницы о былом.

П.А. Вяземский

 

Памятники — страницы истории. И если их вырывать из исторического календаря, потомки получат искаженную картину времени. В одной из своих статей французский писатель Гюстав Флобер писал: «Прошлое — это то, чего уже нет, будущее то, чего еще нет, а настоящее мимолетно, оно находится в непрерывном движении, и искусство черпает из этого потока ключевые моменты и делает их вечными». И коль памятник — искусство, он должен быть сохранен, даже если не согласуется с современным (зачастую сиюминутным) взглядом на события прошлого или личность, коей он посвящен. То, что в начале 20-х годов прошлого века торопились переписать историю, понять можно — Эстония впервые обрела государственность, и людям казалось, что снос памятника императору — символический акт подтверждения свободы. Однако город просто лишился произведения искусства, одного из двух существовавших в ту пору в Таллинне. Слава Богу, что сохранили памятник русским морякам — «Русалке». Жаль, что борьба с памятниками продолжается до сих пор.

В 20-е и 30-е годы эстонская монументальная скульптура была в стадии становления. Много спорили и о многом мечтали, и прежде всего о главном памятнике страны — монументе Свободы. Провели несколько конкурсов на проект памятника в честь обретения самостоятельности. Конкурсы, однако, не помогли найти приемлемого решения. Оно за современными ваятелями и обществом.

В 1945-м закончилась мировая война и, что бы сегодня ни говорили, люди в большинстве своем радовались миру, а скульпторы и архитекторы проектировали памятники героям и жертвам. И вновь проводили конкурсы, теперь уже на создание монумента в честь Победы. Мало кто помнит победителей. Первое место занял проект архитекторов А. Вольберга и П. Тарваса. На Харьюской горке предлагалось установить высокий каменный блок со скульптурной группой на вершине. По другому проекту планировали возвести огромный памятник на будущей центральной площади (Виру). К счастью, ни один из этих гигантов монументального «искусства» не был создан. Отсутствие возможностей, вкус и здравый смысл возобладали. Всех их заменил простой строгий памятник Солдату, созданный скульптором Э. Роосом и архитектором А.Аласом. В фигуре воина у суровой таллиннской стены — образ трагедии, пережитой народом.

Мужественная простота архитектурного решения, скульптурные композиции (ладони, оберегающие вечный огонь, и подбитые чайки), слияние с природой Мемориального ансамбля на Маарьямяги (архитектор А.Мурдмаа, скульптор М. Варик) невольно заставляют сравнить это подлинное произведение монументального искусства с памятниками, воздвигнутыми в Таллинне в 90-е годы прошлого века.

Долго будет жить в сердцах скорбь о людях, погибших на пароме «Эстония» в осенний шторм 1994 года. Уже через несколько дней после трагедии, не знаю, кто, но, без сомнения, по наитию свыше поставил деревянный крест на горке у Больших Морских ворот. А потом был конкурс, и создан мемориал, не ставший местом памяти и скорби. И причин тому немало: во-первых, идея разорванной дуги тиражирована в памятниках многократно, во-вторых, цвет и фактура материала делают его незаметным со стороны, наконец, памятник поставлен как бы за углом горки, которая своим объемом закрывает правую полудугу при движении в сторону центра, в том числе и из порта. В глаза прежде всего попадает только изогнутая конструкция левой полудуги. Не случайно в дни памяти по погибшим цветы приносят к деревянному кресту. В ходе обсуждения проектов мемориала было предложение поставить на месте деревянного большой беломраморный крест на низком постаменте из черного полированного гранита с именами всех погибших. Лучший символ скорби, чем крест, и места, чем горка близ моря и порта, откуда ушла в вечность «Эстония», найти трудно. Уверен, что такой мемориал, как и памятник морякам броненосца «Русалка», воплотил бы всю скорбь, охватившую людей в конце ХХ века.

И еще об одном памятнике, о Часах Свободы. Скажу откровенно — право, трудно в этих двух колоннах уловить образ времени, да и место не раскрывает их сущность — сами часы издали просто не видны, а подойти ближе невозможно — памятник установлен на северном краю проезжей части площади Вабадусе и пешеходам он виден только сбоку…

Теперь о главном памятнике города и страны — монументе Свободы. Само слово «монумент» от латинского «moneo» — «напоминаю», и он должен воплотить общую людскую память, постоянно напоминать потомкам о событиях, которые важны для всех. Монументальное искусство особое — памятливое, если хотите — самоотверженное, ибо его творец должен в едином образе выразить все, что олицетворяет народ, — его историю, борьбу за существование, судьбу, характер, душу. Этот монумент благодаря таланту ваятеля должен навсегда врасти в землю страны, где он родился, стать ее символом, как статуя Свободы, с 1886 года встречающая всех, кто прибывает в Америку в поисках счастья; как гигантская статуя Христа, раскинувшая руки над Рио-де-Женейро, как Медный всадник в Петербурге, в котором образ России, выраженный Пушкиным в гениальных строках «Куда ты скачешь гордый конь/ И где опустишь ты копыта?»

Совсем не обязательно монументу иметь грандиозные размеры, чтобы стать символом народа, страны или города. Самое значительное произведение монументальной скульптуры ХIХ века в Европе — памятник гражданам Кале, созданный великим Роденом. Шесть именитых граждан добровольно идут с веревками на шее заложниками в лагерь английского короля Эдуарда III, осадившего Кале в 1347 году, идут, чтобы спасти своей смертью родной город, но каждый из них решается на подвиг по-разному. Неодинаковы люди, различны их духовные и физические возможности, тем значительнее подвиг слабых. Памятник средневековым героям установлен почти без постамента, и они идут на подвиг рядом с пешеходами ХХI века французского города Кале.

От выбора места, от окружающей среды, в которой будет находиться памятник, зависит многое. Среда способна придать ему большую значимость и, наоборот, приглушить его достоинства.

Вопрос о создании в Таллинне монумента Свободы решен, авторитетное жюри вынесло свой вердикт, определено и место его установки. Скульптурная композиция будет на площади Вабадусе, у новой подпорной стены горки Харью.

Понимая, что мнение автора этой статьи вряд ли будет иметь какое-то значение при окончательном решении, осмелюсь, однако, высказать свои соображения. Прямой перевод латинского слова «проект» — «брошенный вперед». Чертежи и планы любого проекта — это человеческая мысль, не просто заглядывающая в будущее, но предвидящая все особенности будущей жизни еще не созданного монумента. Отдавая должное принятому проекту, хочу обратить внимание на два обстоятельства: первое — монументу будет тесно у стены, и ее высота потребует соответствующих размеров скульптур, кроме того, он должен в достаточной мере быть отдален от проезжей части площади и бульвара, от непрерывного потока транспорта; второе — в многофигурной композиции трудно выразить единый образ Свободы народа, впервые в истории создавшего свое государство.

В иллюстрациях художника Кристьяна Рауда к эпосу «Калевипоэг» есть гравюра «Линда, носящая камни». В этой мощной женской фигуре заложен образ родины-матери, заложен тот тяжкий путь народа, о котором поэт сказал: «Пусть их теплом не баловало солнце,/ Пусть ветер дул из-за прибрежных дюн./ Но сотворили родину эстонцы/ Круглее и прочнее, чем валун».

И мне видится большая каменная скульптура Линды, несущей валун, на приморской террасе мемориального ансамбля Маарьямяэ, рядом с церемониальной чашей. Она будет видна издали с моря и от набережной, видна сверху с обреза глинта, к ней можно будет медленно приближаться от Пирита теэ по подъему мемориала, подойти к подножию монумента…

Мемориал на Маарьямяэ давно потерял свое первоначальное значение, но как подлинное произведение монументального искусства сохранил образ памяти по всем погибшим.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!