А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

90 лет назад в июне 1912 года газета «Таллинна театая» писала: «Те, кто не читает газет и не интересуется ростом цен на землю, будет немало удивлен, когда, отправившись в один прекрасный день в Копли, чтобы подышать свежим воздухом и полюбоваться на природу, услышит в лесной чаще перестук топоров. От одного берега до другого полуостров начисто оголен. Там, где некогда на лесной опушке отдыхали по воскресеньям горожане, копошатся сотни рабочих, как муравьи вокруг муравейника в погожую погоду». Так красочно и с заметным сожалением описывала таллиннская газета начало строительства Русско-Балтийского судостроительного завода.

Со всех концов в любое время года,
Избороздив моря родной Земли,
Спешат к причалам нашего завода
Уставшие трудяги корабли.

После поражения России в войне с Японией в начале ХХ века возникла острая необходимость восстановления военно-морского флота, значительная часть которого погибла в Цусимском сражении в мае 1905 года. Правительство России в 1910 году принимет несколько программ строительства военных кораблей. В том числе и так называемую «Малую программу», которая предусматривала не только развертывание в Ревеле (как тогда называли Таллинн) судостроения, но и создание здесь мощной военно-морской крепости, названной впоследствии именем Петра Великого.

Естественно, что эти обширные планы привлекли к Таллинну внимание крупных предпринимателей. Было учреждено несколько акционерных обществ, и среди них «Общество Русско-Балтийского судостроительного и механического завода» с участием не только российского, но и французского капитала известной фирмы «Шнейдер-Крезо».

И 90 лет назад на треугольной оконечности полуострова Копли на территории почти в 35 гектаров, равной по площади всему старому Таллинну, развернулось строительство заводских корпусов, стапелей, эллингов, мастерских и других сооружений. По проекту петербургского академика архитектуры А.И.Дмитриева на «основании» этого треугольника было возведено монументальное здание заводоуправления, отличающееся строгостью форм и соотношениями объемов из местного известняка. Оно отдаленно напоминает построенное в 1912 году по проекту этого зодчего на берегу Большой Невки в Петербурге здание Училищного дома имени Петра Великого, в котором с 1944 года разместилось Нахимовское училище.

Строительство Русско-Балтийского завода началось летом 1912-го, а осенью 1913 года были заложены первые боевые корабли. Среди строившихся на стапелях ревельского завода судов были новые эсминцы (эскадренные миноносцы) типа «Новик», разработанные российскими инженерами. Они по многим параметрам, в том числе скорости и вооружению, превосходили корабли аналогичного класса Германии и Англии. Первый «Новик», названный так в память погибшего в русско-японской войне крейсера «Новик», развивал скорость 37,3 узла (около 65 км/час). Эсминцы, построенные на ревельском заводе, успешно сражались в составе Балтийского флота во время Первой мировой войны.

В те же годы на заводе был построен один из крупнейших в начале ХХ века плавучих доков водоизмещением в 40 тысяч тонн для строительства крупного предприятия по ремонту кораблей всех классов, от линкоров до подводных лодок.

Аналогична история и второго судостроительного завода акционерного общества «Беккер», основной капитал которого принадлежал Петербургскому коммерческому банку и частично французской судостроительной фирме «А.Норман». Строительство верфи было начато в том же 1912 году, и к началу Первой мировой войны корабли, построенные на полуострове Копли, вошли в состав Военно-Морского флота России.

С программой развития судостроения связано появление в Таллинне еще одного завода, построенного здесь в те же годы акционерным обществом «Ноблесснер» на берегу Минной гавани, напротив завода «Вольта». Известно, что когда крупный Петербургский машиностроительный завод (ныне «Русский дизель») и завод Минного вооружения получили заказ на строительство подводных лодок, их владельцы Людвиг Нобель (брат Альфреда Нобеля, основателя премии своего имени) и А.Лесснер создали акционерное общество «Ноблесснер» для сооружения в Ревеле судостроительного предприятия. Менее известно, что инициатором создания этого акционерного общества и первым руководителем завода «Ноблесснер» в Ревеле был управляющий Петербургского учетно-ссудного банка М.С.Плотников, деловой человек широкого размаха и неуемной энергии. Он не только возглавлял крупный банк, но и целый ряд предприятий: в Петербурге — фабрику «Треугольник» и завод «Русский Уайтхед»; в Ревеле — заводы «Ноблесснер» и «Вольта». Последний вошел в состав этого акционерного общества и значительно расширился на заказах по изготовлению электротехнического обрудования для подводных лодок.

Строительство завода «Ноблесснер» было начато в 1913-м, а в феврале следующего, 1914 года заложили сразу несколько подводных лодок по проекту выдающегося инженера и теоретика судостроения Ивана Григорьевича Бубнова, построившего еще в 1902 году первую русскую подводную лодку «Дельфин». Головную лодку по новому проекту Бубнова, построенную на заводе в Ревеле, назвали «Барс», и до 1917 года со стапелей этого завода сошло восемь лодок этого типа. Одна из них, «Пантера», пройдя через две мировые войны, была в составе ВМФ еще и в 40-е годы прошлого века. Среди учеников И.Г.Бубнова на заводе «Ноблесснер» работал конструктором штабс-капитан В.И.Юркевич. После революции он эмигрировал во Францию и был главным конструктором проекта крупнейшего в свое время в мире пассажирского лайнера «Нормандия».

Революция 1917 года и создание независимого эстонского государства изменили судьбу не только этого талантливого инженера, но и судьбы крупных промышленных предприятий Таллинна. У молодого эстонского государства появилась возможность разумно и с пользой для общества распорядиться полученным достоянием. К сожалению, сделать это не удалось, и большинство предприятий, и прежде всего судостроительные заводы, попало не только в сложное экономическое положение, но и в руки далеко не честных людей. Русско-Балтийский завод сдали в аренду вновь созданному акционерному обществу, которому правительство Эстонии выделило средства на восстановление производства. Новые владельцы вместо этого начали распродажу на металлолом оборудования и оставшихся на складах материалов, стали и цветных металлов, а опустевшие цеха сдали в аренду мелким предприятиям. Та же судьба постигла и завод «Беккера», в цехах которого обосновалась фабрика резиновых изделий «Пыхьяла» и стекольный завод И.Лорупа.

Завод «Ноблесснер», изменивший свое название в 1915 году на «Петровскую верфь», был национализирован и выставлен на продажу прежним владельцам, которые от покупки отказались. Некоторое время завод продолжал работать. В двадцатые годы прошлого века из материалов и оборудования, оставшихся от строительства подводных лодок, были построены первые в Эстонии стальные торговые суда, моторные парусники «Ляэнемаа», «Харьюмаа» и «Вирумаа». Одновременно завод ремонтировал корабли ВМФ Эстонии и паровозы. В 1927 году из-за отсутствия заказов и долгов по кредитам завод был объявлен банкротом, оборудование распродано, и даже архив предприятия по решению Сиротского суда был признан не представляющим исторического интереса и сдан в макулатуру. В опустевших цехах ютились фирмы и фирмочки.

Судьбы всех трех судостроительных заводов в послевоенное время были различны. Если на территории завода «Беккера» по-прежнему работали резиновые и стекольные производства, превратившиеся в крупные предприятия «Пыхьяла» и «Тарбеклаас», то два других завода стали заниматься судоремонтом.

Если о деятельности БСРЗ в 1945-1990 годы широко известно из многочисленных публикаций в печати, то жизнь Морского завода (бывшей «Петровской верфи») в эти десятилетия была скрыта завесой секретности. О нем не упоминалось ни в одном справочнике, о нем не писали газеты. Еще в июне 1940 года «Петровская верфь» была передана ВМФ СССР, и на заводе ремонтировали военные суда разных классов.

Почти 50 лет здесь производили ремонт и переоборудование плавбаз, пограничных и патрульных кораблей, торпедных бронекатеров, морских охотников, буксиров и других судов. В 1955 году завод приступил к судостроению. Строили минно-торпедные и сторожевые катера, морские артиллерийские плавучие щиты, плавмастерские, самоходные баржи, судовое оборудование… Одновременно на Морском заводе ремонтировали и гражданские суда, китобойной флотилии и раболовные сейнеры разных типов. Именно здесь произвели ремонт и переоборудование исторической подводной лодки «Лембит» перед тем, как передать Таллиннскому Морскому музею.

В начале 90-х годов прошлого века судьба заводов повторилась на новом витке исторической спирали. Вновь Эстония самостоятельное государство, вновь она получила в наследство крупную промышленность, и вновь перед руководством страны возник вопрос: что делать? Многие предприятия и даже целые отрасли прекратили существование. На грани ликвидации были и судоремонтные заводы. Закрылось старейшее в Эстонии предприятие, Таллиннский судоремонтный завод, основанный Петром I в 1722 году — кстати, куплет из песни, написанной к его 250-летнему юбилею, мы взяли эпиграфом к этой статье.

Нелегко пришлось Балтийскому судоремонтному заводу, его спасло желание жить и работать и умелое руководство.

После 1991 года бывшее военное предприятие — Морской завод полностью потерял заказы, но когда был назначен первый «гражданский» директор, бывший начальник одного из цехов В.Н.Нечаев, завод ожил. Среди прочего на его стапелях был построен первый эстонский военный корабль — пограничный сторожевой катер «Пиккер» («Гром»). И тут началась приватизация, в отличие от БСРЗ завод достался нечестным владельцам и пошел вразнос. И даже после того, как БСРЗ выкупил долги предприятия, потребовалось не одно судебное заседание, прежде чем Морской завод обрел настоящих хозяев.

Эстонский поэт Юхан Лийв сказал: «Тот, кто не помнит прошлого, не имеет права на будущее», и в эти июньские дни, когда концерн BLRT grupp отмечает свой юбилей, мы не могли не вспомнить историю, а ее сохранили и восстановили подлинные энтузиасты, руководители заводских музеев Федор Антонович Нехорошков на БСРЗ и Михаил Александрович Удальцов на Морском заводе. Некогда большой и интересный музей Морского завода в годы банкротства был практически полностью уничтожен и сейчас восстанавливается — после того, как, впервые появившись на предприятии после его присоединения к концерну, генеральный директор Федор Берман отдал первое распоряжение: «Надо восстановить музей!»

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!