А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина
Говорят так:
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

90 лет назад в июне 1912 года газета «Таллинна театая» писала: «Те, кто не читает газет и не интересуется ростом цен на землю, будет немало удивлен, когда, отправившись в один прекрасный день в Копли, чтобы подышать свежим воздухом и полюбоваться на природу, услышит в лесной чаще перестук топоров. От одного берега до другого полуостров начисто оголен. Там, где некогда на лесной опушке отдыхали по воскресеньям горожане, копошатся сотни рабочих, как муравьи вокруг муравейника в погожую погоду». Так красочно и с заметным сожалением описывала таллиннская газета начало строительства Русско-Балтийского судостроительного завода.

Со всех концов в любое время года,
Избороздив моря родной Земли,
Спешат к причалам нашего завода
Уставшие трудяги корабли.

После поражения России в войне с Японией в начале ХХ века возникла острая необходимость восстановления военно-морского флота, значительная часть которого погибла в Цусимском сражении в мае 1905 года. Правительство России в 1910 году принимет несколько программ строительства военных кораблей. В том числе и так называемую «Малую программу», которая предусматривала не только развертывание в Ревеле (как тогда называли Таллинн) судостроения, но и создание здесь мощной военно-морской крепости, названной впоследствии именем Петра Великого.

Естественно, что эти обширные планы привлекли к Таллинну внимание крупных предпринимателей. Было учреждено несколько акционерных обществ, и среди них «Общество Русско-Балтийского судостроительного и механического завода» с участием не только российского, но и французского капитала известной фирмы «Шнейдер-Крезо».

И 90 лет назад на треугольной оконечности полуострова Копли на территории почти в 35 гектаров, равной по площади всему старому Таллинну, развернулось строительство заводских корпусов, стапелей, эллингов, мастерских и других сооружений. По проекту петербургского академика архитектуры А.И.Дмитриева на «основании» этого треугольника было возведено монументальное здание заводоуправления, отличающееся строгостью форм и соотношениями объемов из местного известняка. Оно отдаленно напоминает построенное в 1912 году по проекту этого зодчего на берегу Большой Невки в Петербурге здание Училищного дома имени Петра Великого, в котором с 1944 года разместилось Нахимовское училище.

Строительство Русско-Балтийского завода началось летом 1912-го, а осенью 1913 года были заложены первые боевые корабли. Среди строившихся на стапелях ревельского завода судов были новые эсминцы (эскадренные миноносцы) типа «Новик», разработанные российскими инженерами. Они по многим параметрам, в том числе скорости и вооружению, превосходили корабли аналогичного класса Германии и Англии. Первый «Новик», названный так в память погибшего в русско-японской войне крейсера «Новик», развивал скорость 37,3 узла (около 65 км/час). Эсминцы, построенные на ревельском заводе, успешно сражались в составе Балтийского флота во время Первой мировой войны.

В те же годы на заводе был построен один из крупнейших в начале ХХ века плавучих доков водоизмещением в 40 тысяч тонн для строительства крупного предприятия по ремонту кораблей всех классов, от линкоров до подводных лодок.

Аналогична история и второго судостроительного завода акционерного общества «Беккер», основной капитал которого принадлежал Петербургскому коммерческому банку и частично французской судостроительной фирме «А.Норман». Строительство верфи было начато в том же 1912 году, и к началу Первой мировой войны корабли, построенные на полуострове Копли, вошли в состав Военно-Морского флота России.

С программой развития судостроения связано появление в Таллинне еще одного завода, построенного здесь в те же годы акционерным обществом «Ноблесснер» на берегу Минной гавани, напротив завода «Вольта». Известно, что когда крупный Петербургский машиностроительный завод (ныне «Русский дизель») и завод Минного вооружения получили заказ на строительство подводных лодок, их владельцы Людвиг Нобель (брат Альфреда Нобеля, основателя премии своего имени) и А.Лесснер создали акционерное общество «Ноблесснер» для сооружения в Ревеле судостроительного предприятия. Менее известно, что инициатором создания этого акционерного общества и первым руководителем завода «Ноблесснер» в Ревеле был управляющий Петербургского учетно-ссудного банка М.С.Плотников, деловой человек широкого размаха и неуемной энергии. Он не только возглавлял крупный банк, но и целый ряд предприятий: в Петербурге — фабрику «Треугольник» и завод «Русский Уайтхед»; в Ревеле — заводы «Ноблесснер» и «Вольта». Последний вошел в состав этого акционерного общества и значительно расширился на заказах по изготовлению электротехнического обрудования для подводных лодок.

Строительство завода «Ноблесснер» было начато в 1913-м, а в феврале следующего, 1914 года заложили сразу несколько подводных лодок по проекту выдающегося инженера и теоретика судостроения Ивана Григорьевича Бубнова, построившего еще в 1902 году первую русскую подводную лодку «Дельфин». Головную лодку по новому проекту Бубнова, построенную на заводе в Ревеле, назвали «Барс», и до 1917 года со стапелей этого завода сошло восемь лодок этого типа. Одна из них, «Пантера», пройдя через две мировые войны, была в составе ВМФ еще и в 40-е годы прошлого века. Среди учеников И.Г.Бубнова на заводе «Ноблесснер» работал конструктором штабс-капитан В.И.Юркевич. После революции он эмигрировал во Францию и был главным конструктором проекта крупнейшего в свое время в мире пассажирского лайнера «Нормандия».

Революция 1917 года и создание независимого эстонского государства изменили судьбу не только этого талантливого инженера, но и судьбы крупных промышленных предприятий Таллинна. У молодого эстонского государства появилась возможность разумно и с пользой для общества распорядиться полученным достоянием. К сожалению, сделать это не удалось, и большинство предприятий, и прежде всего судостроительные заводы, попало не только в сложное экономическое положение, но и в руки далеко не честных людей. Русско-Балтийский завод сдали в аренду вновь созданному акционерному обществу, которому правительство Эстонии выделило средства на восстановление производства. Новые владельцы вместо этого начали распродажу на металлолом оборудования и оставшихся на складах материалов, стали и цветных металлов, а опустевшие цеха сдали в аренду мелким предприятиям. Та же судьба постигла и завод «Беккера», в цехах которого обосновалась фабрика резиновых изделий «Пыхьяла» и стекольный завод И.Лорупа.

Завод «Ноблесснер», изменивший свое название в 1915 году на «Петровскую верфь», был национализирован и выставлен на продажу прежним владельцам, которые от покупки отказались. Некоторое время завод продолжал работать. В двадцатые годы прошлого века из материалов и оборудования, оставшихся от строительства подводных лодок, были построены первые в Эстонии стальные торговые суда, моторные парусники «Ляэнемаа», «Харьюмаа» и «Вирумаа». Одновременно завод ремонтировал корабли ВМФ Эстонии и паровозы. В 1927 году из-за отсутствия заказов и долгов по кредитам завод был объявлен банкротом, оборудование распродано, и даже архив предприятия по решению Сиротского суда был признан не представляющим исторического интереса и сдан в макулатуру. В опустевших цехах ютились фирмы и фирмочки.

Судьбы всех трех судостроительных заводов в послевоенное время были различны. Если на территории завода «Беккера» по-прежнему работали резиновые и стекольные производства, превратившиеся в крупные предприятия «Пыхьяла» и «Тарбеклаас», то два других завода стали заниматься судоремонтом.

Если о деятельности БСРЗ в 1945-1990 годы широко известно из многочисленных публикаций в печати, то жизнь Морского завода (бывшей «Петровской верфи») в эти десятилетия была скрыта завесой секретности. О нем не упоминалось ни в одном справочнике, о нем не писали газеты. Еще в июне 1940 года «Петровская верфь» была передана ВМФ СССР, и на заводе ремонтировали военные суда разных классов.

Почти 50 лет здесь производили ремонт и переоборудование плавбаз, пограничных и патрульных кораблей, торпедных бронекатеров, морских охотников, буксиров и других судов. В 1955 году завод приступил к судостроению. Строили минно-торпедные и сторожевые катера, морские артиллерийские плавучие щиты, плавмастерские, самоходные баржи, судовое оборудование… Одновременно на Морском заводе ремонтировали и гражданские суда, китобойной флотилии и раболовные сейнеры разных типов. Именно здесь произвели ремонт и переоборудование исторической подводной лодки «Лембит» перед тем, как передать Таллиннскому Морскому музею.

В начале 90-х годов прошлого века судьба заводов повторилась на новом витке исторической спирали. Вновь Эстония самостоятельное государство, вновь она получила в наследство крупную промышленность, и вновь перед руководством страны возник вопрос: что делать? Многие предприятия и даже целые отрасли прекратили существование. На грани ликвидации были и судоремонтные заводы. Закрылось старейшее в Эстонии предприятие, Таллиннский судоремонтный завод, основанный Петром I в 1722 году — кстати, куплет из песни, написанной к его 250-летнему юбилею, мы взяли эпиграфом к этой статье.

Нелегко пришлось Балтийскому судоремонтному заводу, его спасло желание жить и работать и умелое руководство.

После 1991 года бывшее военное предприятие — Морской завод полностью потерял заказы, но когда был назначен первый «гражданский» директор, бывший начальник одного из цехов В.Н.Нечаев, завод ожил. Среди прочего на его стапелях был построен первый эстонский военный корабль — пограничный сторожевой катер «Пиккер» («Гром»). И тут началась приватизация, в отличие от БСРЗ завод достался нечестным владельцам и пошел вразнос. И даже после того, как БСРЗ выкупил долги предприятия, потребовалось не одно судебное заседание, прежде чем Морской завод обрел настоящих хозяев.

Эстонский поэт Юхан Лийв сказал: «Тот, кто не помнит прошлого, не имеет права на будущее», и в эти июньские дни, когда концерн BLRT grupp отмечает свой юбилей, мы не могли не вспомнить историю, а ее сохранили и восстановили подлинные энтузиасты, руководители заводских музеев Федор Антонович Нехорошков на БСРЗ и Михаил Александрович Удальцов на Морском заводе. Некогда большой и интересный музей Морского завода в годы банкротства был практически полностью уничтожен и сейчас восстанавливается — после того, как, впервые появившись на предприятии после его присоединения к концерну, генеральный директор Федор Берман отдал первое распоряжение: «Надо восстановить музей!»

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!