А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1084 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Вот она передо мной, толстая папка с десятками, сотнями листков, пожелтевших от времени и исписанных разными почерками. Это письма, воспоминания бывших защитников Моонзунда. Когда-то много лет назад их начал собирать Терентий Максимович Зубов, генерал-майор в отставке, тогдашний руководитель секции ветеранов войны. Возможно, он хотел, чтобы была написана книга. Может быть, собирался передать эти письма в музей. Но не успел… И когда он умер, папку забрал кто-то другой, потом третий. Чуть ли не три десятка лет она передавалась из рук в руки. Потом ее долго хранил у себя Георгий Иванович Поцелуев. Он и принес ее к нам, очевидно, рассчитывая, что журналисты сумеют сохранить. Может быть, так оно и будет. Пока будет жить газета, пока в редакции будут журналисты, для которых тема войны, памяти о живых и мертвых остается близкой, папка будет сохранена. Ну, а потом ее, возможно, подхватят новые поколения газетчиков. И тоже будут хранить бережно, время от времени открывая папку, перебирая эти пожелтевшие листочки.

Их трудно, почти невозможно читать без волнения, без стеснения в груди. Нигде, ни в одном из этих писем нет громких слов, высокопарных выражений. А ведь защита Моонзунда летом и осенью 1941 года — одна из самых славных, но и горьких страниц войны.

Я знаю, было немало статей, рассказывающих о тех давних событиях. Есть книга, посвященная обороне островов. Но что может быть важнее и интереснее этих потрепанных, пожелтевших листочков, этих простых рассказов, не украшенных ни красотами стиля, ни рассуждениями о подвигах и героизме?

Оказалось, что сами люди, писавшие эти письма, следят за точностью сообщений, за тем, чтобы не было перехлестов, преувеличений. Вот, например, сам Зубов, которому адресованы эти письма, требовательно пишет одному из своих корреспондентов: «Вы пишете, что ваш друг взял в плен и привел сразу двух генералов. В таких серьезных делах нельзя допускать вольностей. Это оскорбляет тех, кто дрался и погиб на островах за нашу Родину…»

А другому пишет: «Уточните. Ваша береговая батарея № 24, установленная севернее Кихельтона, прикрывала западные подходы к Сааремаа и оборонять проход в Рижский пролив не могла — это не ее сектор».

Нигде, ни в одном из писем нет возмущения, сожаления о то, что было, о том, что держались до конца, хотя многим из них, израненным и обессиленным, пришлось потом провести немало страшных месяцев и лет в фашистских тюрьмах и концлагерях.

Есть письма, в которых защитники Моонзунда рассказывают родственникам боевых своих товарищей, как погибали эти самые товарищи. И эти письма потрясают до слез… Вот Семен Николаевич Радченко пишет брату своего друга Сергея Чалого: «Сто двадцать дней и ночей не прекращалась битва за остров Даго
(Хийумаа). По два-три раза в день мы ходили в атаку на немцев. Последний бой мы приняли 22 октября 1941 года возле маяка, в двух-трех метрах от воды. Сергей был ранен в голову и в руку. Я успел его перевязать и положить за большой камень. Ноги его уже были в морской воде. Дальше идти было совсем некуда».

Нет, вы представляете себе эти последние метры, эти последние шаги, за которыми уже не было жизни?

Семен Радченко рассказывает в письме, что сам был тяжело контужен и потерял сознание. Вместе с Сергеем, неподвижные, истекающие кровью, они пролежали до утра, а потом их взяли немцы. Остров после тяжелой четырехмесячной обороны был захвачен врагом.

Вместе с другими ранеными защитниками островов немцы перевезли Радченко и Чалого в Латвию (где-то возле г. Резекне). Было очень тяжело. По 8-10 дней раненым не давали воды. Каждый день от голода и жажды, от ран умирали по 500-600 человек. А Сергей, пишет Радченко, все просил воды, и он, Семен, со старой консервной банкой полз, каждую минуту ожидая выстрела, чтобы принести умирающему воды. И говорил ему: «Держись, держись, вот поправишься, убежим к партизанам». Но видел, что Сергей уже умирает, что осталось совсем немного. Да и как можно было выжить в этом аду?

Вместе с другими умершими, пишет Семен Радченко, Сергея зарыли в огромной яме за лагерем. В этой могиле, как считает Семен, 50 тысяч мертвых. А самому Радченко, как коротко сообщает он в конце письма, «удалось дожить до весны и бежать…»

Мы не знаем, нашли ли родственники Сергея Чалого то место, где он лежит вместе с другими мертвыми. Мы не знаем, обозначено ли вообще как-то это место. Мы не знаем, жив ли сам Радченко. Судя по письмам, в 1966 году он, во всяком случае, мог писать… И остается только удивляться, как он мог все это выдержать и остаться живым?

Но главная тема писем — это, конечно же, капитан Стебель. О нем пишут с восхищением, с гордостью, даже с какой-то полускрытой нежностью. И с неизбывной болью… Эту боль ощущаешь почти физически.

Судя по письмам, этот капитан был перед началом войны на Сааремаа командиром учебного отряда, потом командовал знаменитой 115-й батареей, которая держалась до конца.

Невозможно спокойно читать эти письма, скупо рассказывающие о том, как его бойцы, последние защитники острова, израненные, полуживые, были захвачены немцами. Перед этим они еще успели разбить молотком дальномер, телефонную связь, стереотрубу. Последним, что было, они подорвали орудие. Ничего не должно было достаться врагу. А сами, безоружные, беспомощные, они еще пытались отбиваться штыками. Но…

Бывший дальномерщик батареи Стебеля рассказывает в письме, что две девушки-эcтонки нашли его, раненого, и пытались переодеть в гражданскую одежду. Но он решил, что был матросом и умрет как матрос…

А в других письмах рассказывают, как пытались спрятать от немцев раненого Стебеля, прикрыть его своими спинами. Старались даже натянуть на него, полуживого, чью-то рубашку, чтобы немцы не догадались… Но кто-то из кайтселийтчиков указал на него пальцем: «Вот он, Стебель…»

Григорий Александров, тоже бывший защитник Моонзунда, пишет, что был со Стебелем в одном концлагере в Валга. Всему лагерю было известно, пишет он, что немцы предлагали Стебелю восстановить уничтоженные им батареи и обещали ему звание полковника и свободную жизнь. Но капитан не согласился, и тогда гитлеровцы увезли его, а через неделю вернули в лагерь избитым, измученным до последней степени. Он лежал на нарах, пишет Александров, и товарищи приносили ему кто что мог, то кусочек хлеба, то замшелую, но все же свеклу. В июне или в июле, рассказывают защитники Моонзунда, всех выстроили на плацу, вывели на середину Стебеля и на глазах у всех начали над ним издеваться. Нещадно били палками. А потом снова предлагали служить «великой Германии».

Но он, как пишет Александров, обливаясь кровью, сказал, что может служить только своему народу и своей армии. Тогда его потащили к проволочному заграждению и там, возле рва, где хоронили умерших, расстреляли.

Вот странно, пишет Александров, капитану Стебелю старался помочь начальник полиции лагеря, казах по национальности, хотя над другими пленными издевался. Быть может, уважал спокойную твердость, гордость Стебеля? Для всех в лагере, пишет Александров, он, Стебель, был героем.

А в других письмах пишут, что тоже видели расстрел Стебеля, но все же им кажется, что в последнюю минуту он бежал. Так уж хотелось, наверное, этим людям, чтобы капитан Стебель остался живым, так хотелось им верить, что такие люди не умирают.

Что ж, они и не умирают. Они живы, пока о них помнят…

 

Нелли Кузнецова

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!