А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1091 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Вот она передо мной, толстая папка с десятками, сотнями листков, пожелтевших от времени и исписанных разными почерками. Это письма, воспоминания бывших защитников Моонзунда. Когда-то много лет назад их начал собирать Терентий Максимович Зубов, генерал-майор в отставке, тогдашний руководитель секции ветеранов войны. Возможно, он хотел, чтобы была написана книга. Может быть, собирался передать эти письма в музей. Но не успел… И когда он умер, папку забрал кто-то другой, потом третий. Чуть ли не три десятка лет она передавалась из рук в руки. Потом ее долго хранил у себя Георгий Иванович Поцелуев. Он и принес ее к нам, очевидно, рассчитывая, что журналисты сумеют сохранить. Может быть, так оно и будет. Пока будет жить газета, пока в редакции будут журналисты, для которых тема войны, памяти о живых и мертвых остается близкой, папка будет сохранена. Ну, а потом ее, возможно, подхватят новые поколения газетчиков. И тоже будут хранить бережно, время от времени открывая папку, перебирая эти пожелтевшие листочки.

Их трудно, почти невозможно читать без волнения, без стеснения в груди. Нигде, ни в одном из этих писем нет громких слов, высокопарных выражений. А ведь защита Моонзунда летом и осенью 1941 года — одна из самых славных, но и горьких страниц войны.

Я знаю, было немало статей, рассказывающих о тех давних событиях. Есть книга, посвященная обороне островов. Но что может быть важнее и интереснее этих потрепанных, пожелтевших листочков, этих простых рассказов, не украшенных ни красотами стиля, ни рассуждениями о подвигах и героизме?

Оказалось, что сами люди, писавшие эти письма, следят за точностью сообщений, за тем, чтобы не было перехлестов, преувеличений. Вот, например, сам Зубов, которому адресованы эти письма, требовательно пишет одному из своих корреспондентов: «Вы пишете, что ваш друг взял в плен и привел сразу двух генералов. В таких серьезных делах нельзя допускать вольностей. Это оскорбляет тех, кто дрался и погиб на островах за нашу Родину…»

А другому пишет: «Уточните. Ваша береговая батарея № 24, установленная севернее Кихельтона, прикрывала западные подходы к Сааремаа и оборонять проход в Рижский пролив не могла — это не ее сектор».

Нигде, ни в одном из писем нет возмущения, сожаления о то, что было, о том, что держались до конца, хотя многим из них, израненным и обессиленным, пришлось потом провести немало страшных месяцев и лет в фашистских тюрьмах и концлагерях.

Есть письма, в которых защитники Моонзунда рассказывают родственникам боевых своих товарищей, как погибали эти самые товарищи. И эти письма потрясают до слез… Вот Семен Николаевич Радченко пишет брату своего друга Сергея Чалого: «Сто двадцать дней и ночей не прекращалась битва за остров Даго
(Хийумаа). По два-три раза в день мы ходили в атаку на немцев. Последний бой мы приняли 22 октября 1941 года возле маяка, в двух-трех метрах от воды. Сергей был ранен в голову и в руку. Я успел его перевязать и положить за большой камень. Ноги его уже были в морской воде. Дальше идти было совсем некуда».

Нет, вы представляете себе эти последние метры, эти последние шаги, за которыми уже не было жизни?

Семен Радченко рассказывает в письме, что сам был тяжело контужен и потерял сознание. Вместе с Сергеем, неподвижные, истекающие кровью, они пролежали до утра, а потом их взяли немцы. Остров после тяжелой четырехмесячной обороны был захвачен врагом.

Вместе с другими ранеными защитниками островов немцы перевезли Радченко и Чалого в Латвию (где-то возле г. Резекне). Было очень тяжело. По 8-10 дней раненым не давали воды. Каждый день от голода и жажды, от ран умирали по 500-600 человек. А Сергей, пишет Радченко, все просил воды, и он, Семен, со старой консервной банкой полз, каждую минуту ожидая выстрела, чтобы принести умирающему воды. И говорил ему: «Держись, держись, вот поправишься, убежим к партизанам». Но видел, что Сергей уже умирает, что осталось совсем немного. Да и как можно было выжить в этом аду?

Вместе с другими умершими, пишет Семен Радченко, Сергея зарыли в огромной яме за лагерем. В этой могиле, как считает Семен, 50 тысяч мертвых. А самому Радченко, как коротко сообщает он в конце письма, «удалось дожить до весны и бежать…»

Мы не знаем, нашли ли родственники Сергея Чалого то место, где он лежит вместе с другими мертвыми. Мы не знаем, обозначено ли вообще как-то это место. Мы не знаем, жив ли сам Радченко. Судя по письмам, в 1966 году он, во всяком случае, мог писать… И остается только удивляться, как он мог все это выдержать и остаться живым?

Но главная тема писем — это, конечно же, капитан Стебель. О нем пишут с восхищением, с гордостью, даже с какой-то полускрытой нежностью. И с неизбывной болью… Эту боль ощущаешь почти физически.

Судя по письмам, этот капитан был перед началом войны на Сааремаа командиром учебного отряда, потом командовал знаменитой 115-й батареей, которая держалась до конца.

Невозможно спокойно читать эти письма, скупо рассказывающие о том, как его бойцы, последние защитники острова, израненные, полуживые, были захвачены немцами. Перед этим они еще успели разбить молотком дальномер, телефонную связь, стереотрубу. Последним, что было, они подорвали орудие. Ничего не должно было достаться врагу. А сами, безоружные, беспомощные, они еще пытались отбиваться штыками. Но…

Бывший дальномерщик батареи Стебеля рассказывает в письме, что две девушки-эcтонки нашли его, раненого, и пытались переодеть в гражданскую одежду. Но он решил, что был матросом и умрет как матрос…

А в других письмах рассказывают, как пытались спрятать от немцев раненого Стебеля, прикрыть его своими спинами. Старались даже натянуть на него, полуживого, чью-то рубашку, чтобы немцы не догадались… Но кто-то из кайтселийтчиков указал на него пальцем: «Вот он, Стебель…»

Григорий Александров, тоже бывший защитник Моонзунда, пишет, что был со Стебелем в одном концлагере в Валга. Всему лагерю было известно, пишет он, что немцы предлагали Стебелю восстановить уничтоженные им батареи и обещали ему звание полковника и свободную жизнь. Но капитан не согласился, и тогда гитлеровцы увезли его, а через неделю вернули в лагерь избитым, измученным до последней степени. Он лежал на нарах, пишет Александров, и товарищи приносили ему кто что мог, то кусочек хлеба, то замшелую, но все же свеклу. В июне или в июле, рассказывают защитники Моонзунда, всех выстроили на плацу, вывели на середину Стебеля и на глазах у всех начали над ним издеваться. Нещадно били палками. А потом снова предлагали служить «великой Германии».

Но он, как пишет Александров, обливаясь кровью, сказал, что может служить только своему народу и своей армии. Тогда его потащили к проволочному заграждению и там, возле рва, где хоронили умерших, расстреляли.

Вот странно, пишет Александров, капитану Стебелю старался помочь начальник полиции лагеря, казах по национальности, хотя над другими пленными издевался. Быть может, уважал спокойную твердость, гордость Стебеля? Для всех в лагере, пишет Александров, он, Стебель, был героем.

А в других письмах пишут, что тоже видели расстрел Стебеля, но все же им кажется, что в последнюю минуту он бежал. Так уж хотелось, наверное, этим людям, чтобы капитан Стебель остался живым, так хотелось им верить, что такие люди не умирают.

Что ж, они и не умирают. Они живы, пока о них помнят…

 

Нелли Кузнецова

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!