А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В 1966 году в институте «Эстонпроект» был подготовлен к изданию семитомный труд «Tallinn. Linna asustus ja ehitusajaloolisi materjalid» (Таллинн. Материалы истории заселения и строительства города»). Третий том, посвященный оборонительным сооружениям, составили Е. Аламаа и А. Киви. Собранные в нем и систематизированные обширные материалы позволяют проследить все этапы строительства защитных стен, башен и земляных укреплений, их судьбу в течение столетий и наименований в разные периоды времени.

Музей расположен в средневековой оборонительной башне Ассауве

Музей расположен в средневековой оборонительной башне Ассауве

Невозможно понять характер народа,
не зная его музыки.
Ираклий Андроников.

 

К сожалению, труд издан не был, но машинописный вариант сохранился и, если как следует постараться, можно его найти, что и пришлось сделать, так как история башни Ассауве, о которой хотел рассказать, подробно изложена только в нем.

Сохранившиеся до наших дней крепостные башни используются далеко не все, в некоторых работают кафе и бары, живут люди, в одной занимаются певцы и музыканты, а в трех находятся музеи: в Толстой Маргарите — Морской музей, в Кик-ин-де-Кек — филиал Городского музея и в Ассауве — Музей театра и музыки. Вот об этой башне, театре и музыке пойдет наш разговор.

В XV веке все мощнее становились пушки, все совершеннее оборонительные системы городов. Среди построенных в начале этого столетия новых таллиннских башен — подковообразная башня на южном участке стен между городскими воротами Карья и Харью, названная по имени городского пастуха Ассо или Ассауве, дом которого находился поблизости, на углу современных улиц Харью и Мюйривахе. В XVII веке первоначальное название было забыто, и появилось новое наименование — «Buchaus Thurm» (Башня книжного дома). Это не значит, что там печатали или продавали книги, просто по решению магистрата в башне работал писарь ратуши, некий фон Глен, которой, по-видимому, вел городские книги. В середине XIX века под сводами первого яруса башни разместили конюшню, а верхние этажи пустовали и разрушались из-за отсутствия крыши. В 1870 году башня упоминается как Fruher Assoventhurm («Бывшая башня Ассо»), а ее состояние в том же документе оценено так: «Dieser Thurm ist ohne und in verfallenem» (эта башня, не говоря уже о крыше, приходит в ветхость).

К концу XIX столетия из крепостных сооружений южного участка стен осталось только две башни: Хинке, названная так по имени городского слуги Хинрика, и Ассауве. К этому времени были снесены Вируские, Карьяские и Харьюские ворота, а мощную, похожую на Толстую Маргариту предмостную башню Луренбург, стоявшую перед Карьяскими воротами, разрушили еще в 1767 году. В начале ХХ века новостройки ворвались с юга в Старый город, снесли остатки крепостных стен, кроме маленького отрезка с входом в ресторан «Глория», зарыли рвы, ликвидировали мельницы на запрудах, запрятали между многоэтажными зданиями башню Хинке, и только Ассауве, пережив все катаклизмы, превратилась в музей.

В 1920 году умер эстонский композитор и органист Пеэтер Сюда. Друзья покойного создали общество его памяти. Были собраны личные вещи и инструменты композитора, которые стали основой будущего музея. В 1934 году в восстановленной из руин башне Ассауве была открыта небольшая экспозиция музыкальных инструментов, и первым ее экспонатом стал домашний орган, на котором еще ребенком учился играть Пеэтер Сюда.

В начале 1941 года к коллекции музыкальных инструментов прибавилось уникальное собрание актера Хейно Вакса об истории эстонского театра начиная с 70-х годов ХIХ века. В том же году скромная экспозиция в башне Ассауве была преобразована в Государственный музей театра и музыки.

Стена Старого города и крепостная башня с пристройкой — так выглядит снаружи этот удивительный музей. Собранные в нем коллекции огромны, а многие экспонаты уникальны, но в трех небольших залах — только их малая часть. Но какая!

Композитор Сергей Рахманинов однажды сказал: «Музыка — это любовь…» Благодаря любви попало в коллекцию музея старейшее в Эстонии фортепиано, изготовленное в 1771 году в Англии мастером Цумпе. Князь Трубецкой влюбился в барышню Рамм из эстонского имения «Клоостри» и в 1780 году подарил своей невесте этот инструмент. Свадьба почему-то не состоялась, и сегодня фортепиано — в экспозиции таллиннского музея. Интересно, что у него нет педалей, вместо них — ручные рычажки. Зато рояль немецкой фирмы «Розенкранц», построенный (именно так уважительно говорят о своей работе мастера) в 1800 году, имеет сразу шесть педалей. С их помощью можно не только менять оттенки звучания, но и приводить в действие ударные инструменты и колокольчики. Подобным образом устроен и венский рояль, не зря названный жирафом, — он поставлен вертикально. Но все эти ухищрения в конструкциях и формах не стали главным в развитии фортепиано. Славу ему принесли те, кто на них играл.

В один из вечеров 1842 года зал в доме князя Ливена был заполнен гостями, в нем давал концерт остановившийся в Тарту проездом в Петербург маэстро Ференц Лист. Никогда до этого не касались клавиш княжеского рояля такие сильные и чуткие пальцы, никогда его струны не издавали столь кристально чистых звуков. Более столетия инструмент находился в доме потомков князя Ливена, и только в 1935 году графиня Жанетта фон Вульф подарила его Таллиннскому провинциальному музею, а теперь он в башне Ассауве, где иногда во время музыкальных вечеров раздаются звуки рояля с автографом Листа.

И все-таки ни с одним инструментом не связано столько тайн, трагедий и триумфов, как со скрипкой. Даже гигантские органы не стоят порой столько, сколько скрипки ХVII века итальянских мастеров из Кремоны. Каждый такой инструмент охраняется государством как национальное достояние. В особых собраниях редких скрипок есть работы современника великого Страдивари, мастера из соседнего с Кремоной города Брешиа Паоло Маджини. До наших дней в мире известны только 20 инструментов этого мастера. Были они раньше и в российской коллекции. Ныне их там нет, зато в Таллиннском музее в витрине висит скрипка, а табличка сообщает, что она изготовлена в 1663 году мастером Паоло Маджини. До 90-х годов рядом висел портрет скрипача Юлиуса Эдуарда Сырмуса. Теперь портрет убрали — Сырмус был «красным скрипачом», коммунистом, но именно благодаря ему в наш музей попала эта уникальная скрипка. Ее подарила вдова скрипача Вирджиния, живущая в Англии, а саму скрипку Сырмус, без сомнения, получил из коллекции редких инструментов бывшего СССР.

Обширна и во многом уникальна коллекция музыкальных автоматов — от шкатулки «Квитар», подаренной женой императора Александра II дочери псковского губернатора, до симпатичного мальчика с поросенком, дающего целые представления «Иллюзион-автомата» и огромного «Полифона», под звуки которого танцевали в сельской корчме.

Народные инструменты, собранные со всех уголков Эстонии, занимают отдельный зал. Здесь и гармоники, и пастушьи рожки, изящные, отполированные сотнями рук тростниковые свирели, волынки, разнообразные каннели. Кажется, сядет к ним в красочном эстонском национальном костюме девушка, и польется чуть грустная мелодия.

В этом музее до странности тихо, и только когда включают изредка музыкальные автоматы, кажется, что оживают инструменты. Звучат рожки и волынка, играет каннель, поет скрипка…

А театр? Только на лестнице музея размещены фотографии, посвященные истории эстонского театра. Сотни тысяч(!) экспонатов хранятся в запасниках. С 1934 года в распоряжении музея — башня Ассауве и несколько помещений в пристройке. Но все равно этот маленький музей никогда не пустует, и люди покидают его с благодарностью.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!