А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В 1966 году в институте «Эстонпроект» был подготовлен к изданию семитомный труд «Tallinn. Linna asustus ja ehitusajaloolisi materjalid» (Таллинн. Материалы истории заселения и строительства города»). Третий том, посвященный оборонительным сооружениям, составили Е. Аламаа и А. Киви. Собранные в нем и систематизированные обширные материалы позволяют проследить все этапы строительства защитных стен, башен и земляных укреплений, их судьбу в течение столетий и наименований в разные периоды времени.

Музей расположен в средневековой оборонительной башне Ассауве

Музей расположен в средневековой оборонительной башне Ассауве

Невозможно понять характер народа,
не зная его музыки.
Ираклий Андроников.

 

К сожалению, труд издан не был, но машинописный вариант сохранился и, если как следует постараться, можно его найти, что и пришлось сделать, так как история башни Ассауве, о которой хотел рассказать, подробно изложена только в нем.

Сохранившиеся до наших дней крепостные башни используются далеко не все, в некоторых работают кафе и бары, живут люди, в одной занимаются певцы и музыканты, а в трех находятся музеи: в Толстой Маргарите — Морской музей, в Кик-ин-де-Кек — филиал Городского музея и в Ассауве — Музей театра и музыки. Вот об этой башне, театре и музыке пойдет наш разговор.

В XV веке все мощнее становились пушки, все совершеннее оборонительные системы городов. Среди построенных в начале этого столетия новых таллиннских башен — подковообразная башня на южном участке стен между городскими воротами Карья и Харью, названная по имени городского пастуха Ассо или Ассауве, дом которого находился поблизости, на углу современных улиц Харью и Мюйривахе. В XVII веке первоначальное название было забыто, и появилось новое наименование — «Buchaus Thurm» (Башня книжного дома). Это не значит, что там печатали или продавали книги, просто по решению магистрата в башне работал писарь ратуши, некий фон Глен, которой, по-видимому, вел городские книги. В середине XIX века под сводами первого яруса башни разместили конюшню, а верхние этажи пустовали и разрушались из-за отсутствия крыши. В 1870 году башня упоминается как Fruher Assoventhurm («Бывшая башня Ассо»), а ее состояние в том же документе оценено так: «Dieser Thurm ist ohne und in verfallenem» (эта башня, не говоря уже о крыше, приходит в ветхость).

К концу XIX столетия из крепостных сооружений южного участка стен осталось только две башни: Хинке, названная так по имени городского слуги Хинрика, и Ассауве. К этому времени были снесены Вируские, Карьяские и Харьюские ворота, а мощную, похожую на Толстую Маргариту предмостную башню Луренбург, стоявшую перед Карьяскими воротами, разрушили еще в 1767 году. В начале ХХ века новостройки ворвались с юга в Старый город, снесли остатки крепостных стен, кроме маленького отрезка с входом в ресторан «Глория», зарыли рвы, ликвидировали мельницы на запрудах, запрятали между многоэтажными зданиями башню Хинке, и только Ассауве, пережив все катаклизмы, превратилась в музей.

В 1920 году умер эстонский композитор и органист Пеэтер Сюда. Друзья покойного создали общество его памяти. Были собраны личные вещи и инструменты композитора, которые стали основой будущего музея. В 1934 году в восстановленной из руин башне Ассауве была открыта небольшая экспозиция музыкальных инструментов, и первым ее экспонатом стал домашний орган, на котором еще ребенком учился играть Пеэтер Сюда.

В начале 1941 года к коллекции музыкальных инструментов прибавилось уникальное собрание актера Хейно Вакса об истории эстонского театра начиная с 70-х годов ХIХ века. В том же году скромная экспозиция в башне Ассауве была преобразована в Государственный музей театра и музыки.

Стена Старого города и крепостная башня с пристройкой — так выглядит снаружи этот удивительный музей. Собранные в нем коллекции огромны, а многие экспонаты уникальны, но в трех небольших залах — только их малая часть. Но какая!

Композитор Сергей Рахманинов однажды сказал: «Музыка — это любовь…» Благодаря любви попало в коллекцию музея старейшее в Эстонии фортепиано, изготовленное в 1771 году в Англии мастером Цумпе. Князь Трубецкой влюбился в барышню Рамм из эстонского имения «Клоостри» и в 1780 году подарил своей невесте этот инструмент. Свадьба почему-то не состоялась, и сегодня фортепиано — в экспозиции таллиннского музея. Интересно, что у него нет педалей, вместо них — ручные рычажки. Зато рояль немецкой фирмы «Розенкранц», построенный (именно так уважительно говорят о своей работе мастера) в 1800 году, имеет сразу шесть педалей. С их помощью можно не только менять оттенки звучания, но и приводить в действие ударные инструменты и колокольчики. Подобным образом устроен и венский рояль, не зря названный жирафом, — он поставлен вертикально. Но все эти ухищрения в конструкциях и формах не стали главным в развитии фортепиано. Славу ему принесли те, кто на них играл.

В один из вечеров 1842 года зал в доме князя Ливена был заполнен гостями, в нем давал концерт остановившийся в Тарту проездом в Петербург маэстро Ференц Лист. Никогда до этого не касались клавиш княжеского рояля такие сильные и чуткие пальцы, никогда его струны не издавали столь кристально чистых звуков. Более столетия инструмент находился в доме потомков князя Ливена, и только в 1935 году графиня Жанетта фон Вульф подарила его Таллиннскому провинциальному музею, а теперь он в башне Ассауве, где иногда во время музыкальных вечеров раздаются звуки рояля с автографом Листа.

И все-таки ни с одним инструментом не связано столько тайн, трагедий и триумфов, как со скрипкой. Даже гигантские органы не стоят порой столько, сколько скрипки ХVII века итальянских мастеров из Кремоны. Каждый такой инструмент охраняется государством как национальное достояние. В особых собраниях редких скрипок есть работы современника великого Страдивари, мастера из соседнего с Кремоной города Брешиа Паоло Маджини. До наших дней в мире известны только 20 инструментов этого мастера. Были они раньше и в российской коллекции. Ныне их там нет, зато в Таллиннском музее в витрине висит скрипка, а табличка сообщает, что она изготовлена в 1663 году мастером Паоло Маджини. До 90-х годов рядом висел портрет скрипача Юлиуса Эдуарда Сырмуса. Теперь портрет убрали — Сырмус был «красным скрипачом», коммунистом, но именно благодаря ему в наш музей попала эта уникальная скрипка. Ее подарила вдова скрипача Вирджиния, живущая в Англии, а саму скрипку Сырмус, без сомнения, получил из коллекции редких инструментов бывшего СССР.

Обширна и во многом уникальна коллекция музыкальных автоматов — от шкатулки «Квитар», подаренной женой императора Александра II дочери псковского губернатора, до симпатичного мальчика с поросенком, дающего целые представления «Иллюзион-автомата» и огромного «Полифона», под звуки которого танцевали в сельской корчме.

Народные инструменты, собранные со всех уголков Эстонии, занимают отдельный зал. Здесь и гармоники, и пастушьи рожки, изящные, отполированные сотнями рук тростниковые свирели, волынки, разнообразные каннели. Кажется, сядет к ним в красочном эстонском национальном костюме девушка, и польется чуть грустная мелодия.

В этом музее до странности тихо, и только когда включают изредка музыкальные автоматы, кажется, что оживают инструменты. Звучат рожки и волынка, играет каннель, поет скрипка…

А театр? Только на лестнице музея размещены фотографии, посвященные истории эстонского театра. Сотни тысяч(!) экспонатов хранятся в запасниках. С 1934 года в распоряжении музея — башня Ассауве и несколько помещений в пристройке. Но все равно этот маленький музей никогда не пустует, и люди покидают его с благодарностью.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!