А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Прошло всего три года с того дня, как по тропинке, что вилась на месте современной улицы Рюйтли вдоль крутого восточного склона Тоомпеа, проскакали всадники в белых плащах с красными крестами. И вот летом 1230 года, когда рыцари-меченосцы, а это о них речь, изгнав датчан, укрепились в Ревеле. Прибыли сюда из города Висбю, что на острове Готланд, немецкие купцы и ремесленники. Отслужили благодарственный молебен своему покровителю святому Николаю и поблизости от торговой площади под защитой крепости на горе основали свое поселение. Нет сомнения, прежде всего они построили церковь и крутую пешеходную дорожку на Тоомпеа, чтобы в случае военной опасности можно было укрыться за крепкими стенами замка.

Так появилась на карте города улица Люхике-ялг. Впрочем, как ее называли в ХIII столетии, неизвестно, но думается, что впервые упомянутое в документах Brevis mons и все последующие наименования, такие, как немецкое Kurzer Domberg, имели одно значение — «короткая гора» или «короткая Домская гора» и были в ходу задолго до письменного упоминания.
Прошло не так уж много времени, и жители поселка купцов и ремесленников, да и всего Нижнего города пожалели о том, что проложили эту тропинку на Тоомпеа. Пожалели, так как опасность исходила не только от внешних врагов, но и от феодалов Вышгорода. Вещественные тому подтверждения — надвратные башни — внизу перед подъемом Пикк-ялг, о котором уже шла речь в одной из предыдущих статей, и наверху улицы Люхике-ялг. Достаточно сегодня не полениться подняться по одному из этих подъемов и посмотреть на устройство надвратной башни, и будет совершенно ясно: кто нападал и кто защищался, откуда и кому исходила угроза. Сохранившаяся тяжелая дубовая дверь в надвратной башне Люхике-ялг усеяна множеством кованых металлических заклепок, широкие шляпки которых обращены к Верхнему городу, а крепкий старинный замок с другой стороны. Когда-то башня имела две такие двери и кованую металлическую решетку, которую стража опускала на ночь. Не зря же крепостную стену, построенную вдоль подъема Пикк-ялг, в городе называли «стеной недоверия».

Исследователь таллиннских городских укреплений Рейн Цобель считал, что каменная надвратная башня на Люхике-ялг была построена в 1454 году на месте более старого укрепленного прохода наверху подъема. Вход в четырехэтажную башню был со стороны Сада датского короля. Ярусы соединяла каменная винтовая лестница. На первом ярусе находилось помещение арсенала, но попасть туда можно было только со второго этажа, где в полу был люк, через который опускали вниз боеприпасы, а в мирное время и узников. Здесь же, на втором этаже, находилось приспособление для подъема и спуска металлической решетки дверей башни. Третий этаж предназначался для гарнизона, а четвертый был боевым и имел бойницы для пушек и аркебуз.
Известен и строитель башни — каменщик Ханс Котке. Он же руководил работами по сооружению крепостной стены вдоль подъема между надвратными башнями на Пикк и Люхике-ялг. Стена была с амбразурами, обращенными в сторону Вышгорода. Однако строительство стены было необходимо не только для защиты Нижнего города, но и для обеспечения безопасного движения по Пикк-ялг, так как со стороны города был обрыв, и не раз, особено в зимнюю пору, тяжело груженные возы срывались со скользкой крутой дороги во дворы домов на улице Рюйтли, да и для пешеходов эта дорога была весьма опасной. Известно, что среди доводов о необходимости открытия школы в Нижнем городе был и такой: для учеников школы опасна зимняя дорога на Тоомпеа.

Сама же башня Люхике-ялг позволяла держать под наблюдением, а при необходимости и под обстрелом любое движение по Пикк-ялг и обеспечивала фланговый огонь вдоль юго-западного участка внешней городской стены. Во время Ливонской войны этот район обороны города подвергался наиболее интенсивному обстрелу осадными орудиями войск Ивана Грозного. Среди других башен пострадала и Люхике-ялг.

К середине ХVIII столетия Ревель стал глубокой провинцией Российской империи, а надвратная башня Люхике-ялг, в свою очередь, оказалась в глубине его оборонительных сооружений, сгладились в условиях одного правового поля противоречия Тоомпеа и Нижнего города, и, естественно, башня, потеряв всякое военное значение, стала постепенно ветшать и разрушаться. В 1768 году сломали винтовую лестницу, пробили в стене отверствия для новой входной двери и семи окон. Вместе с примыкавшим хозяйственным зданием башню приспособили под жилье.

В отличие от двух других подъемов — ул. Тоомпеа и Пикк-ялг — здесь всегда жили люди. Разные люди. Осенью 1632 года по пути в Россию и Персию в Ревеле надолго задержалось посольство герцога Фридриха Гольштинского, в составе которого среди других были секретарь и переводчик Адам Олеарий, юрист Крузиус и врач Пауль Флеминг. Последний остановился у купца Нейхаузена, дом которого находился на Люхике-ялг, наверху, у самой надвратной башни. Врач Флеминг не только лечил, но и писал хорошие стихи. Новый, 1633 год члены посольства встречали в Ревеле. На родине, в Германии, шла нескончаемая тридцатилетняя война, и, мечтая о мире, Пауль Флеминг в «Новогодней оде 1633 года» устами бога войны Марса говорит:

Каску грозную свою

Певчим птицам отдаю,

Чтоб в канун весенних дней

Птицы гнезда вили в ней,

А кольчуги и клинки

Вам сгодятся, мужики,

Из клинков да из кольчуг

Будет лемех вам и плуг.

Пауль Флеминг мечтал вернуться в наш город и жениться на дочери своего доброго хозяина на ревельской улице Люхике-ялг, но смерть неожиданно унесла жизнь молодого поэта, а его стихи увидели свет в 1641 году, уже после смерти Флеминга.

Более двух столетий жили в башне люди. После проведенной в 80-е годы минувшего, ХХ века реставрации башня Люхике-ялг обрела свой первоначальный внешний облик. Изменилась за эти годы и сама улица-лестница. Еще относительно недавно запущенная, с давно не крашенными домами, выщербленными ступенями и покосившимися перилами, с открытым проходным подъездом, через который можно было попасть на Пикк-ялг, сегодня улица вычищена и выкрашена, а дома вдоль подъема отремонтированы по евронормам. Если раньше здесь были только жилые дома с неблагоустроенными квартирами и сама улица служила проходом на Тоомпеа, излюбленным местом многочисленных туристов, особенно фотолюбителей, то сегодня Люхике-ялг вполне деловая улица с музеем, художественными галереями, магазинами, пивным баром и, конечно, конторами.

Внизу, в доме на углу улиц Рюйтли и Люхике-ялг, уже с 1541 года жили люди. В 80-е годы ХХ века старинное здание было отреставрировано в стиле барокко, и в 1983 году в нем открыли музей выдающегося эстонского живописца и прикладника Адамсона-Эрика, который с одинаковым мастерством творил во всех видах изобразительного исскуства. Здесь экспонированы картины, изделия из кожи и металла, роспись по фарфору, мебель, ковры. Красочные, жизнерадостные произведения Адамсона-Эрика выставлены на двух этажах этого необычного музея одного мастера.

За воротами, что ведут в Сад датского короля, пивной бар «Кунинга-ялг». В «Королевской ноге» не был, закуска к пиву за 80 крон мне явно не по карману. Когда-то на месте бара были сараи для дров горожан, живших в башне Люхике-ялг, вход в которую напротив. После реставрации в ней находятся небольшой зал и репетиционные помещения ансамбля «Хортус Музикус» и камерного хора филармонии. Сегодня здесь живет прекрасная музыка, которая несет людям добро. Некоторое время назад на наружной стене кто-то от руки написал немного искаженные, но все равно мудрые, слова из Евангелия от Матфея (7.12): «Поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступили с тобой».

Когда-то замечательный русский писатель Даниил Гранин сказал: «Старина необходима современному человеку не только ради украшения жизни… в ней еще есть какой-то необходимый нравственный витамин». Древняя улица Люхике-ялг тому подтверждение.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!