А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Прошло всего три года с того дня, как по тропинке, что вилась на месте современной улицы Рюйтли вдоль крутого восточного склона Тоомпеа, проскакали всадники в белых плащах с красными крестами. И вот летом 1230 года, когда рыцари-меченосцы, а это о них речь, изгнав датчан, укрепились в Ревеле. Прибыли сюда из города Висбю, что на острове Готланд, немецкие купцы и ремесленники. Отслужили благодарственный молебен своему покровителю святому Николаю и поблизости от торговой площади под защитой крепости на горе основали свое поселение. Нет сомнения, прежде всего они построили церковь и крутую пешеходную дорожку на Тоомпеа, чтобы в случае военной опасности можно было укрыться за крепкими стенами замка.

Так появилась на карте города улица Люхике-ялг. Впрочем, как ее называли в ХIII столетии, неизвестно, но думается, что впервые упомянутое в документах Brevis mons и все последующие наименования, такие, как немецкое Kurzer Domberg, имели одно значение — «короткая гора» или «короткая Домская гора» и были в ходу задолго до письменного упоминания.
Прошло не так уж много времени, и жители поселка купцов и ремесленников, да и всего Нижнего города пожалели о том, что проложили эту тропинку на Тоомпеа. Пожалели, так как опасность исходила не только от внешних врагов, но и от феодалов Вышгорода. Вещественные тому подтверждения — надвратные башни — внизу перед подъемом Пикк-ялг, о котором уже шла речь в одной из предыдущих статей, и наверху улицы Люхике-ялг. Достаточно сегодня не полениться подняться по одному из этих подъемов и посмотреть на устройство надвратной башни, и будет совершенно ясно: кто нападал и кто защищался, откуда и кому исходила угроза. Сохранившаяся тяжелая дубовая дверь в надвратной башне Люхике-ялг усеяна множеством кованых металлических заклепок, широкие шляпки которых обращены к Верхнему городу, а крепкий старинный замок с другой стороны. Когда-то башня имела две такие двери и кованую металлическую решетку, которую стража опускала на ночь. Не зря же крепостную стену, построенную вдоль подъема Пикк-ялг, в городе называли «стеной недоверия».

Исследователь таллиннских городских укреплений Рейн Цобель считал, что каменная надвратная башня на Люхике-ялг была построена в 1454 году на месте более старого укрепленного прохода наверху подъема. Вход в четырехэтажную башню был со стороны Сада датского короля. Ярусы соединяла каменная винтовая лестница. На первом ярусе находилось помещение арсенала, но попасть туда можно было только со второго этажа, где в полу был люк, через который опускали вниз боеприпасы, а в мирное время и узников. Здесь же, на втором этаже, находилось приспособление для подъема и спуска металлической решетки дверей башни. Третий этаж предназначался для гарнизона, а четвертый был боевым и имел бойницы для пушек и аркебуз.
Известен и строитель башни — каменщик Ханс Котке. Он же руководил работами по сооружению крепостной стены вдоль подъема между надвратными башнями на Пикк и Люхике-ялг. Стена была с амбразурами, обращенными в сторону Вышгорода. Однако строительство стены было необходимо не только для защиты Нижнего города, но и для обеспечения безопасного движения по Пикк-ялг, так как со стороны города был обрыв, и не раз, особено в зимнюю пору, тяжело груженные возы срывались со скользкой крутой дороги во дворы домов на улице Рюйтли, да и для пешеходов эта дорога была весьма опасной. Известно, что среди доводов о необходимости открытия школы в Нижнем городе был и такой: для учеников школы опасна зимняя дорога на Тоомпеа.

Сама же башня Люхике-ялг позволяла держать под наблюдением, а при необходимости и под обстрелом любое движение по Пикк-ялг и обеспечивала фланговый огонь вдоль юго-западного участка внешней городской стены. Во время Ливонской войны этот район обороны города подвергался наиболее интенсивному обстрелу осадными орудиями войск Ивана Грозного. Среди других башен пострадала и Люхике-ялг.

К середине ХVIII столетия Ревель стал глубокой провинцией Российской империи, а надвратная башня Люхике-ялг, в свою очередь, оказалась в глубине его оборонительных сооружений, сгладились в условиях одного правового поля противоречия Тоомпеа и Нижнего города, и, естественно, башня, потеряв всякое военное значение, стала постепенно ветшать и разрушаться. В 1768 году сломали винтовую лестницу, пробили в стене отверствия для новой входной двери и семи окон. Вместе с примыкавшим хозяйственным зданием башню приспособили под жилье.

В отличие от двух других подъемов — ул. Тоомпеа и Пикк-ялг — здесь всегда жили люди. Разные люди. Осенью 1632 года по пути в Россию и Персию в Ревеле надолго задержалось посольство герцога Фридриха Гольштинского, в составе которого среди других были секретарь и переводчик Адам Олеарий, юрист Крузиус и врач Пауль Флеминг. Последний остановился у купца Нейхаузена, дом которого находился на Люхике-ялг, наверху, у самой надвратной башни. Врач Флеминг не только лечил, но и писал хорошие стихи. Новый, 1633 год члены посольства встречали в Ревеле. На родине, в Германии, шла нескончаемая тридцатилетняя война, и, мечтая о мире, Пауль Флеминг в «Новогодней оде 1633 года» устами бога войны Марса говорит:

Каску грозную свою

Певчим птицам отдаю,

Чтоб в канун весенних дней

Птицы гнезда вили в ней,

А кольчуги и клинки

Вам сгодятся, мужики,

Из клинков да из кольчуг

Будет лемех вам и плуг.

Пауль Флеминг мечтал вернуться в наш город и жениться на дочери своего доброго хозяина на ревельской улице Люхике-ялг, но смерть неожиданно унесла жизнь молодого поэта, а его стихи увидели свет в 1641 году, уже после смерти Флеминга.

Более двух столетий жили в башне люди. После проведенной в 80-е годы минувшего, ХХ века реставрации башня Люхике-ялг обрела свой первоначальный внешний облик. Изменилась за эти годы и сама улица-лестница. Еще относительно недавно запущенная, с давно не крашенными домами, выщербленными ступенями и покосившимися перилами, с открытым проходным подъездом, через который можно было попасть на Пикк-ялг, сегодня улица вычищена и выкрашена, а дома вдоль подъема отремонтированы по евронормам. Если раньше здесь были только жилые дома с неблагоустроенными квартирами и сама улица служила проходом на Тоомпеа, излюбленным местом многочисленных туристов, особенно фотолюбителей, то сегодня Люхике-ялг вполне деловая улица с музеем, художественными галереями, магазинами, пивным баром и, конечно, конторами.

Внизу, в доме на углу улиц Рюйтли и Люхике-ялг, уже с 1541 года жили люди. В 80-е годы ХХ века старинное здание было отреставрировано в стиле барокко, и в 1983 году в нем открыли музей выдающегося эстонского живописца и прикладника Адамсона-Эрика, который с одинаковым мастерством творил во всех видах изобразительного исскуства. Здесь экспонированы картины, изделия из кожи и металла, роспись по фарфору, мебель, ковры. Красочные, жизнерадостные произведения Адамсона-Эрика выставлены на двух этажах этого необычного музея одного мастера.

За воротами, что ведут в Сад датского короля, пивной бар «Кунинга-ялг». В «Королевской ноге» не был, закуска к пиву за 80 крон мне явно не по карману. Когда-то на месте бара были сараи для дров горожан, живших в башне Люхике-ялг, вход в которую напротив. После реставрации в ней находятся небольшой зал и репетиционные помещения ансамбля «Хортус Музикус» и камерного хора филармонии. Сегодня здесь живет прекрасная музыка, которая несет людям добро. Некоторое время назад на наружной стене кто-то от руки написал немного искаженные, но все равно мудрые, слова из Евангелия от Матфея (7.12): «Поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступили с тобой».

Когда-то замечательный русский писатель Даниил Гранин сказал: «Старина необходима современному человеку не только ради украшения жизни… в ней еще есть какой-то необходимый нравственный витамин». Древняя улица Люхике-ялг тому подтверждение.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!