А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Дома живут дольше, чем люди, еще дольше растут деревья, из которых рубят дома. Этому дому и деревьям, из которых он срублен, жить в памяти людской вечно. Их судьбу определил человек, родившийся в этих деревянных стенах. Все, что он написал, корнями вошло в душу народа, а душа народа принимает лишь правду. Этот человек писал правду. Его имя — Антон Хансен-Таммсааре.

81«Постараемся жить лучше, чем раньше, потому что один день хорошей жизни стоит больше, чем год разговоров о плохой жизни!»
А.Х.-Таммсааре

к 125-летию со дня рождения

Дом, в котором 30 января 1878 года увидел свет будущий писатель, был простой курной избой. Ценой огромного труда и бережливости его отец Пеэтер Хансен приобрел в 1872 году хутор Таммсааре-Пыхья с развалившимися постройками, уплатив помещику поначалу 250 рублей, десятую часть стоимости. Остальное надлежало выплатить в течение десяти лет. Здесь, среди болотистых полей, будущий писатель узнал правду жизни, подлинную цену человеческой справедливости, верности и предательства.

С большим опозданием, в 19 лет, окончил Антон Хансен окружную немецкую школу (эстонскими тогда были только приходские начальные) и, захватив узелок с хлебом и с трудом собранными отцом 50 рублями, отправился в Дерпт (Тарту) поступать в гимназию Трефнера. Среди ее учеников были дети, родители которых платили за учебу своих сыновей тысячи рублей. Здесь можно было встретить графских и даже княжеских сынков. А тут жалкие 50 крестьянских рублей. И только когда парень с хутора Таммсааре-Пыхья согласился прислуживать в хозяйстве гимназии, он был принят.

Есть у эстонского писателя Юхана Лийва повесть «Завеса». Она кончается словами: «Если бы не этот лес впереди». Герой повести Виллу не смог пробить дорогу от своего хутора через эту завесу-лес и сошел с ума. Этот «лес», эта стена бедности стояла и перед Антоном, как и перед многими тысячами крестьянских детей, и если он не хочет разделить судьбу Виллу, ему необходимо пробиться сквозь все преграды. И Антон Хансен с огромным усилием пробился через эту завесу бедности, пробился к знаниям, овладел шестью языками. Учился и читал, читал, читал… Шекспира, Шиллера, Гете, Франса, Золя… и конечно, русскую литературу. «Если взять такие имена, — писал впоследствии А. Х.-Таммсааре, — как Достоевский, Толстой или Гоголь, во всей мировой литературе некого поставить рядом. А Достоевский совсем свел меня с ума… Он напоминает Мефистофеля Гете, который угадывал самые сокровенные желания Фауста и обнажал их. Его взгляд обладал силой рентгеновских лучей, под которыми плоть становится прозрачной». Но точно такой же силой всепроникающих лучей обладал крестьянский сын с хутора Таммсааре-Пыхья, ведь под его взглядом и пером душа человека становилась прозрачной, как стали прозрачны души героев главного труда творчества писателя — пятитомной эпопеи «Правда и справедливость».

И еще он называл Достоевского «гением страшной правды». Точки соприкосновения между ними — интерес к взаимоотношению человека с человеком, обществом, религией. И тот и другой берут объектом психологического исследования «маленького человека», ставят его перед нравственным выбором, подвергают испытаниям его совесть в ситуациях, вынуждающих порой переступать рамки дозволенного, наконец, того и другого отличают глубина психологического анализа, стремление проследить поведение человека в ситуации выбора.

При этом творчество Таммсааре воистину национально и самобытно. Проблемы, поднятые в эпопее «Правда и справедливость», в других его романах и драматических произведениях, были проблемами перерастания эстонской национальной крестьянской культуры и врастания ее в европейскую цивилизацию. Очень верно заметил русский литературовед Аркадий Штейнберг: «Образованный и начитанный Таммсааре все-таки был писателем «без учителей». Итог и цель своего творчества сам Таммсааре облек в простые и сердечные слова: «Постараемся жить лучше, чем раньше, потому что один день хорошей жизни стоит больше, чем год разговоров о плохой жизни».

Есть в Таллинне улица, которая носит имя первой эстонской поэтессы Лидии Койдула. В 1932 году Таммсааре снял в доме капитана Сооне на этой улице половину второго этажа, где и жил до своей кончины в 1940 году. Сегодня в этом доме мемориальный музей писателя. Он был открыт в 1978 году, к столетию со дня рождения Антона Хансена-Таммсааре, которое по решению ЮНЕСКО отмечали во всем мире.

Мне не раз доводилось бывать в этом старом деревянном доме с балконом над входом в глубине зеленого летом двора с прекрасным памятником-бюстом писателя. И всегда в музее, где жил и творил Таммсааре, были люди, они приходили сюда, в этот дом, где царит его дух, приходили, чтобы встретиться с любимым писателем, его и их судьбой.

Недавно, в канун 125-й годовщины со дня рождения Антона Хансена-Таммсааре, вновь зашел в дом на улице Лидии Койдула. Те же мемориальные комнаты, тот же письменный стол, на котором была завершена эпопея «Правда и справедливость», написаны драма «Королю холодно» и роман «Жизнь и любовь», та же экспозиция о жизни и творчестве писателя, его книги… Отличие было только в одном — в музее я был… один.

— Неужто всегда так пустынно в залах музея? — спросил у приветливой пожилой интеллигентной дежурной.

— Нет, конечно, бывают школьные экскурсии, в том числе и русские ребята, устраивают здесь разные выставки, порой не имеющие отношения к писателю, и все-таки посетителей меньше, чем в восьмидесятых — начале девяностых годов.

Хорошо, что мудрые преподаватели литературы русских школ приводят ребят в этот дом, в этот музей, где в отличие от некоторых других таллиннских музеев под экспонатами сохранились надписи не только на эстонском, но и на русском языке. Уверен, что только интерес к культуре другого народа может быть настоящим стимулом к овладению его языком, а уж никак не насилие!

Выступая на вечере, посвященном 120-й годовщине со дня рождения Антона Хансена-Таммсааре, директор музея Элем Трейер сказал: «В Европе дома, где жили великие писатели, называют Casa Sancta — «Святой дом». Именно так стали величать по-испански дом, в котором жил и творил великий Сервантес. И Casa Sancta Таммсааре тоже свят для всех, кому дорог великий писатель нашей маленькой Эстонии».

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!