А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нарва-Йыэсуу — Усть-Нарва — Гунгербург (Hungerburg) — все это названия одного райского уголка на Земле, незаслуженно заброшенного и забытого. А когда-то это была жемчужина балтийского побережья, место, куда съезжались дачники из Германии, Франции, России, Польши, предпочитая отдых здесь всем западным курортам, потому что природа наградила этот уголок такой совокупностью природных данных, такой красотою, что, приезжая сюда больными и уставшими, люди уезжали как бы обновленными. И возвращались сюда вновь и вновь.

Таким был пляж в 30-е годы.

Таким был пляж в 30-е годы.

Этот курорт расположен на левом берегу реки Наровы, у ее впадения в Финский залив, всего в 14 км от города Нарвы. Сейчас Нарва-Йыэсуу охватывает бывшие поселки Гунгербург, Кудрукюла и Шмецке с широким песчаным пляжем протяженностью около 5 км. Между постройками и пляжем пролегает полоса песчаных дюн и далее сосновый лес.

История этого курорта уходит в глубину XIV века, когда на этом месте стояло маленькое ижорское поселение рыбаков. Первым упоминанием о Нарва-Йыэсуу считается 1503 год, когда в приказе гермейстера Ливонского ордена Вальтера фон Плеттенберга было указано, что: «вследствие постройки крепости Ивангород очень притесняется рыболовный промысел в Нарве и потому ловля с настоящего времени должна производиться в устье реки Наровы и в открытом море, а на суше должны строиться хижины и домики для сушки и копчения рыбы, высушивания сетей и тенет».

Позднее поселение называли Гунгербург, что на немецком языке означает «голодный город». Это название связано с преданием, что будто бы в начале Северной войны царь Петр I, осматривая устье реки Наровы с целью постройки там гавани для кораблей, проголодался и зашел в хижину. Там он попросил еды у местных жителей, но они были так бедны, что не смогли накормить царя. И он воскликнул: «Хунгербург — голодный город», после чего это название так и закрепилось за поселком.

Эти годы были периодом расцвета морской торговли. Для защиты порта от нападений извне в Усть-Нарве была построена деревянная крепость. Это можно видеть на старых гравюрах в музее Нарвской крепости. Позднее, уже в XVI веке, эта крепость была сожжена шведами, когда в реку вошел шведский флот. В 1581-1704 годах Нарва находилась под властью шведов. В этот период наблюдался упадок нарвской торговли, и только в 1646 году последовал декрет королевы Швеции Христианы об упорядочении лоцманской службы и очистке фарватера, и тогда снова начался рост торговли морским путем.В начале XVI века Гунгербург становится довольно значительной гаванью, куда заходит много иностранных кораблей. Местное население стало зарабатывать на жизнь не только рыболовством, но и лоцманством, проводя суда по реке в Нарву. В начале Ливонской войны (1558-1581) Нарва была занята русскими войсками и вошла в состав России, и Гунгербург стал выполнять роль важного морского порта. С этого времени возникло новое название — Усть-Нарва.

В конце XIX века в связи с основанием в Нарве хлопчатобумажных фабрик сырье для них доставлялось из-за границы только водным путем через Усть-Нарву. В XIX веке в Усть-Нарве возникает своя промышленность. В 1838 году французский аристократ Жерар де Сукантон, имевший здесь торговые связи и поместья, и его компаньон Жуассон строят в этом месте лесопильный завод. Пиломатериалы вывозят в Бельгию и Голландию, попутно строят небольшие предприятия по производству (из отходов пиломатериалов) уксуса, ацетона, красок и других химических товаров. Всего здесь производилось продукции на 100 тысяч рублей в год. Затем там же была построена ситцевая фабрика Борнхаузера, которая отправляла свою продукцию в Петербург, Ригу и в Финляндию. Позднее, в начале XX века, на базе этих заводов появились известные в то время заводы П.Кочнева и Д.Зиновьева, оборудованные уже современной техникой и проработавшие успешно на благо Эстонской Республики до 1940 года. Возникли судоремонтные мастерские, рыбокоптильные и консервные предприятия.

1873 год был поворотным в истории Усть-Нарвы — город стал развиваться как курорт и в связи с этим быстро расти. Известность побережью Нарвского залива сначала принесли дачные поселки Ору, Шмецке, Мерекюла, Удриа и Силламяэ, став излюбленными местами отдыха русской знати. Но уже с 1874 года подлинной жемчужиной балтийского побережья стала Усть-Нарва, где по инициативе инженера А.Ф.Гана было начато строительство нового курорта. Заинтересовавшись этой идеей, группа нарвских промышленников приобрела пассажирский пароход «Алерт», который стал курсировать между Нарвой и Усть-Нарвой. Затем распродали земельные участки между Шмецке и Усть-Нарвой под строительство дач. И началось бурное строительство. В результате появились архитектурные деревянные ансамбли — дачи с балконами, башенками, портиками, террасами и беседками с прекрасной деревянной резьбой по карнизам, что создало здесь неповторимый изящный «гунгербургский» стиль дачной архитектуры, гармонично сливающийся с прелестью окружающей природы (чего не скажешь о современных аляповато-тяжеловесных дачах-мавзолеях из камня и чугунных решеток «новых русских»).

Особой затейливостью форм отличались дачи князей Урусовых, Орловых, баронессы Притвиц, барона Пельцера, купцов и промышленников Коровина, Лаврецова, Пантелеевых, Фомина, Зиновьева, Болтона и др.

Здесь было всего 3 каменных здания. Настоящими щедеврами были курзал (курхаус) и дача самого А.Гана «Вилла Каприччио».

Здание курзала — это целая эпоха. В нем наряду с жилыми помещениями отеля находился огромный зал со стеклянным куполом и антресолями для оркестра, где проходили балы, маскарады, файф-о-клоки, концерты с выступлениями знаменитостей, выборы королевы красоты и королев загара, а также много мероприятий для детей с лотереями, танцами и играми. Кроме того в курзале были библиотека, бильярд, кегель-бан и ресторан. Вокруг курзала был роскошный лесопарк с гротами, беседками и павильонами, а за ним расстилался бескрайний сосновый лес с белым мхом и вереском, где было множество грибов. Курзал сильно пострадал во время Второй мировой войны, выгорел и вырублен лес, но часть курзала сохранилась. Он был отремонтирован в первозданном виде (только первая часть фасада) и в советское время функционировал как Дом культуры. А потом его зачем-то снова разорили, и на него жалко смотреть…

К концу XIX и началу XX века, когда за городом уже укрепилось его третье название — Нарва-Йыэсуу, он неузнаваемо изменился. Он стал большим модным и знаменитым курортом. Наверное, ни один курорт в Балтии не может похвастаться таким количеством знаменитостей, которые побывали в Нарва-Йыэсуу. Сюда устремилась публика из России, Польши, Германии, Финляндии.

Здесь отдыхали многие видные деятели русской культуры и науки, такие, как Н.Лесков, И.Гончаров, Д.Мамин-Сибиряк, И.Шишкин, И.Репин, И.Павлов, К.Тимирязев, А.Попов, А.Кони, Э.Направник, П.Чайковский, К.Глазунов, С.Прокофьев, К.Варламов, Ф.Стравинский и т.д. Постоянно здесь жили на своей даче основатели музыкально-педагогического училища в Москве сестры Гнесины, а также профессора П.Юргенсон и П.Паппель. Здесь же была дача Мравинского.

Сама я родилась в 20-е годы в Нарве, и поскольку у моих родителей была дача в Нарва-Йыэсуу, то все мои детские годы и ранняя юность прошли именно здесь. Как сейчас вижу нашу главную, прямую, как стрела, улицу Вабадусе от пристани, куда приходил пароход, и до Шмецке со всеми его домами и обитателями, рыночную площадь с мясной лавкой Ивкина, булочную Юргенсона, откуда неслись ароматы свежих булочек, табачную лавку Короткова, парикмахерскую Пшибиша, старую дачу баронессы Притвиц и ее потомков Вейсов, модный магазин Масловских, цветочный магазин Эленурма и Лоренца, дачу директора фабрики «Вилль» Бертрама, кондитерскую-кафе Эртис, а далее два парка — «Светлый» и «Темный», у края которого стоял со своей тележкой неизменный мороженщик Раевский.

В 20-30-е годы было принято выезжать на пикники. Наша семья чаще всего ездила на Тихое озеро, которое находилось в трех километрах по реке Россонь, впадавшей в Нарову. Теперь это Россия. Россонь очень красивая река с песчаными отлогими берегами, сосновым лесом и камышовыми заводями, где было очень много уток. Берега Россони отражены в нескольких картинах Шишкина и сохраняются в музеях.

На этих прогулках с нами часто бывал Игорь Васильевич Северянин (Лотарев), который знал моего отца еще с детства по Петербургу. Он частенько гостил у нас, читал нам свои стихи, взрослые что-то обсуждали, спорили, но я, к сожалению, в те годы еще не могла оценить его таланта просто в силу своего возраста. И только позднее, когда я уже прочла почти все его стихи, поняла, что прошла мимо большого поэта. Но было уже поздно…

А теперь Усть-Нарва опустела, заглохла и превратилась в провинциальное местечко, не имеющее своего лица. И это очень больно, почти физически больно, когда ходишь по заброшенным паркам и улицам, где стоят заколоченные, заброшенные здания санаториев, обгоревшие старые дачи, а между ними аляповатые каменные строения новых дач, таких чужеродных здесь. Полуразрушенный курзал с зияющими пустыми глазницами окон, голый фундамент «Ранна хооне», запущенные парки, сломанные мостики и беседки — как на заброшенном кладбище…

И только на пляже у моря, где дюны и лес не дали себя изуродовать, чувствуешь, что ты в Нарва-Йыэсуу.

Почему? Ведь природа все та же — воздух кристален, пляж огромен, лес кругом — неужели все слепы, что не видят, какое богатство лежит под ногами и что нужен только новый хозяин — второй инженер А.Ф.Ган из XIX века, чтобы сдуть пыль бесхозяйственности с этой жемчужины и дать ей засиять снова, как она сияла почти 200 лет!

Ирина Рейман

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!