А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В этом году 15 мая исполняется 755 лет с того дня, когда датский король Эрик IV даровал Ревелю (Таллинну) привилегии Любекского городского права, в котором были определены правила управления городом, судопроизводством, ведения торговли, мореходства и др. Впервые Таллинн получил основы гражданских и личных свобод горожан.

Город Любек. Панорама города и гавани.

Город Любек. Панорама города и гавани.

Но более тесные связи Любека с Таллинном возникли после 1285 г., когда он был принят в Ганзейский союз. Зарождение торговой Ганзы относится к 1241 г. В этот год Любек и Гамбург заключили соглашение для защиты своих торговых путей между Балтийским и Северным морями. Тогда было время разгула пиратства и грабежа на торговых дорогах. Идеи организации безопасного передвижения купцов не только на море, но и на суше, охрана их прав и привилегий нашли активную поддержку среди немецких купцов. К договору присоединились многие немецкие торговые города, число которых временами доходило до 160. На территории Ливонии в Союз было принято 12 городов, в том числе на эстонской земле – Ревель, Дерпт (Тарту), Феллин (Вильянди) и Пернов (Пярну).

Управление торговлей координировалось из Любека, где каждые 3 года проводились собрания представителей ганзейских городов – ганзетаги. Решения их – рецессы, скрепленные печатью Любека, были обязательными для членов Союза.

Ганзейский союз занимался посреднической торговлей, стараясь добиться максимальной эффективности и минимальных издержек. Он впервые на Балтике стал использовать новый вид судов – когги, имевших значительно большую грузоподъемность и удобства для судоходства по сравнению с предшествующими судами времен викингов. Создал рациональную систему торговых контор и судоходных линий. Но главным рычагом получения хороших доходов считал создание монополии в торговле. Всеми способами, вплоть до применения военной силы, отстаивала Ганза монопольное право посреднической торговли на громадной территории от Англии до Новгорода. Этому способствовало удобное географическое расположение ганзейских немецких городов вдоль южного побережья Балтийского моря.

Строящийся когге.

Строящийся когге.

Но особенно строго охранялась Ганзой торговля с самым восточным соседом на Балтике – с богатым Новгородом. Она всячески стремилась не допускать новгородских купцов торговать с неганзейцами, или наоборот. Даже в положении о торговом дворе св. Петра в Новгороде (вторая половина XIV в.) имеется интересный для нас параграф № 72: «Далее никто, кто хочет пользоваться правами св. Петра, не должен привозить в страну (в Новгород — Авт.) чужих гостей, будь то ломбардцы или фламандцы, или какие иные люди; также не должен он их товар в страну привозить под угрозой штрафа в 50 марок и потери прав двора». Но этого запрета для Ганзы, казалось, недостаточно. Чтобы исключить или затруднить проведение торговых сделок в ливонских городах между приехавшими неганзейскими купцами и русскими торговцами, Ганзейским союзом была разработана и длительное время использовалась – вы не поверите – языковая блокада! Как же Ганза сумела ее организовать в средневековье?

Известно, что успех торговых сделок за границей в большой степени зависит от умения пользоваться местным языком. Купцы Ганзы говорили на нижненемецком. Общение их с купцами из Дании и Нидерландов не представляло особой трудности, потому что языки этих стран были диалектами одного и того же языка. Трудности были в заключении торговых сделок в Швеции и Норвегии, так как языки их отличались от нижненемецкого. Но спасало положение то, что многие торговцы этих стран были двуязычными. Возникали трудности и с английскими купцами. Но был найден выход – при разговоре или переписке переходили на латинский язык, который обеим сторонам был понятен.

А как вы думаете, на каком языке общались немецкие купцы в Новгороде? Оказывается, только на русском! Это делалось для создания языковой блокады. Ганзейцы тесно связывали блокаду, обеспечивавшую им монополию на владение русским языком, со своим господством в торговле с Русью.

Языковая блокада была продумана до мелочей.

Во-первых, вся деловая документация (протоколы и решения ганзетагов, тексты двусторонних и многосторонних договоров) велась на нижненемецком и хранилась в Ратуше Любека, а позднее Ревеля. Таким образом, нижненемецкий стал как средством общения, так и средством контроля над торговлей со стороны немецких городов.

Во-вторых, договоры между Ганзой и Новгородом создавались сначала на русском языке, а канцелярия Ратуши Дерпта или Ревеля переводила их на нижненемецкий и отсылала в Любек. Точно так же послания Любека или рецессы ганзейских городов переводились на русский и отсылались ганзейской конторе в Новгороде.

В-третьих, Ганза любым способом стремилась закрыть нидерландцам, англичанам и другим чужакам-конкурентам доступ к овладению русским языком. Эта проблема неоднократно обсуждалась на съездах. Так, на ганзетаге в Любеке в 1423 г. было принято требование запретить обучать молодых нидерландцев русскому языку. Далее записано: «Также нельзя способствовать тому, чтобы голландцы, зеландцы, кампинцы, фламандцы либо англичане овладели языком».

В-четвертых, уметь говорить по-русски считалось очень нужным и ценным качеством для купца, ведущего торговлю с Новгородом. С этой целью было издано несколько немецко-русских разговорников. Тематика их касалась только тем торговли. Эти разговорники обычно составлялись молодыми людьми, прошедшими практику в Новгороде. Для этого туда посылались молодые купеческие сынки. По договоренности они практиковались русскому языку, живя не только на купеческом дворе, но часто и в домах новгородских бояр. Также Любек внимательно следил за тем, чтобы никто не занимался преподаванием русского языка. В рецессе, изданном в 1450 г., было указано, что запрещается немцам не только преподавать русский язык французам, фламандцам, валлонцам, англичанам и шотландцам, но и служить у них толмачами.

Все эти мероприятия позволили Ганзейскому союзу в течение трех веков (!) успешно охранять торговую монополию Ганзы с Русью.

К концу XIV века Любек все глубже и глубже увязал в противостоянии к Дании и Англии, в связи с чем уменьшалось его влияние на торговые дела с Русью. Ливонские города во главе с Таллинном сумели этим воспользоваться. Для увеличения своей прибыли они решили использовать удобное расположение в торговле с Новгородом и Псковом. В 1346 г. Таллинн, Пярну и Рига добились права складского пункта. Это означало, что Ливония становилась конечным пунктом в торговле с Русью. Купцов ливонских городов даже не смущало, что от этого решения будут страдать также и немецкие купцы – члены Ганзы. Как говорится, «дружба дружбой, а прибыль важнее». С этого года купцы, ведущие торговлю с Новгородом или Псковом, должны были доставлять свой товар только в один из названых городов, выгрузить его, взвесить и снова погрузить для транспортировки дальше на Русь либо на речных судах, либо на сухопутном транспорте. Приезжим купцам было легче продать свой товар местным торговцам, а те сами организовывали его доставку и продажу. В результате ливонские города становились посредниками между ганзейскими городами и Русью, что приносило местным купцам хорошие барыши. Таллинн стал еще богаче и многолюднее. Вот поэтому в XIV – XV вв. в городе было построено так много купеческих домов. И каждое здание обязательно имело под высокой черепичной крышей складское помещение.

И последнее. В свете жесткой, всеобъемлющей торговой монополии Ганзы становится понятной причина исчезновения ранее существовавших в Таллинне иностранных торговых дворов. Любой такой двор, находившийся в сфере обслуживания Ганзейского союза, являлся опасным конкурентом в торговле.

Историки города признают, что в Таллинне существовало два торговых двора – русский и скандинавский. Последний был ликвидирован, по некоторым данным, в 1267 г. Предполагается, что этот двор со своей церковью был расформирован и его недвижимость была передана городу. А взамен городские власти выделили земельный участок на улице Пикк, где впоследствии будет возведено здание Олаевской гильдии.

Ликвидировать русский двор было труднее, потому что в Новгороде с 1192 г. существовал немецкий торговый двор св. Петра. Таллиннский магистрат опасался аналогичных мер со стороны Новгорода в случае закрытия русского двора. В документах магистрата неоднократно упоминаются жалобы на поведение русских купцов в Ливонии. То они в сельской местности занимаются запрещенной мелкой торговлей, то некоторые налаживают контакты с иностранными купцами, прибывшими в Таллинн. Магистрат долго искал солидный повод для закрытия русского двора. И наконец-то он появился в конце XIII в., когда вокруг города возводилась крепостная стена. Городские власти потребовали убрать торговый двор, якобы мешающий строительству стены. По расчетам историков, закрытие двора произошло не позже 1413 г. Так был ликвидирован русский торговый двор, располагавшийся в районе улицы Сулевимяги.

Таковы некоторые страницы совместной торговой жизни Любека и Таллинна.

Владимир Лесмент

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!