А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Неповторимы красота и гармония архитектурного облика Петербурга, созданного бессмертными творениями Растрелли и Росси, Кваренги и Фельтена, Казакова и Баженова, Монферрана, Воронихина и Захарова… Многих деятелей искусства вдохновлял этот город на берегах Невы, был среди них и крупнейший эстонский скульптор Амандус Адамсон.Мир — мозаика, сделан

из мелких обломков —
В каждом — память
искусства и весть
для потомков.
Адам Мицкевич

Он родился в семье моряка неподалеку от города Палдиски, вырос у моря, оно было в душе и в сердце, и все-таки Амандус не стал моряком — когда в его руках податливое дерево превращалось в фигурку человека или животного, он забывал обо всем. Это и привело мальчика в столярную мастерскую Берга в Ревеле, а затем в ателье краснодеревщика Шутова в Петербурге.

В 1876 году исполнилась давнишняя мечта сына эстонского моряка — он был принят в Петербургскую Академию художеств и попал в класс профессора Александра Бока, автора прекрасной скульптурной группы римской богини, покровительницы искусств Минервы, венчающей купол здания академии на берегу Невы.

Окончив с большой серебряной медалью академию, Адамсон работает в столице, участвует в выставках. С большим успехом прошла первая персональная выставка скульптора в 1887 году. Многие его работы были куплены, и на вырученные деньги Адамсон отправился в Париж, где около пяти лет совершенствовал свое мастерство. Учился и творил. Выставленные им в знаменитом Парижском Салоне скульптурные композиции — «Вечно побеждающая любовь» и «Лирическая музыка» были отмечены золотой медалью Салона. В конце ХIХ столетия это было высшей наградой в мире искусства.

Когда Адамсон вернулся в Петербург, то застал в столице немало перемен. Дворец великого князя Михаила Павловича, построенный в 1825 году архитектором Карлом Росси, переделывали под художественный музей для размещения в его залах произведений русского искусства. В 1896 году среди ведущих художников и скульпторов России был объявлен конкурс на право участия в оформлении будущего Русского музея. Среди победителей оказался Амандус Адамсон. Ему было поручено создать для двух самых больших залов музея (ныне №№ 14 и 15) барельефы для фризов с аллегорическими сюжетами таинств рождения произведений искусства — живописи, ваяния и зодчества. Критика Петербурга высоко оценила это творение скульптора. За живость, выразительность, за безупречную логику композиций современники назвали эту работу «скульптурной поэмой».

В мае 1903 года Петербург готовился к двухсотлетнему юбилею города. Среди крупнейших строек того времени к знаменательной дате завершалось строительство самого большого, длиной почти в 600 метров, Троицкого моста, который должен был соединить густонаселенную Петербургскую сторону (ныне Петроградскую) с Марсовым полем и центром столицы, взамен старого понтонного моста, наводившегося еще со времен Петра I ежегодно, после того как уходил ладожский лед. Плавная упругая дуга нового моста, словно отталкиваясь от берегов Невы, устремлялась к середине реки нарастающим ритмом арок. Его монументально-декоративное оформление было поручено Амандусу Адамсону. Эта ответственная работа требовала от скульптора идеального чувства соразмерности и пропорций. На одной стороне Невы — Летний сад с чугунным кружевом ограды, творением архитекторов Фельтена и Егорова, ансамбли дворцов, в том числе Мраморного, созданного Ринальди, Марсово поле, на другом берегу — Петропавловская крепость с золотой вертикалью собора, увенчанная парящим над городом ангелом, гранит Петровской набережной, сооружение которой также завершалось к юбилею Петербурга в 1903 году.

Адамсон отверг первоначальный вариант украшения моста аллегорическими скульптурами, предложенный авторами художественного оформления этого сооружения, и нашел свое решение — строгое, созвучное архитектурным шедеврам окружения и величественному течению Невы. По его проекту при въезде на мост со стороны Марсова поля было воздвигнуто два классически строгих гранитных обелиска с фонарями из бронзы в виде ростров — носовых частей старинных парусных кораблей, по одному на каждой из четырех граней, подчеркивая этим идею Петра I о том, что Нева — окно не только в Европу, но и выход в моря на все четыре стороны света. Вдоль бортов моста — созданные по рисункам Адамсона кружевные решетки оград и 16 вертикальных опор художественного чугунного литья, на каждой из них по три фонаря.

Время скрыло, где все это было отлито. Во время одной из послевоенных реставраций Троицкого моста (тогда он назывался Кировским) сняли многочисленные слои краски и увидели на основании обелисков, фонарных опор и других чугунных деталях литые выпуклые слова: «Ф.Виганд. Ревель». В мае этого года Троицкому мосту, названному по имени старейшей площади Петербурга, исполнилось сто лет.

Но, пожалуй, с самым заметным творением Амандуса Адамсона в Петербурге знаком каждый житель города, каждый его гость. Достаточно пройтись по Невскому проспекту, чтобы увидеть глобус на угловой башне Дома книги (дом № 28), расположенного на пересечении проспекта и канала Грибоедова (быв. Екатеринский). Внушительное здание с большими окнами-витринами, гранитной облицовкой и бронзовыми украшениями было возведено для представительства американской компании швейных машин «Зингер» в 1902-1904 годах по проекту архитектора П.Сюзора. Автор скульптурного убранства фасада, купола башни и шара-глобуса — Амандус Адамсон.

В материалах петербургского архива кинофотодокументов эстонский искусствовед Борис Энст обнаружил две фотографии мастерской скульптора в Петербурге, относящиеся, по-видимому, к годам перед Первой мировой войной. В 1913 году исполнялось 300 лет дома Романовых, и к этому юбилею был объявлен конкурс на проект монумента, посвященного знаменательной дате. В конкурсе принял участие и Амандус Адамсон. На фотографии — макет грандиозного ансамбля с множеством многофигурных сюжетов из русской истории. Началась война, и монумент установлен не был, не сохранилась и его гипсовая модель.

И еще об одном произведении Адамсона — это композиция «Мир», необычайно динамичная работа, выполненная с большим мастерством. На могучих плечах атланта — земной шар. Модель была изваяна из любимого мастером материала — грушевого дерева, которое в руках скульптора, казалось, излучало тепло человеческого тела. В свое время Борис Энст писал, что эту композицию правительство молодой Эстонской Республики преподнесло Лиге наций. К сожалению, дальнейшая судьба «Мира» неизвестна.

Скульптуры петербургского периода разнообразны, но для него, сына моряка, знакомая с детства морская стихия была частью существа и главной темой творчества. Особое место среди работ Адамсона занимает изваянная из белого мрамора скульптура «Последний вздох корабля». Обломки мачты и бортов, обрывок паруса и прекрасная юная женщина. Еще один, последний удар волны, и море поглотит ее. В прохладе мраморной глыбы физически ощущаешь холод только что схлынувшей волны, последней в жизни этой прекрасной женщины, последнее мгновение самого корабля.

И не случайно именно Амандусу Адамсону был заказан проект памятника морякам с броненосца «Русалка», погибшего в 1893 году. Модель монумента была создана в петербургской мастерской скульптора в 1901 году, отлита на столичной фабрике Морана, и на следующий год памятник был установлен на берегу залива в Ревеле. В связи с этим стоит упомянуть об одном малоизвестном факте. Во время работы над проектом памятника после долгих поисков модели для фигуры ангела Адамсон предложил позировать семнадцатилетней эстонской девушке Юлли Роотс, убиравшей мастерскую. После долгих уговоров скромная и стыдливая Юлли согласилась, и теперь навсегда запечатлена в бронзе на родной эстонской земле.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!