А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Осенью 1827 года в Ревеле ожидали приезда нового императора Николая I. Следствие по делу декабристов закончено, виновные наказаны, позади торжественная коронация в Первопрестольной, Москве, возвращен из ссылки Пушкин… Можно заняться делами государства, прежде всего военными. Среди прочего проверить состояние укреплений Ревельской крепости.

мператор Николай I осенью 1827 года останавливался в Екатерининском дворце.

мператор Николай I осенью 1827 года останавливался в Екатерининском дворце.

Люди перестают мыслить,
когда перестают читать.

Дени ДИДРО,
французский философ ХVIII века

Старый садовник

Государь прибыл в Ревель в октябре. Остановился в Екатерининском дворце. И старый петровский парк, расцвеченный красками осени, и небольшой уютный дворец императору понравились, хотя и находились в некотором запустении, но вот «старый дворец», дом под каштанами, в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял без окон и был похож на руины. Можно представить возмущение и гнев Николая I таким небрежением к памяти и делам великого императора. Нет сомнения, гражданский губернатор Эстляндии барон Иоганн Будберг получил порядочный нагоняй и, конечно, приказ немедленно привести все в должный порядок. А так как без соответствующего руководства порядка не бывает, учредили должность смотрителя всего дворцово-паркового ансамбля Екатериненталя, так называемого кастеляна.

Вообще-то само слово кастелян переводится с латинского как «живущий в крепости», и в средние века так называли лицо, которому доверялась защита укрепленного замка феодала и некоторая власть над окружающей территорией. В ХIХ столетии кастеляны следили за порядком во дворцах и парках императоров и королей Европы, а в наше время они заведуют бельем в гостиницах и больницах

Одним из первых смотрителей Екатериненталя (Кадриорга) был Август Вагнер, человек деятельный, ответственный и трудолюбивый, к тому же с хорошим вкусом. Его усилиями довольно быстро, к лету 1829 года, парк, дворец и домик Петра I были приведены в порядок и благоустроены. Следы деятельности первого смотрителя сохранились до нашего времени — это не только новые аллеи, проложенные Вагнером, но и группа домов к югу от Лебединого пруда, среди которых дом кастеляна. Это двухэтажное деревянное здание, бесспорно, украшает Кадриорг.

«Старый дворец», в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял осенью 1827 года без окон и был полуразрушен.

«Старый дворец», в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял осенью 1827 года без окон и был полуразрушен.

Экскурсия

Дом на Рохелине аас, 3 связан не только с историей благоустройства парка, но и с историей эстонской литературы. Сегодня в нем мемориальный музей писателя Эдуарда Вильде, открытый вскоре после войны. В этом доме писатель провел последние шесть лет своей жизни, с 1927 по 1933 год.

Откровенно говоря, не люблю бывать в мемориальных музеях с толпой экскурсантов. Будто в дом, где жил, творил, болел человек, пришли без спроса чужие люди… Но однажды услышал там удивительный рассказ экскурсовода, который обратился к группе женщин, по-видимому, из Москвы, с таким вопросом:

— Кто из вас читал произведения эстонского писателя Эдуарда Вильде?

Пожилые интеллигентные женщины смущенно и виновато молчали. А экскурсовод начал не с биографии писателя, а с выдержки из его репортажа «На улицах Москвы», опубликованного в конце ХIХ столетия в тартуской газете «Постимеэс»: «Кто пройдет по улицам Москвы в будний день, тот почувствует, услышит и увидит мощное биение сердца большого торгового и фабричного города. Москва не только главный торговый центр стомиллионного российского государства, но и один из важнейших и крупнейших центров сосредоточия капиталов и продукции. Все это постоянно движется, перемещается, пополняется и опустошается…» Такой увидел Белокаменную — старую столицу империи молодой эстонский писатель зимой 1896 года.

И по мере того, как экскурсовод говорил, в глазах слушательниц возникал неподдельный интерес. А когда вслед за этим услышали короткий пересказ небольшого произведения Эдуарда Вильде «Надино замужество» о трагической судьбе деревенской девушки-горничной, приехавшей в Москву, у многих на глаза навернулись слезы. Теперь можно было говорить и о биографии писателя, и о его творчестве.

Есть в Таллинне улица Вене. На стене дома №22 памятная доска сообщает, что в этом здании учились эстонские писатели Эдуард Борнхеэ и Эдуард Вильде. Во второй половине ХIХ столетия здесь работала Kreis schule (Окружная школа). Школа немецкая, так как на эстонском языке образование ограничивалось приходской школой, только самые упорные и способные, овладевшие немецким языком, могли продолжить учебу. Будущие писатели, двоюродные братья Борнхеэ и Вильде, окончили ревельскую Kreis schule и летом 1882 года, продолжал экскурсовод, семнадцатилетний Вильде едет в Петербург, чтобы с помощью родственников найти работу в столице. Это была первая поездка юноши в большой город, стремительный ритм и красота которого произвели на него неизгладимое впечатление. Однако подходящей работы найти не удалось, пришлось вернуться домой на мызу Карьякюла, где его отец работал управляющим.

 

Имение Ганнибала

Карьякюла. Вряд ли будущий классик эстонской литературы знал, что судьба привела его семью в небольшое имение в 30 километрах от Таллинна, напрямую связанное с истоками рода великого русского поэта.

После смерти Александра Сергеевича Пушкина в архиве поэта была найдена биография его прадеда Абрама Петровича Ганнибала на немецком языке и русский перевод ее, сделанный поэтом. Рукой Пушкина написано: «…Он (Ганнибал) взял свои унаследованные 2000 дукатов и то, что отложил из содержания за время своей службы, и купил расположенное неподалеку от Ревеля имение Карикулла… и жил сельским хозяином, как нетребовательный мудрец, с растущим семейством, которого без этого шага он не смог бы обеспечить столь хорошо и довольно, как это ему повелела судьба».

Следует добавить, что Карьякюла Ганнибал купил в 1733 году у сподвижника Петра I и своего старого знакомца по службе адмирала Головина и прожил там более восьми лет, до назначения в 1742 году на пост обер-коменданта Ревеля. А среди «быстро растущего семейства» был и третий сын Абрама Ганнибала Осип — дед поэта. Правда, он родился в январе 1744 года, а в тот год Карьякюла было продано другому владельцу.

Знал или не знал Эдуард Вильде об истории этого небольшого имения, но именно здесь под впечатлением своей первой поездки в Петербург написал свое первое крупное произведение — детективную повесть «На преступном пути», действие которой происходит на берегах Невы. И следующая работа молодого писателя — роман «Острые стрелы» связан с Петербургом. И хотя его сюжет напоминает пушкинского «Станционного смотрителя», это самостоятельное произведение.

Летом следующего, 1886 года Эдуард Вильде вместе со своим братом, уже довольно известным писателем Эдуардом Борнхеэ, вновь побывал в Петербурге, посетил музеи, театры, знакомился с жизнью эстонцев в столице, и действие двух следующих романов «Черное пламя» и «Кубок яда» происходит в среде эстонской общины Петербурга.

 

О чем думал писатель

А потом экскурсовод напомнил, что во время прогулки по Старому городу они поднимались на Вышгород по улице-лестнице Люхике Ялг. Именно туда привел Вильде героя одного из главных своих произведений — романа «Ходоки из Ания». И рассказ о трагической истории крестьян из имения Ания, наказанных плетьми только за то, что пришли в Ревель к губернатору с просьбой разъяснить их права, и о печальной судьбе героя романа на фоне уже знакомых слушательницам таллиннских улиц звучал необычайно интересно.

И было совершенно не важно, на какой кровати спал писатель, во что одевался и чем болел. Был Писатель, Человек, который жил в этом доме среди деревьев старого парка, гулял по его аллеям и думал… Мы не знаем, о чем думал Эдуард Вильде в последние годы своей жизни в доме кастеляна на Зеленом лугу — улице Рохелине аас. Все, о чем он думал, в его произведениях.

И когда после экскурсии несколько женщин спросили, переведены ли на русский язык романы Эдуарда Вильде и есть ли они в таллиннских книжных магазинах, — я увидел, как был рад экскурсовод, к сожалению, ныне покойный Николай Плешанов.

Эту экскурсию слышал и записал в конце 80-х годов. Несколько лет музей был закрыт, реставрировали старое деревянное здание. После завершения работ его открыли, значительно ужав экспозицию, посвященную Эдуарду Вильде. Освободившиеся помещения отдали под периодические выставки.

На потемневшей медной табличке у двери с трудом можно разобрать, что музей открыт с 10 до 18 часов, выходные вторник и среда. Но в понедельник около одиннадцати утра, несмотря на хмурое утро, в окнах не было света, а входная дверь была закрыта.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!