А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1202 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Осенью 1827 года в Ревеле ожидали приезда нового императора Николая I. Следствие по делу декабристов закончено, виновные наказаны, позади торжественная коронация в Первопрестольной, Москве, возвращен из ссылки Пушкин… Можно заняться делами государства, прежде всего военными. Среди прочего проверить состояние укреплений Ревельской крепости.

мператор Николай I осенью 1827 года останавливался в Екатерининском дворце.

мператор Николай I осенью 1827 года останавливался в Екатерининском дворце.

Люди перестают мыслить,
когда перестают читать.

Дени ДИДРО,
французский философ ХVIII века

Старый садовник

Государь прибыл в Ревель в октябре. Остановился в Екатерининском дворце. И старый петровский парк, расцвеченный красками осени, и небольшой уютный дворец императору понравились, хотя и находились в некотором запустении, но вот «старый дворец», дом под каштанами, в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял без окон и был похож на руины. Можно представить возмущение и гнев Николая I таким небрежением к памяти и делам великого императора. Нет сомнения, гражданский губернатор Эстляндии барон Иоганн Будберг получил порядочный нагоняй и, конечно, приказ немедленно привести все в должный порядок. А так как без соответствующего руководства порядка не бывает, учредили должность смотрителя всего дворцово-паркового ансамбля Екатериненталя, так называемого кастеляна.

Вообще-то само слово кастелян переводится с латинского как «живущий в крепости», и в средние века так называли лицо, которому доверялась защита укрепленного замка феодала и некоторая власть над окружающей территорией. В ХIХ столетии кастеляны следили за порядком во дворцах и парках императоров и королей Европы, а в наше время они заведуют бельем в гостиницах и больницах

Одним из первых смотрителей Екатериненталя (Кадриорга) был Август Вагнер, человек деятельный, ответственный и трудолюбивый, к тому же с хорошим вкусом. Его усилиями довольно быстро, к лету 1829 года, парк, дворец и домик Петра I были приведены в порядок и благоустроены. Следы деятельности первого смотрителя сохранились до нашего времени — это не только новые аллеи, проложенные Вагнером, но и группа домов к югу от Лебединого пруда, среди которых дом кастеляна. Это двухэтажное деревянное здание, бесспорно, украшает Кадриорг.

«Старый дворец», в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял осенью 1827 года без окон и был полуразрушен.

«Старый дворец», в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял осенью 1827 года без окон и был полуразрушен.

Экскурсия

Дом на Рохелине аас, 3 связан не только с историей благоустройства парка, но и с историей эстонской литературы. Сегодня в нем мемориальный музей писателя Эдуарда Вильде, открытый вскоре после войны. В этом доме писатель провел последние шесть лет своей жизни, с 1927 по 1933 год.

Откровенно говоря, не люблю бывать в мемориальных музеях с толпой экскурсантов. Будто в дом, где жил, творил, болел человек, пришли без спроса чужие люди… Но однажды услышал там удивительный рассказ экскурсовода, который обратился к группе женщин, по-видимому, из Москвы, с таким вопросом:

— Кто из вас читал произведения эстонского писателя Эдуарда Вильде?

Пожилые интеллигентные женщины смущенно и виновато молчали. А экскурсовод начал не с биографии писателя, а с выдержки из его репортажа «На улицах Москвы», опубликованного в конце ХIХ столетия в тартуской газете «Постимеэс»: «Кто пройдет по улицам Москвы в будний день, тот почувствует, услышит и увидит мощное биение сердца большого торгового и фабричного города. Москва не только главный торговый центр стомиллионного российского государства, но и один из важнейших и крупнейших центров сосредоточия капиталов и продукции. Все это постоянно движется, перемещается, пополняется и опустошается…» Такой увидел Белокаменную — старую столицу империи молодой эстонский писатель зимой 1896 года.

И по мере того, как экскурсовод говорил, в глазах слушательниц возникал неподдельный интерес. А когда вслед за этим услышали короткий пересказ небольшого произведения Эдуарда Вильде «Надино замужество» о трагической судьбе деревенской девушки-горничной, приехавшей в Москву, у многих на глаза навернулись слезы. Теперь можно было говорить и о биографии писателя, и о его творчестве.

Есть в Таллинне улица Вене. На стене дома №22 памятная доска сообщает, что в этом здании учились эстонские писатели Эдуард Борнхеэ и Эдуард Вильде. Во второй половине ХIХ столетия здесь работала Kreis schule (Окружная школа). Школа немецкая, так как на эстонском языке образование ограничивалось приходской школой, только самые упорные и способные, овладевшие немецким языком, могли продолжить учебу. Будущие писатели, двоюродные братья Борнхеэ и Вильде, окончили ревельскую Kreis schule и летом 1882 года, продолжал экскурсовод, семнадцатилетний Вильде едет в Петербург, чтобы с помощью родственников найти работу в столице. Это была первая поездка юноши в большой город, стремительный ритм и красота которого произвели на него неизгладимое впечатление. Однако подходящей работы найти не удалось, пришлось вернуться домой на мызу Карьякюла, где его отец работал управляющим.

 

Имение Ганнибала

Карьякюла. Вряд ли будущий классик эстонской литературы знал, что судьба привела его семью в небольшое имение в 30 километрах от Таллинна, напрямую связанное с истоками рода великого русского поэта.

После смерти Александра Сергеевича Пушкина в архиве поэта была найдена биография его прадеда Абрама Петровича Ганнибала на немецком языке и русский перевод ее, сделанный поэтом. Рукой Пушкина написано: «…Он (Ганнибал) взял свои унаследованные 2000 дукатов и то, что отложил из содержания за время своей службы, и купил расположенное неподалеку от Ревеля имение Карикулла… и жил сельским хозяином, как нетребовательный мудрец, с растущим семейством, которого без этого шага он не смог бы обеспечить столь хорошо и довольно, как это ему повелела судьба».

Следует добавить, что Карьякюла Ганнибал купил в 1733 году у сподвижника Петра I и своего старого знакомца по службе адмирала Головина и прожил там более восьми лет, до назначения в 1742 году на пост обер-коменданта Ревеля. А среди «быстро растущего семейства» был и третий сын Абрама Ганнибала Осип — дед поэта. Правда, он родился в январе 1744 года, а в тот год Карьякюла было продано другому владельцу.

Знал или не знал Эдуард Вильде об истории этого небольшого имения, но именно здесь под впечатлением своей первой поездки в Петербург написал свое первое крупное произведение — детективную повесть «На преступном пути», действие которой происходит на берегах Невы. И следующая работа молодого писателя — роман «Острые стрелы» связан с Петербургом. И хотя его сюжет напоминает пушкинского «Станционного смотрителя», это самостоятельное произведение.

Летом следующего, 1886 года Эдуард Вильде вместе со своим братом, уже довольно известным писателем Эдуардом Борнхеэ, вновь побывал в Петербурге, посетил музеи, театры, знакомился с жизнью эстонцев в столице, и действие двух следующих романов «Черное пламя» и «Кубок яда» происходит в среде эстонской общины Петербурга.

 

О чем думал писатель

А потом экскурсовод напомнил, что во время прогулки по Старому городу они поднимались на Вышгород по улице-лестнице Люхике Ялг. Именно туда привел Вильде героя одного из главных своих произведений — романа «Ходоки из Ания». И рассказ о трагической истории крестьян из имения Ания, наказанных плетьми только за то, что пришли в Ревель к губернатору с просьбой разъяснить их права, и о печальной судьбе героя романа на фоне уже знакомых слушательницам таллиннских улиц звучал необычайно интересно.

И было совершенно не важно, на какой кровати спал писатель, во что одевался и чем болел. Был Писатель, Человек, который жил в этом доме среди деревьев старого парка, гулял по его аллеям и думал… Мы не знаем, о чем думал Эдуард Вильде в последние годы своей жизни в доме кастеляна на Зеленом лугу — улице Рохелине аас. Все, о чем он думал, в его произведениях.

И когда после экскурсии несколько женщин спросили, переведены ли на русский язык романы Эдуарда Вильде и есть ли они в таллиннских книжных магазинах, — я увидел, как был рад экскурсовод, к сожалению, ныне покойный Николай Плешанов.

Эту экскурсию слышал и записал в конце 80-х годов. Несколько лет музей был закрыт, реставрировали старое деревянное здание. После завершения работ его открыли, значительно ужав экспозицию, посвященную Эдуарду Вильде. Освободившиеся помещения отдали под периодические выставки.

На потемневшей медной табличке у двери с трудом можно разобрать, что музей открыт с 10 до 18 часов, выходные вторник и среда. Но в понедельник около одиннадцати утра, несмотря на хмурое утро, в окнах не было света, а входная дверь была закрыта.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

ТАЛЛИННСКИЕ ФЛЮГЕРА И КОВАНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

В компании с опытным экскурсоводом, Татьяной, и Русским Старым Томасом! Рекомендуем взять с собой подзорную трубу или бинокль! Цена экскурсии: ...

Читать дальше...

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Былой особняк фабриканта Лютера: «Дворец счастья» на Пярнуском шоссе в Таллине.

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без ...

Читать дальше...

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

Пятая линия, одиннадцатый дом: реквием ветерану застройки Копли в Таллине

Останется ли самый «открыточный вид» Копли с домом на 5-ой линии (слева) исключительно на фотографиях, сделанных до рокового мартовского дня ...

Читать дальше...

Таллинский розыгрыш 1 апреля 1966 года.

На страничке Фкейсбука, уважаемый Йосеф Кац рассказал, каким розыгрышем одарили журналисты газеты "Ыхтулехт", своих читателей в далеком 1966 году: Нигулисте ...

Читать дальше...

Здание кинотеатра Раху в Таллине. Основан в пятидесятых годах. Приговорен в 2007, уничтожен будет в 2019-м.

Дом бывшего кинотеатра, "Раху", (а бывших кинотеатров не бывает), приобретает перед смертию своей, естественный вид. Слетает рекламная никчемная казиношная шелухонь. ...

Читать дальше...

Позднесредневековая реконструкция утраченного оригинала карты, составленной аль-Идриси в 1154 году.

Ревель-Таллин: восемь веков точка отсчета

На государственном уровне нынешний год официально провозглашен годом эстонского языка. На уровне столичном — вполне бы мог считаться годом восьмисотлетия ...

Читать дальше...

Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!