А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Осенью 1827 года в Ревеле ожидали приезда нового императора Николая I. Следствие по делу декабристов закончено, виновные наказаны, позади торжественная коронация в Первопрестольной, Москве, возвращен из ссылки Пушкин… Можно заняться делами государства, прежде всего военными. Среди прочего проверить состояние укреплений Ревельской крепости.

мператор Николай I осенью 1827 года останавливался в Екатерининском дворце.

мператор Николай I осенью 1827 года останавливался в Екатерининском дворце.

Люди перестают мыслить,
когда перестают читать.

Дени ДИДРО,
французский философ ХVIII века

Старый садовник

Государь прибыл в Ревель в октябре. Остановился в Екатерининском дворце. И старый петровский парк, расцвеченный красками осени, и небольшой уютный дворец императору понравились, хотя и находились в некотором запустении, но вот «старый дворец», дом под каштанами, в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял без окон и был похож на руины. Можно представить возмущение и гнев Николая I таким небрежением к памяти и делам великого императора. Нет сомнения, гражданский губернатор Эстляндии барон Иоганн Будберг получил порядочный нагоняй и, конечно, приказ немедленно привести все в должный порядок. А так как без соответствующего руководства порядка не бывает, учредили должность смотрителя всего дворцово-паркового ансамбля Екатериненталя, так называемого кастеляна.

Вообще-то само слово кастелян переводится с латинского как «живущий в крепости», и в средние века так называли лицо, которому доверялась защита укрепленного замка феодала и некоторая власть над окружающей территорией. В ХIХ столетии кастеляны следили за порядком во дворцах и парках императоров и королей Европы, а в наше время они заведуют бельем в гостиницах и больницах

Одним из первых смотрителей Екатериненталя (Кадриорга) был Август Вагнер, человек деятельный, ответственный и трудолюбивый, к тому же с хорошим вкусом. Его усилиями довольно быстро, к лету 1829 года, парк, дворец и домик Петра I были приведены в порядок и благоустроены. Следы деятельности первого смотрителя сохранились до нашего времени — это не только новые аллеи, проложенные Вагнером, но и группа домов к югу от Лебединого пруда, среди которых дом кастеляна. Это двухэтажное деревянное здание, бесспорно, украшает Кадриорг.

«Старый дворец», в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял осенью 1827 года без окон и был полуразрушен.

«Старый дворец», в котором останавливался, бывая в Ревеле, Петр I, стоял осенью 1827 года без окон и был полуразрушен.

Экскурсия

Дом на Рохелине аас, 3 связан не только с историей благоустройства парка, но и с историей эстонской литературы. Сегодня в нем мемориальный музей писателя Эдуарда Вильде, открытый вскоре после войны. В этом доме писатель провел последние шесть лет своей жизни, с 1927 по 1933 год.

Откровенно говоря, не люблю бывать в мемориальных музеях с толпой экскурсантов. Будто в дом, где жил, творил, болел человек, пришли без спроса чужие люди… Но однажды услышал там удивительный рассказ экскурсовода, который обратился к группе женщин, по-видимому, из Москвы, с таким вопросом:

— Кто из вас читал произведения эстонского писателя Эдуарда Вильде?

Пожилые интеллигентные женщины смущенно и виновато молчали. А экскурсовод начал не с биографии писателя, а с выдержки из его репортажа «На улицах Москвы», опубликованного в конце ХIХ столетия в тартуской газете «Постимеэс»: «Кто пройдет по улицам Москвы в будний день, тот почувствует, услышит и увидит мощное биение сердца большого торгового и фабричного города. Москва не только главный торговый центр стомиллионного российского государства, но и один из важнейших и крупнейших центров сосредоточия капиталов и продукции. Все это постоянно движется, перемещается, пополняется и опустошается…» Такой увидел Белокаменную — старую столицу империи молодой эстонский писатель зимой 1896 года.

И по мере того, как экскурсовод говорил, в глазах слушательниц возникал неподдельный интерес. А когда вслед за этим услышали короткий пересказ небольшого произведения Эдуарда Вильде «Надино замужество» о трагической судьбе деревенской девушки-горничной, приехавшей в Москву, у многих на глаза навернулись слезы. Теперь можно было говорить и о биографии писателя, и о его творчестве.

Есть в Таллинне улица Вене. На стене дома №22 памятная доска сообщает, что в этом здании учились эстонские писатели Эдуард Борнхеэ и Эдуард Вильде. Во второй половине ХIХ столетия здесь работала Kreis schule (Окружная школа). Школа немецкая, так как на эстонском языке образование ограничивалось приходской школой, только самые упорные и способные, овладевшие немецким языком, могли продолжить учебу. Будущие писатели, двоюродные братья Борнхеэ и Вильде, окончили ревельскую Kreis schule и летом 1882 года, продолжал экскурсовод, семнадцатилетний Вильде едет в Петербург, чтобы с помощью родственников найти работу в столице. Это была первая поездка юноши в большой город, стремительный ритм и красота которого произвели на него неизгладимое впечатление. Однако подходящей работы найти не удалось, пришлось вернуться домой на мызу Карьякюла, где его отец работал управляющим.

 

Имение Ганнибала

Карьякюла. Вряд ли будущий классик эстонской литературы знал, что судьба привела его семью в небольшое имение в 30 километрах от Таллинна, напрямую связанное с истоками рода великого русского поэта.

После смерти Александра Сергеевича Пушкина в архиве поэта была найдена биография его прадеда Абрама Петровича Ганнибала на немецком языке и русский перевод ее, сделанный поэтом. Рукой Пушкина написано: «…Он (Ганнибал) взял свои унаследованные 2000 дукатов и то, что отложил из содержания за время своей службы, и купил расположенное неподалеку от Ревеля имение Карикулла… и жил сельским хозяином, как нетребовательный мудрец, с растущим семейством, которого без этого шага он не смог бы обеспечить столь хорошо и довольно, как это ему повелела судьба».

Следует добавить, что Карьякюла Ганнибал купил в 1733 году у сподвижника Петра I и своего старого знакомца по службе адмирала Головина и прожил там более восьми лет, до назначения в 1742 году на пост обер-коменданта Ревеля. А среди «быстро растущего семейства» был и третий сын Абрама Ганнибала Осип — дед поэта. Правда, он родился в январе 1744 года, а в тот год Карьякюла было продано другому владельцу.

Знал или не знал Эдуард Вильде об истории этого небольшого имения, но именно здесь под впечатлением своей первой поездки в Петербург написал свое первое крупное произведение — детективную повесть «На преступном пути», действие которой происходит на берегах Невы. И следующая работа молодого писателя — роман «Острые стрелы» связан с Петербургом. И хотя его сюжет напоминает пушкинского «Станционного смотрителя», это самостоятельное произведение.

Летом следующего, 1886 года Эдуард Вильде вместе со своим братом, уже довольно известным писателем Эдуардом Борнхеэ, вновь побывал в Петербурге, посетил музеи, театры, знакомился с жизнью эстонцев в столице, и действие двух следующих романов «Черное пламя» и «Кубок яда» происходит в среде эстонской общины Петербурга.

 

О чем думал писатель

А потом экскурсовод напомнил, что во время прогулки по Старому городу они поднимались на Вышгород по улице-лестнице Люхике Ялг. Именно туда привел Вильде героя одного из главных своих произведений — романа «Ходоки из Ания». И рассказ о трагической истории крестьян из имения Ания, наказанных плетьми только за то, что пришли в Ревель к губернатору с просьбой разъяснить их права, и о печальной судьбе героя романа на фоне уже знакомых слушательницам таллиннских улиц звучал необычайно интересно.

И было совершенно не важно, на какой кровати спал писатель, во что одевался и чем болел. Был Писатель, Человек, который жил в этом доме среди деревьев старого парка, гулял по его аллеям и думал… Мы не знаем, о чем думал Эдуард Вильде в последние годы своей жизни в доме кастеляна на Зеленом лугу — улице Рохелине аас. Все, о чем он думал, в его произведениях.

И когда после экскурсии несколько женщин спросили, переведены ли на русский язык романы Эдуарда Вильде и есть ли они в таллиннских книжных магазинах, — я увидел, как был рад экскурсовод, к сожалению, ныне покойный Николай Плешанов.

Эту экскурсию слышал и записал в конце 80-х годов. Несколько лет музей был закрыт, реставрировали старое деревянное здание. После завершения работ его открыли, значительно ужав экспозицию, посвященную Эдуарду Вильде. Освободившиеся помещения отдали под периодические выставки.

На потемневшей медной табличке у двери с трудом можно разобрать, что музей открыт с 10 до 18 часов, выходные вторник и среда. Но в понедельник около одиннадцати утра, несмотря на хмурое утро, в окнах не было света, а входная дверь была закрыта.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!