А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Однажды мне удалось побывать внутри капеллы (часовни) Девы Марии, что была построена рядом с киркой Олевисте в начале XVI века. Больше всего привлекла мое внимание фигура в позе атланта, поддерживающего каменную плиту-опору свода.

11Долго я не мог оторвать взгляда от головы изваяния. Лицо как будто замерло на мгновение. Левый глаз подмигивал мне, а открытый рот пытался молвить что-то, вроде «Ах, нелегкая это работа поддерживать свод!». Скульптура сильно напоминала русского мужика: длинные усы, окладистая волнистая борода. Одет в простой кафтан с традиционными для XVI века горизонтальными петлицами-застежками на груди. А на голове находился войлочный колпак с высокой, сужающейся кверху тульей, украшенной снизу отогнутой полкой с треугольной прорехой (вырезом). Я стоял перед изваянием и не мог понять, как этот русский мужик попал в католическую часовню? Кто автор этого выразительного «атланта»?

Поразившее меня скульптурное изображение оказалось автопортретом строителя и резчика по камню Клеменса Пале (по другим документам — Клемент Полле). Информация о его жизни и творчестве оказалась весьма скудной. Первым, кто заинтересовался личностью К.Пале и извлек его из океана неизвестности, был балтийский искусствовед Стен Карлинг, опубликовавший свое открытие в 1937 г. Позже творчеством скульптора занимались эстонские искусствоведы Хельми Юпрус, Расмус Кангропоол, Мари Лойт. А основой фактического материала исследователям служили расчетные книги оплаты за выполненную работу К. Пале, а также выявленные на основе этих книг его произведения. И вот что удалось мне узнать.

12Появился Клеменс Пале в Таллинне в 1510 г. В том же году он получил заказ на изготовление водонепроницаемого настила на верхней площадке башни кирки Нигулисте. В эти годы кирка не имела еще кивера, и самый верхний настил башни пропускал дождевую воду. Работа была сделана, но остались сообщения, что заказчик был недоволен качеством выполненной работы. Предполагается, что к 1513 г. Клеменс Пале закончил изготовление входного портала дома номер 17 на улице Вене. И в этом же году он стал членом бригады, созданной для строительства капеллы Девы Марии по заказу богатого настоятеля кирки Олевисте Ханса Павелса. Похоже, что он был ревностным католиком и предчувствовал приближение трудных времен для католической церкви. Действительно, начало XVI в. было тревожным. Гуманистические идеи Ренессанса основательно размыли фундамент католицизма. Из Германии приходили сообщения о нарастании антикатолических, реформационных настроений. И Ханс Павелс решил укрепить веру в Бога у сомневающихся таллиннцев. Он задумал построить самое красивое здание-капеллу в Таллинне в стиле поздней готики как выражение могущества и незыблемости католицизма. А на восточной стороне капеллы, со стороны улицы Пикк, возвести кенотаф. В переводе с латинского кенотаф означает «пустая гробница». По замыслу заказчика, она посвящалась человеку, погрязшему во всевозможных грехах. Ханс Павелс считал наиболее смертельными грехами жадность (ее символ — змея) и зазнайство (символ — жаба). Специально для этого наставник написал текст:

«То, что я отдал, —
осталось при мне,
То, что я приобрел, —
покинуло меня,
Поэтому не должен ты
зазнаваться,
Развеется как дым
жизнь человеческая».

В верхней части кенотафа располагаются в виде алтаря 8 каменных плит, изображающих сцены страстной недели. Всякий, проходя мимо кенотафа, задумается о своей скоротечной земной жизни. И только вера в Бога и в искупительную жертву Иисуса Христа сможет спасти его душу.

Сначала Клеменс Пале работал в строительной бригаде по возведению стен капеллы. Но можно предположить, что когда появилась на стене фигура «атланта», весьма похожая внешностью на Клеменса, то у него состоялся неприятный разговор с заказчиком. Ханс Павелс расценил этот жест как проявление зазнайства и спеси строителя. Судя по расчетным книгам, вскоре Клеменс был переведен на изготовление кенотафа. Его создавали два скульптора. Хинрик Бильденснидер был занят изготовлением барельефных плит. А Клеменс Пале художественно оформлял нишу кенотафа с фигурой разлагающегося трупа грешника со змеей и жабой на груди. На стене ниши скульптор вырезал готическим шрифтом назидательный текст заказчика, который еще раз напоминал ему о вреде зазнайства.

Хинрик успел изготовить только три плиты нижнего ряда, начиная с правой стороны, и уволился с работы. Ханс Павелс дал задание Клеменсу заняться изготовлением остальных барельефов. По замыслу, недостающая слева четвертая плита должна была изображать «Въезд Иисуса Христа в Иерусалим». Но разве Клеменс мог спокойно пройти мимо такого исторического сюжета? Я представляю его с веселыми глазами, обдумывающего, как изобразить свою персону среди горожан, встречающих самого Иисуса Христа. Но расположить ее надо так, чтобы она сразу не бросалась бы в глаза. Еще свежим был в памяти разговор с возмущенным заказчиком. И Клеменс придумал гениальную идею. Он поместил изображение своей фигуры в высоком колпаке глубоко в проходе крепостной башни, изображенной на барельефе. Для маскировки в глубине рядом с ним поставил еще одного встречающего в высокой шапке. Если встать с левой стороны барельефной плиты, то фигура Клеменса заслоняется углом прохода. Чтобы еще больше замаскировать свое изображение, он перед проходом в башню поместил двух встречающих.

13Сейчас трудно понять, что заставляло Клеменса Пале так поступать. Может быть, действительно, он был в высшей степени тщеславен и хотел увековечить себя рядом с великими людьми. А может быть, везде, где ему приходилось работать, он оставлял изображение своей персоны как автограф. Не исключено, что в силу своего веселого характера — балагура, шутника (вспомните его прищуренный глаз и открытый рот «атланта») — Клеменс просто хотел пошутить.

Видимо, уловка его удалась, шума не возникло, и он приступил к изготовлению барельефов верхнего ряда начиная с правой стороны. Все искусствоведы отмечают своеобразие художественной манеры Клеменса. Изображения его фигур на барельефах более монументальны, статичны, лаконично изображены детали.

Вскоре наступило время создания последнего барельефа на тему «Иисус Христос перед первосвященником Каиафой». Вероятно, Клеменс рассудил: раз срок строительного договора скоро заканчивается, а другой такой возможности больше не представится, то он решил запечатлеть себя рядом с Каиафой. Причем в той самой одежде и колпаке, что были у фигуры «атланта». Похоже, Клеменса нисколько не смущало историческое несоответствие человека в современной одежде с изображаемой сценой начала нашей эры. Получается, что эта фигура как бы символизировала его автограф по случаю окончания работы. Ханс Павелс постарался не иметь с ним в дальнейшем никаких отношений. В расчетных книгах по изготовлению капеллы Клеменс Пале больше не упоминается.

Но он не уехал из Таллинна. Устроился на другую работу. Стал обдумывать и изготавливать (вот талантливый человек!) чертежи строительства дополнительного комплекса крепостных сооружений, центром которого была башня Толстая Маргарита. В 1516 г. К.Пале изготовил макет. Об этом свидетельствуют записи в других расчетных книгах магистрата. Историки считают, что это самое первое письменное упоминание о строительном макете в Таллинне.

И со следующего, 1517 г. следы Клеменса Пале исчезают навсегда. Что им еще создано, куда уехал — ничего не известно. Я пробовал обнаружить какие-нибудь данные в разных энциклопедиях по искусству, искали консультанты из Национальной библиотеки, но ничего нового, кроме тех данных, которые раскопали наши искусствоведы, обнаружить не удалось.

А что можно сказать об этническом происхождениии Клеменса Пале? Первым, кто задумался над этим вопросом, и пожалуй, последним был Стен Карлинг. В 1937 г. он писал, что одежда бородатого мужчины «отражает восточноевропейский стиль, именно тогда носили такую верхнюю одежду с крючками для шнуровки и высокую, отороченную вокруг мехом шапку поляки, венгры и русские». И дополнительно подметил, что именно такие бородатые русские мужики встречались на купеческом дворе в Новгороде. С учетом высказываний Свена Карлинга все последующие исследователи-искусствоведы пришли к единодушному мнению, что Клеменс Пале был поляком. Правда, некоторые уточняли «вероятно, поляком».

Но, в конце концов, неважно, какой национальности был Клеменс Пале. Всего шесть лет проработал он в нашем городе, и все, что им было сделано, обнаружено пока только в Таллинне. Мы можем этим гордиться и в любое время любоваться его творениями.

Владимир Лесмент

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!