А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Летом 1185 года священник ордена св. Августина Мейнхард пригласил с Готланда каменщиков и повелел им построить в деревне Юкскюла / Ükskülla первую на ливонской земле каменную крепость, — так пишет о начале обращения в христианство язычников Прибалтики в своей «Хронике» Генрих Латвийский. — В то же время,- продолжает автор, — соседние язычники семигаллы, услышав о постройке замка из камня и не зная, что камни скрепляются раствором, пришли с большими корабельными канатами, чтобы, как они думали, растащить замок. Но убрались восвояси, неся на носилках многих своих, пораженных стрелами…»

Таллиннский мудрец, Лев Лившиц

Таллиннский мудрец, Лев Лившиц

Первые строители

Из этого отрывка «Хроники» Генриха Латвийского следует, что до начала германо-скандинавской экспансии в ХII столетии народы Прибалтики просто клали камень на камень. О том, что кладку можно скреплять раствором, не только не знали, но и не слышали.. Однако прошло не так уж много времени, и уже в середине ХIII века среди первых строителей Ревеля (Таллинна) встречаются эстонские имена — Хенне Мустапеа, Хенне Сепп и другие.

С тех пор прошло более 850 лет, и за эти восемь с половиной веков в городах Ливонии, в том числе Эстонии, построены из камня не только крепости и замки, но и целые города. Первыми в Прибалтике создали строительный цех ревельские мастера-каменщики. Старейший устав цеха был утвержден в 1402 году, а их братство существовало значительно раньше.

Строительство всегда и везде было чрезвычайно важным занятием. В средние века строители всегда были среди основных ремесленных профессий. Магистрат постоянно уделял самое пристальное внимание уставу цеха каменщиков. До нас дошло больше его редакций, чем любых других ревельских цехов, это уставы 1459-го, 1685-го и ряда других лет.

Каменщики встречаются в книгах Ревельского магистрата, начиная с тридцатых годов ХIII столетия. В других странах и городах Северной Европы о ремесленниках этой профессии упоминается: в Швеции уже в ХI веке, в Риге в конце ХIII, а в Гамбурге и Любеке — столетие спустя.

В конце ХIV века среди строителей Ревеля наметилось разделение труда: обозначилась разница между каменщиками и резчиками по камню. Не позднее ХV столетия появилась еще одна узкая специальность — изготовители черепицы для кровли, однако ни те, ни другие не выделились в отдельные цехи. Из-за этого постоянно возникали ссоры внутри цеха между представителями разных профессий при выборе старейшин, так как каждый хотел видеть во главе цеха своего человека. Иногда магистрату приходилось разрешать такие конфликты. И только в конце ХVII столетия образовалось два цеха — каменщиков и каменотесов, да еще мастера Тоомпеа в 1692 году отделились от каменщиков Нижнего города.

 

Мастера

В нашем представлении работа средневекового каменщика — тяжелый и неквалифицированный труд, посильный для каждого здорового человека. Но это далеко не так. В ХIII-ХVI веках каменщики не только клали стены, печи, трубы и дымоходы. Строитель-каменщик был еще и архитектором, и подрядчиком. Для начала он представлял заказчику чертежи и планы, делал расчет стоимости строительства, сам готовил некоторые материалы. Особенно ответственным было изготовление известкового раствора, от его качества зависела прочность постройки. Крепость раствора определялась качеством извести и различными добавками. Иногда мастер-каменщик ставил рядом с постройкой временную печь для обжига извести, чтобы лично следить за процессом ее изготовления. Среди добавок были иногда, на наш взгляд, неожиданные компоненты, например, кровь теленка, яичный желток, молоко и многое другое. Рецепт раствора был профессиональным секретом мастера и передавался по наследству. И сегодня ученые пытаются выяснить составы растворов строителей того времени, чтобы понять, каким образом им удавалось строить здания на века.

Строитель-каменщик обязан был знать городские строительные правила и секреты зодчества. Из состава цеха выбирался городской баумайстер (главный зодчий). В его обязанности входило следить за выполнением установленных Ратушей норм пожарной безопасности — огнестойкости труб и дымоходов, а также соблюдением интересов домовладельцев и, что особенно важно, ибо не потеряло актуальности и в ХХI столетии, рациональности застройки, красных линий (границ застройки улиц), и сохранением эстетического вида не только здания, но и всего города. Так, в одном из контрактов 1415 года о строительстве в Копли рыбацких хижин предписывалось сохранять их временный характер и не строить рядом никаких жилых домов. Следить за этим предписанием обязан был все тот же баумейстер. Одной из основных его обязанностей было поддержание в полном порядке городской защитной стены и башен. 10-12 подмастерьев и четыре ученика ежедневно по распоряжению баумейстера проходили вдоль городской стены, наблюдая, не выпал ли из нее какой-нибудь камень и не совершает ли кто подкоп.

 

Долгий путь

Для того, чтобы попасть в цех, нужно было начинать с ученика (Junge-мальчика), который должен был сдать экзамен, заплатить взнос и устроить попойку, потом он становился подмастерьем. После определенного времени обучения и странствий по другим городам Европы он сдавал экзамен на звание мастера.

В уставе цеха 1685 года сказано: «Никто не может стать мастером иначе как имея честное свидетельство о рождении и учебе, и если он может достоверно утверждать, что три года провел в других городах и странах, изучая специальность, и в годы своих странствий вел себя достойно и честно. Мастером же он может стать не раньше, чем, проработав здесь четверть года у одного из мастеров и на нашей очередной попойке, или кварталии, поставив рейхсталер, потребовать право мастера. После этого он должен еще полгода служить подмастерьем у одного из мастеров, чтобы было видно, всему ли он обучен и может ли работать, как подобает мастеру славного города Ревеля. После этого он снова должен потребовать права мастера и при содействии и согласии господ цеховых за свой счет в доме ольдермана (старейшины цеха) или какого другого мастера сделать шедевр, как предусмотрено уставом».

Что же предусматривал устав, утвержденный Ревельским магистратом в 1450 году? Определялось, что «…каменщик, желающий стать мастером, должен показать себя искусным каменотесом и проявить ловкость в кладке стен и прочих делах… в присутствии шести старейших мастеров цеха». Кроме этого устав от 5 августа 1685 года предусматривал: «…Пробной работой (шедевром) мастера-каменщика да будет чертеж одного дома длиной 80 футов и шириной 40 футов, имеющего три этажа, из которых один подземный, лестницы, пилястры и все прочее, что к нему относится, один из верхних этажей должен иметь план в полных пропорциях, дать также чертежи труб и дымоходов, чтобы дом не пострадал от пожара…»

Наконец, после успешной сдачи экзамена новоиспеченный мастер вносил взнос в кассу цеха и устраивал попойку из трех блюд с двумя бочками пива. И при этом вел себя достойно, как сказано в правилах цеха каменщиков: «Если кто из нашего братства вольет в себя больше пива, чем может переносить, и поэтому в собрании или за дверями произойдет неподобающее, таковой должен уплатить штраф в половину марки».

Не думайте, что главным занятием цеха каменщиков были «попойки» — они трудились добросовестно. Это они, каменных дел мастера, построили сотни лет назад дома, стены и башни нашего города. И то, что сегодня мы гордимся старым Таллинном, — их заслуга!

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!