А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Летом 1185 года священник ордена св. Августина Мейнхард пригласил с Готланда каменщиков и повелел им построить в деревне Юкскюла / Ükskülla первую на ливонской земле каменную крепость, — так пишет о начале обращения в христианство язычников Прибалтики в своей «Хронике» Генрих Латвийский. — В то же время,- продолжает автор, — соседние язычники семигаллы, услышав о постройке замка из камня и не зная, что камни скрепляются раствором, пришли с большими корабельными канатами, чтобы, как они думали, растащить замок. Но убрались восвояси, неся на носилках многих своих, пораженных стрелами…»

Таллиннский мудрец, Лев Лившиц

Таллиннский мудрец, Лев Лившиц

Первые строители

Из этого отрывка «Хроники» Генриха Латвийского следует, что до начала германо-скандинавской экспансии в ХII столетии народы Прибалтики просто клали камень на камень. О том, что кладку можно скреплять раствором, не только не знали, но и не слышали.. Однако прошло не так уж много времени, и уже в середине ХIII века среди первых строителей Ревеля (Таллинна) встречаются эстонские имена — Хенне Мустапеа, Хенне Сепп и другие.

С тех пор прошло более 850 лет, и за эти восемь с половиной веков в городах Ливонии, в том числе Эстонии, построены из камня не только крепости и замки, но и целые города. Первыми в Прибалтике создали строительный цех ревельские мастера-каменщики. Старейший устав цеха был утвержден в 1402 году, а их братство существовало значительно раньше.

Строительство всегда и везде было чрезвычайно важным занятием. В средние века строители всегда были среди основных ремесленных профессий. Магистрат постоянно уделял самое пристальное внимание уставу цеха каменщиков. До нас дошло больше его редакций, чем любых других ревельских цехов, это уставы 1459-го, 1685-го и ряда других лет.

Каменщики встречаются в книгах Ревельского магистрата, начиная с тридцатых годов ХIII столетия. В других странах и городах Северной Европы о ремесленниках этой профессии упоминается: в Швеции уже в ХI веке, в Риге в конце ХIII, а в Гамбурге и Любеке — столетие спустя.

В конце ХIV века среди строителей Ревеля наметилось разделение труда: обозначилась разница между каменщиками и резчиками по камню. Не позднее ХV столетия появилась еще одна узкая специальность — изготовители черепицы для кровли, однако ни те, ни другие не выделились в отдельные цехи. Из-за этого постоянно возникали ссоры внутри цеха между представителями разных профессий при выборе старейшин, так как каждый хотел видеть во главе цеха своего человека. Иногда магистрату приходилось разрешать такие конфликты. И только в конце ХVII столетия образовалось два цеха — каменщиков и каменотесов, да еще мастера Тоомпеа в 1692 году отделились от каменщиков Нижнего города.

 

Мастера

В нашем представлении работа средневекового каменщика — тяжелый и неквалифицированный труд, посильный для каждого здорового человека. Но это далеко не так. В ХIII-ХVI веках каменщики не только клали стены, печи, трубы и дымоходы. Строитель-каменщик был еще и архитектором, и подрядчиком. Для начала он представлял заказчику чертежи и планы, делал расчет стоимости строительства, сам готовил некоторые материалы. Особенно ответственным было изготовление известкового раствора, от его качества зависела прочность постройки. Крепость раствора определялась качеством извести и различными добавками. Иногда мастер-каменщик ставил рядом с постройкой временную печь для обжига извести, чтобы лично следить за процессом ее изготовления. Среди добавок были иногда, на наш взгляд, неожиданные компоненты, например, кровь теленка, яичный желток, молоко и многое другое. Рецепт раствора был профессиональным секретом мастера и передавался по наследству. И сегодня ученые пытаются выяснить составы растворов строителей того времени, чтобы понять, каким образом им удавалось строить здания на века.

Строитель-каменщик обязан был знать городские строительные правила и секреты зодчества. Из состава цеха выбирался городской баумайстер (главный зодчий). В его обязанности входило следить за выполнением установленных Ратушей норм пожарной безопасности — огнестойкости труб и дымоходов, а также соблюдением интересов домовладельцев и, что особенно важно, ибо не потеряло актуальности и в ХХI столетии, рациональности застройки, красных линий (границ застройки улиц), и сохранением эстетического вида не только здания, но и всего города. Так, в одном из контрактов 1415 года о строительстве в Копли рыбацких хижин предписывалось сохранять их временный характер и не строить рядом никаких жилых домов. Следить за этим предписанием обязан был все тот же баумейстер. Одной из основных его обязанностей было поддержание в полном порядке городской защитной стены и башен. 10-12 подмастерьев и четыре ученика ежедневно по распоряжению баумейстера проходили вдоль городской стены, наблюдая, не выпал ли из нее какой-нибудь камень и не совершает ли кто подкоп.

 

Долгий путь

Для того, чтобы попасть в цех, нужно было начинать с ученика (Junge-мальчика), который должен был сдать экзамен, заплатить взнос и устроить попойку, потом он становился подмастерьем. После определенного времени обучения и странствий по другим городам Европы он сдавал экзамен на звание мастера.

В уставе цеха 1685 года сказано: «Никто не может стать мастером иначе как имея честное свидетельство о рождении и учебе, и если он может достоверно утверждать, что три года провел в других городах и странах, изучая специальность, и в годы своих странствий вел себя достойно и честно. Мастером же он может стать не раньше, чем, проработав здесь четверть года у одного из мастеров и на нашей очередной попойке, или кварталии, поставив рейхсталер, потребовать право мастера. После этого он должен еще полгода служить подмастерьем у одного из мастеров, чтобы было видно, всему ли он обучен и может ли работать, как подобает мастеру славного города Ревеля. После этого он снова должен потребовать права мастера и при содействии и согласии господ цеховых за свой счет в доме ольдермана (старейшины цеха) или какого другого мастера сделать шедевр, как предусмотрено уставом».

Что же предусматривал устав, утвержденный Ревельским магистратом в 1450 году? Определялось, что «…каменщик, желающий стать мастером, должен показать себя искусным каменотесом и проявить ловкость в кладке стен и прочих делах… в присутствии шести старейших мастеров цеха». Кроме этого устав от 5 августа 1685 года предусматривал: «…Пробной работой (шедевром) мастера-каменщика да будет чертеж одного дома длиной 80 футов и шириной 40 футов, имеющего три этажа, из которых один подземный, лестницы, пилястры и все прочее, что к нему относится, один из верхних этажей должен иметь план в полных пропорциях, дать также чертежи труб и дымоходов, чтобы дом не пострадал от пожара…»

Наконец, после успешной сдачи экзамена новоиспеченный мастер вносил взнос в кассу цеха и устраивал попойку из трех блюд с двумя бочками пива. И при этом вел себя достойно, как сказано в правилах цеха каменщиков: «Если кто из нашего братства вольет в себя больше пива, чем может переносить, и поэтому в собрании или за дверями произойдет неподобающее, таковой должен уплатить штраф в половину марки».

Не думайте, что главным занятием цеха каменщиков были «попойки» — они трудились добросовестно. Это они, каменных дел мастера, построили сотни лет назад дома, стены и башни нашего города. И то, что сегодня мы гордимся старым Таллинном, — их заслуга!

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!