А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

На дорогах Европы даже сегодня можно встретить человека в островерхой шляпе с пером, в куртке с пузатыми выше локтя рукавами и короткими сапогами с раструбами. В расшитом заплечном мешке металлическая лапа, молоток, острый косой нож, шило, куски кожи и просмоленные нитки. Это бродячий сапожник.

Полки магазинов, а их в Таллинне несчетное количество, сегодня заполнены импортной обувью.

Полки магазинов, а их в Таллинне несчетное количество, сегодня заполнены импортной обувью.

До сих пор существует в Нюрнберге ремесленный цех этой профессии, сохранивший обычаи и устав средневековых мастеров. Чтобы стать членом цеха, следует уйти на полгода не ближе чем на 50 километров от дома и, странствуя по городам и селениям Европы, тачать и чинить обувь.

Эти странствующие сапожники наследники своего земляка и коллеги Ганса Сакса, который родился и жил в Нюрнберге четыре столетия назад. Он прославился не только как искусный сапожник, но и как выдающийся немецкий поэт, драматург и композитор, автор 6000 (!) стихов, песен, драм. Есть у него и такие строки:

С моим ремеслом я по свету
бродил,
Шел к франкам, баварам на Рейн
заходил,
Пять лет беспрерывно странствовал
там
По этим и многим другим городам.

Этого сапожника и мейстерзингера (мастера песен) современники называли “немецким соловьем”. О жизни Ганса Сакса композитор Вагнер сочинил оперу “Мейстерзингеры в Нюрнберге”.

Сегодня мы поговорим не о стихах и песнях средневекового мейстерзингера, а об истории обуви, мастером которой был в ХVI веке Ганс Сакс.

 

Необходимость и мода

 

Мастерская эпохи поздней готики по изготовлению пантофлей и деревянных башмаков. Рис. из книги «Иллюстрированная энциклопедия моды»

Мастерская эпохи поздней готики по изготовлению пантофлей и деревянных башмаков. Рис. из книги «Иллюстрированная энциклопедия моды»

История обуви уходит в глубину тысячелетий. Уже первобытные племена Европы предохраняли ноги простейшей обувью — подошвами из кожи, дерева, лыка, бересты, прикрепленными к подъему ремешками. В античной Греции, а потом и в Риме носили “котурны” — обувь на толстой пробковой подошве, а у римских воинов была кожаная обувь “кацеус” — похожая на высокие башмаки. В ХII-ХIII веках появилась разнообразная обувь, у молодых щеголей особой популярностью пользовались клювообразные башмаки “пулены”, носки которых были в два раза длиннее подошвы. Чтобы в них вообще можно было ходить, концы носков прикрепляли тонкими цепочками к крючкам на голени под коленом. В ХV столетии придумали обувь на пробковой подошве — “пантофли”. Их надевали поверх “пулен”. Со временем эти пантофли стали принадлежностью женской моды и в конце ХVIII века превратились в обычные домашние туфли. Тогда же в мужской моде были популярны ботинки с пряжками. Их носили с чулками, брюками до колен и камзолами. Богатые дамы, чтобы казаться выше, предпочитали туфли на высоких каблуках и подставкой под носком; любили носить расшитые золотой нитью легкие туфельки из бархата и шелка. Чем ближе к нашему времени, тем разнообразней становилась обувь.

Шостеры, шустеры и шомекеры

Какую обувь носили в Эстонии в средние века и в последующие столетия? Немецкие бюргеры и дворяне — такую же, как в Германии, и тачали обувь немецкие мастера. Сапожное дело одно из старейших ремесел в эстонских городах и селениях. Таллиннские сапожники (на средненемецком языке их называли — шостер, шустер, шомекер) упоминаются в книгах магистрата с 1312 года, но устав сапожного цеха утвердили столетие спустя (1416 г.).

Ремесленники, занятые обработкой кожи, уступали по количеству мастеров только строителям. Их состав определялся числом лавок, которые магистрат сдавал им в аренду. В расчетной книге магистрата в 1362 году упомянуты двадцать таких лавок в районе современной улицы Кинга. В цех сапожников входили и дубильщики кожи. Их мастерские находились за городской чертой в районе улицы Маакри, на том месте, где столетия спустя стояли корпуса кожевенно-обувного комбината “Коммунар”.

Серьезную конкуренцию таллиннским мастерам составляли купцы, торговавшие в своих лавках “заморской” обувью. Ограничить обувной импорт ремесленникам не удавалось, власть-то в городе принадлежала купцам. Да и горожане, как, впрочем, и в наше время, предпочитали качественную и прочную импортную обувь. Иногда Ратуша пыталась найти компромисс между сапожниками и купцами. Вводились ограничения на ввоз и продажу на Вышгороде обуви из Швеции, Финляндии и России, но не из Германии. При этом местных мастеров обязывали производить более качественную обувь. Качество же зависело от выделки кож, а она в Эстонии была значительно хуже европейской. До ХVIII века хром, юфть и сафьян ввозили из-за границы.

Мастера, кроме своего ремесла, обязаны были служить в городском ополчении, необходимо было приобрести за свой счет доспехи, добрый арбалет с сотней стрел, а с 1548 года — легкое ружье или аркебузу со всем необходимым для стрельбы.

Цех сапожников обеспечивал мастеров сырьем, устанавливал уровень качества товара, регламентировал жизнь и быт своих членов, определял время начала и окончания работ, продолжительность перерывов.

Сапожники выполняли заказы магистрата, особенно во время войн, но в основном работали по частным заказам. Продавать обувь мастер обязан был сам, заменить могла только супруга, и то в случае его болезни. Иногда мастера приглашали в имение, и там, на мызе, он жил, пока не обует всех домочадцев. Бюргеры также требовали от магистрата обязать сапожников выполнять заказы в их домах, опасаясь, что мастер подменит хорошую кожу на плохую.

 

От постол до башмаков

Обычной рабочей обувью эстонских крестьян до конца ХIХ века были постолы из кожи, а в районах, богатых лесом, — лапти из лыка. В Причудье их, например, плели пастухи. Лапти быстро изнашивались, даже идя в церковь, если она была далеко, не говоря уже о более дальних переходах, крестьяне вешали на пояс вторую пару лаптей. А если отправлялись с обозом, то обязательно брали несколько пар про запас. Постолы были с присобранной ниткой пяткой, швом спереди и прорезями сбоку. Через них пропускали шнурки, которыми затягивали постол на ноге, а голень обматывали онучами. В Северной Эстонии по краю постол пропускали тонкие ремешки, к их концам прикрепляли шнурки, которыми обвязывали крест-накрест голень ноги. Крестьяне Причудья и рыбаки носили мягкие кожаные сапоги, у мужчин с голенищами, а у женщин наподобие ботинок. Позже появились юфтевые сапоги работы местных русских сапожников.

Праздничной обувью к концу ХIХ века у мужчин были сапоги, у женщин башмаки. В то же время в деревнях появились галоши, их считали предметом роскоши и надевали даже летом в сухую погоду.

Во второй половине ХIХ века на смену ремесленным цехам пришли промышленные предприятия. В 1877 году на месте бывшей кожевни на улице Маакри предприниматель Теодор Грюнвальд основал первую обувную фабрику, превратившуюся в 1921 году в акционерное общество “Унион”, впоследствии появились фабрики “Глобус” и “Актив”. После войны их объединили и назвали новое предприятие “Унион”, переименованное затем в кожевенно-обувной комбинат “Коммунар”, который выпускал десятки миллионов дециметров кожи и более четырех миллионов пар обуви в год. Шил на заказ и ремонтировал обувь основанный в 1926 году комбинат бытового обслуживания “Вялк”.

Сегодня в Таллинне работает только одно относительно крупное обувное предприятие AS Polaria. Полки остальных магазинов, а их в Таллинне несчетное количество, заполнены импортной обувью. Местной нет ни в новом Доме обуви, ни в магазинах системы ABC KING.

На днях был свидетелем такой сцены — при посадке в автобус одна дама зацепилась длинным носком своих модных туфель за подножку и была зажата закрывшейся дверью. Невольно вспомнил средневековые “пулены”. Право, ничто не ново под солнцем.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!