А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Новая книга известного историка и искусствоведа Юри Куускемаа «Петр I и Екатерина I в Таллинне», успевшая снискать признание и популярность у эстонских читателей, рассказывает о тех событиях в истории нашей страны и ее столицы, которые известны ее жителям, в лучшем случае, на уровне преданий и легенд. Ее дополненный перевод, обещающий выйти в свет в будущем году, даст шанс взглянуть на знаменитых исторических персонажей с малоизвестной стороны и русскоязычным читателям как в Эстонии, так и за ее пределами.

Юри Куускемаа

Юри Куускемаа

Научно-популярный труд на историческую тематику, повествующий отнюдь не об актуальных проблемах дня сегодняшнего, а о событиях без малого трехсотлетней давности, не только выставляется на стеллажи книжных магазинов с пометкой «новинка», но и достаточно быстро перебирается в десятку наиболее популярных изданий месяца, а вслед за этим у фирмы-издателя появляются мысли о дополнительном тираже и переводе на русский язык – ситуация для современной Эстонии не самая заурядная. Но справедливость девиза петровских времен «небывалое бывает» подтверждает собой новая книга Ю. Куускемаа.

– Петр I, его супруга Екатерина и Таллинн – что, на ваш взгляд, объединяет три этих понятия и что подвигло вас посвятить этой теме свое исследование? – эти вопросы стали ключом к рассказу автора о его последней книге и о роли царственной четы в истории наших краев.

– Петрa I и «деяния петровы» с современной Эстонией и Таллинном связывает, безусловно, парк Кадриорг, несущий в своем названии имя Екатерины-Катарины-Кадри. Думаю, что это лучшая часть наследия Петра в наших краях. В подтверждение своих слов я привожу в книге хотя бы такой факт: когда Кадриорг был основан, в городе в результате занесенной сюда во время осады чумы оставалось всего две тысячи семьсот жителей. Сейчас численность населения в Таллинне насчитывает четыреста одну тысячу душ. А место это по-прежнему остается столь же популярным и излюбленным. Ведь даже молодожены, особенно – русские, которые раньше предпочитали делать свадебное фото на фоне памятника «Русалке» или «Бронзового солдата» на Тынисмяги, все чаще запечатлевают себя среди красоты Верхнего сада Кадриорского дворца…

Что же касается лично меня, то я как историк и искусствовед, попав на музейную практику в Кадриоргский дворец ровно сорок лет назад, сохранил ему верность. А он возбудил во мне чисто человеческое любопытство: кем строилось все это великолепие, когда, какая жизнь окружала его? Понимая церковнославянский текст, точнее – умея читать написанное на нем, я был готов к работе в российских архивах и, начиная с семидесятых годов, стал читать подлинники писем и донесений, которые были отправлены из Таллинна в канцелярию Петра I и Екатерины I.

– Но ведь ваша нынешняя книга – это рассказ не только и не столько о Кадриорге…

– В проработанных мною документах я отыскал массу фактов, не имеющих к парку и дворцу непосредственного отношения, но от этого не менее малоизвестных и интересных. Еще в восемьдесят четвертом году я опубликовал газетные статьи о пребывании Петра в Ревеле в 1721 и 1723 годах. Здесь я уже следовал тому же методу изложения, который применен мною и в нынешней книге: собрал воедино все те петровские письма и указы, причем не только те, что затрагивали таллиннские дела, но и не относящиеся к самому городу, однако были подписаны Петром здесь.

Таким образом, я как бы собирал кусочки рассыпавшейся мозаики, пытаясь составить из них такую картину, в центре которой был бы Таллинн, Эстония, а фоном – главная деятельность Петра: европеизация России, Северная война, другие завоевания России в петровский период… Возможно, из-за этого мое повествование и получается чуть хаотичным: я начинаю его декабрем 1711 года, когда перед Рождеством Петр I и Екатерина впервые приехали в наш город, и не заканчиваю его 1723 годом, когда Петр был в Таллинне в последний раз, но привлекаю сюда же и судьбы его наследия в последующие годы… Причем речь, повторюсь, идет не только о Кадриорге – например, у меня есть глава, названная «Посмертное возвращение Петра Великого». Речь в ней идет о памятнике, установленном в 1910 году в его честь на нынешней площади Свободы: как монумент был создан, как его открывали, что с ним сталось, когда и почему его сняли…

– Судьба таллиннского памятника – невольное свидетельство тому, что в эстонской историографии Петр I – не самая популярная фигура: все же иноземный царь, завоеватель. И вдруг – написанная вами книга оказывается едва ли не бестселлером. Чем, на ваш взгляд, обусловлен этот успех?

– Эстонская версия книги «идет» очень неплохо: тираж ее, составляющий тысячу экземпляров, как мне сообщили из издательства, по большей части уже распродан, и они думают, не издать ли дополнительный. Подобный интерес, на мой взгляд, обусловлен, прежде всего, тем, что и Петр I, и Екатерина – личности, которые, с одной стороны, принадлежат всемирной истории. С другой же стороны, Северная война – это переломное время для истории Эстонии, а роль и Петра, и его супруги в ее событиях – самая непосредственная.

На эстонском языке, однако, этот период был отражен разве что в контексте Северной войны в целом, но деятельность Петра I в связи с ее событиями на территории нашей страны, а тем более — личные отношения с Екатериной, с жителями Таллинна, с местными дворянами оставались практически неизученными, неизвестными. А ведь все это тоже представляет интерес, поскольку затрагивает целый ряд культурно-исторических фактов, так называемых достоверных «исторических анекдотов», легенд.

Кроме того, для нас, эстонцев, в истории Петра I и Екатерины I имеется еще один достойный упоминания аспект: происхождение царицы до сих пор остается неясным. В исторических справочниках, издающихся в современной России, принято считать, что будущая императрица была дочерью литовского крестьянина Самуила Скавронского. Но в более старых изданиях имеются и другие, ничуть не менее правдоподобные сведения: плененная в лифляндском городке Мариенбург, нынешнем латвийском Алуксне, девица Марта, в 1705 году крещенная в православие под именем Екатерины Алексеевны, была в свое время взята прислугой из местечка Рынгу, то есть – из Южной Эстонии. При этом две сестры этой Марты жили впоследствии в Таллинне. Все это дополнительно разжигает интерес эстонского читателя – ведь женщина, сделавшая карьеру в духе сказок «1001 ночи» – от прачки, портомои, до императрицы, может оказаться нашей землячкой…

– Факты, малоизвестные не только эстонскому, но и русскоязычному читателю… Причем не только в нашей стране, но и за ее пределами, в том же Петербурге, например. Можно ли надеяться, что ваша новая книга в скором времени станет доступной и в переводе на русский язык?

– Такая идея имеется: есть надежда, что город выделит часть средств на ее выпуск в свет и издательство Valgus в следующем году возьмется за это. Сам я планирую приступить к переводу где-нибудь в феврале. Сложность, правда, состоит в том, что я не могу дать прямой перевод эстонской версии – прежде всего потому, что я привожу в книге множество выписок как из писем Петра и Екатерины, так и других архивных документов, которые я должен передать в подлиннике, а потому мне придется пользоваться несколько старомодным русским языком, языком, если угодно, русского дворянского собрания, что, конечно, не простая задача для любого переводчика.

Дело, впрочем, не в одном только стиле перевода. Уже после того, как я сдал рукопись в редакцию и книга была в печати, я наткнулся на дополнительные материалы, связанные с разными эпизодами Северной войны, в особенности – со строительством нашей Ревельской гавани, а также целый ряд фактов, которые я бы хотел использовать именно для русскоязычного варианта книги. Я хочу объяснить и своим русским согражданам, и всем русским людям, которым попадется в руки эта книга, почему отношение эстонцев и русских к Петру I весьма различно и что значило прорубание «окна в Европу» для эстонцев и латышей. Ведь обе стороны смотрят на этот процесс с собственной, национальной, точки зрения, а она у разных народов зачастую не совпадает – в этом мы убедились и на примере недавних событий в Лихула, и их последствий. Надеюсь и буду только рад, если моя книга и ее русскоязычный вариант послужат сближению или хотя бы ознакомлению носителей этих различных точек зрения друг с другом.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!