А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Новая книга известного историка и искусствоведа Юри Куускемаа «Петр I и Екатерина I в Таллинне», успевшая снискать признание и популярность у эстонских читателей, рассказывает о тех событиях в истории нашей страны и ее столицы, которые известны ее жителям, в лучшем случае, на уровне преданий и легенд. Ее дополненный перевод, обещающий выйти в свет в будущем году, даст шанс взглянуть на знаменитых исторических персонажей с малоизвестной стороны и русскоязычным читателям как в Эстонии, так и за ее пределами.

Юри Куускемаа

Юри Куускемаа

Научно-популярный труд на историческую тематику, повествующий отнюдь не об актуальных проблемах дня сегодняшнего, а о событиях без малого трехсотлетней давности, не только выставляется на стеллажи книжных магазинов с пометкой «новинка», но и достаточно быстро перебирается в десятку наиболее популярных изданий месяца, а вслед за этим у фирмы-издателя появляются мысли о дополнительном тираже и переводе на русский язык – ситуация для современной Эстонии не самая заурядная. Но справедливость девиза петровских времен «небывалое бывает» подтверждает собой новая книга Ю. Куускемаа.

– Петр I, его супруга Екатерина и Таллинн – что, на ваш взгляд, объединяет три этих понятия и что подвигло вас посвятить этой теме свое исследование? – эти вопросы стали ключом к рассказу автора о его последней книге и о роли царственной четы в истории наших краев.

– Петрa I и «деяния петровы» с современной Эстонией и Таллинном связывает, безусловно, парк Кадриорг, несущий в своем названии имя Екатерины-Катарины-Кадри. Думаю, что это лучшая часть наследия Петра в наших краях. В подтверждение своих слов я привожу в книге хотя бы такой факт: когда Кадриорг был основан, в городе в результате занесенной сюда во время осады чумы оставалось всего две тысячи семьсот жителей. Сейчас численность населения в Таллинне насчитывает четыреста одну тысячу душ. А место это по-прежнему остается столь же популярным и излюбленным. Ведь даже молодожены, особенно – русские, которые раньше предпочитали делать свадебное фото на фоне памятника «Русалке» или «Бронзового солдата» на Тынисмяги, все чаще запечатлевают себя среди красоты Верхнего сада Кадриорского дворца…

Что же касается лично меня, то я как историк и искусствовед, попав на музейную практику в Кадриоргский дворец ровно сорок лет назад, сохранил ему верность. А он возбудил во мне чисто человеческое любопытство: кем строилось все это великолепие, когда, какая жизнь окружала его? Понимая церковнославянский текст, точнее – умея читать написанное на нем, я был готов к работе в российских архивах и, начиная с семидесятых годов, стал читать подлинники писем и донесений, которые были отправлены из Таллинна в канцелярию Петра I и Екатерины I.

– Но ведь ваша нынешняя книга – это рассказ не только и не столько о Кадриорге…

– В проработанных мною документах я отыскал массу фактов, не имеющих к парку и дворцу непосредственного отношения, но от этого не менее малоизвестных и интересных. Еще в восемьдесят четвертом году я опубликовал газетные статьи о пребывании Петра в Ревеле в 1721 и 1723 годах. Здесь я уже следовал тому же методу изложения, который применен мною и в нынешней книге: собрал воедино все те петровские письма и указы, причем не только те, что затрагивали таллиннские дела, но и не относящиеся к самому городу, однако были подписаны Петром здесь.

Таким образом, я как бы собирал кусочки рассыпавшейся мозаики, пытаясь составить из них такую картину, в центре которой был бы Таллинн, Эстония, а фоном – главная деятельность Петра: европеизация России, Северная война, другие завоевания России в петровский период… Возможно, из-за этого мое повествование и получается чуть хаотичным: я начинаю его декабрем 1711 года, когда перед Рождеством Петр I и Екатерина впервые приехали в наш город, и не заканчиваю его 1723 годом, когда Петр был в Таллинне в последний раз, но привлекаю сюда же и судьбы его наследия в последующие годы… Причем речь, повторюсь, идет не только о Кадриорге – например, у меня есть глава, названная «Посмертное возвращение Петра Великого». Речь в ней идет о памятнике, установленном в 1910 году в его честь на нынешней площади Свободы: как монумент был создан, как его открывали, что с ним сталось, когда и почему его сняли…

– Судьба таллиннского памятника – невольное свидетельство тому, что в эстонской историографии Петр I – не самая популярная фигура: все же иноземный царь, завоеватель. И вдруг – написанная вами книга оказывается едва ли не бестселлером. Чем, на ваш взгляд, обусловлен этот успех?

– Эстонская версия книги «идет» очень неплохо: тираж ее, составляющий тысячу экземпляров, как мне сообщили из издательства, по большей части уже распродан, и они думают, не издать ли дополнительный. Подобный интерес, на мой взгляд, обусловлен, прежде всего, тем, что и Петр I, и Екатерина – личности, которые, с одной стороны, принадлежат всемирной истории. С другой же стороны, Северная война – это переломное время для истории Эстонии, а роль и Петра, и его супруги в ее событиях – самая непосредственная.

На эстонском языке, однако, этот период был отражен разве что в контексте Северной войны в целом, но деятельность Петра I в связи с ее событиями на территории нашей страны, а тем более — личные отношения с Екатериной, с жителями Таллинна, с местными дворянами оставались практически неизученными, неизвестными. А ведь все это тоже представляет интерес, поскольку затрагивает целый ряд культурно-исторических фактов, так называемых достоверных «исторических анекдотов», легенд.

Кроме того, для нас, эстонцев, в истории Петра I и Екатерины I имеется еще один достойный упоминания аспект: происхождение царицы до сих пор остается неясным. В исторических справочниках, издающихся в современной России, принято считать, что будущая императрица была дочерью литовского крестьянина Самуила Скавронского. Но в более старых изданиях имеются и другие, ничуть не менее правдоподобные сведения: плененная в лифляндском городке Мариенбург, нынешнем латвийском Алуксне, девица Марта, в 1705 году крещенная в православие под именем Екатерины Алексеевны, была в свое время взята прислугой из местечка Рынгу, то есть – из Южной Эстонии. При этом две сестры этой Марты жили впоследствии в Таллинне. Все это дополнительно разжигает интерес эстонского читателя – ведь женщина, сделавшая карьеру в духе сказок «1001 ночи» – от прачки, портомои, до императрицы, может оказаться нашей землячкой…

– Факты, малоизвестные не только эстонскому, но и русскоязычному читателю… Причем не только в нашей стране, но и за ее пределами, в том же Петербурге, например. Можно ли надеяться, что ваша новая книга в скором времени станет доступной и в переводе на русский язык?

– Такая идея имеется: есть надежда, что город выделит часть средств на ее выпуск в свет и издательство Valgus в следующем году возьмется за это. Сам я планирую приступить к переводу где-нибудь в феврале. Сложность, правда, состоит в том, что я не могу дать прямой перевод эстонской версии – прежде всего потому, что я привожу в книге множество выписок как из писем Петра и Екатерины, так и других архивных документов, которые я должен передать в подлиннике, а потому мне придется пользоваться несколько старомодным русским языком, языком, если угодно, русского дворянского собрания, что, конечно, не простая задача для любого переводчика.

Дело, впрочем, не в одном только стиле перевода. Уже после того, как я сдал рукопись в редакцию и книга была в печати, я наткнулся на дополнительные материалы, связанные с разными эпизодами Северной войны, в особенности – со строительством нашей Ревельской гавани, а также целый ряд фактов, которые я бы хотел использовать именно для русскоязычного варианта книги. Я хочу объяснить и своим русским согражданам, и всем русским людям, которым попадется в руки эта книга, почему отношение эстонцев и русских к Петру I весьма различно и что значило прорубание «окна в Европу» для эстонцев и латышей. Ведь обе стороны смотрят на этот процесс с собственной, национальной, точки зрения, а она у разных народов зачастую не совпадает – в этом мы убедились и на примере недавних событий в Лихула, и их последствий. Надеюсь и буду только рад, если моя книга и ее русскоязычный вариант послужат сближению или хотя бы ознакомлению носителей этих различных точек зрения друг с другом.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!