А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В 00 часов 45 минут 2 февраля 1920 года в Тарту был подписан Мирный договор между Советской Россией и Эстонской Республикой, по которому Россия первой признала de jurе независимое эстонское государство.

В огне лишь камни одни выживают
и люди, из тех, чьи сердца что камни.
Йоханнес Семпер

«В жестокое время»

И сегодня, накануне 85-й годовщины этого исторического события, можно и нужно максимально объективно, “без небылиц и замусоренных представлений” посмотреть на обстановку, в которой возникли условия для создания на карте Европы новой страны — Эстонской Республики.

Когда-то мой школьный учитель говорил: “Посмотрим на сетку истории, на то, что происходило вокруг того или иного события, и сопоставим мнения ее участников”.

В пятидесятые годы минувшего века мы жили в районе Нарвского шоссе и ежедневно еще до работы меня “выводил” на прогулку серьезный и знающий себе цену пес по кличке Норд. Мы отправлялись в сквер около Дома радио. Как каждая уважающая себя собака, Норд ненавидел поводок, но с удовольствием носил его в зубах. Почти каждое утро встречал в сквере во время прогулки невысокого пожилого человека с приветливым лицом.

— Интересный у вас пес, — однажды обратился он ко мне, — носит в зубах поводок и, вероятно, думает, что свободен”. Немного помолчал, внимательно посмотрел на меня и добавил: “Впрочем, как и мы, человеки!”

Так я познакомился с Николаем Васильевичем Сальмом. Тихим немногословным и очень симпатичным человеком. В ту пору ему было около семидесяти лет, но о своей жизни он почти ничего не рассказывал. Только что родом он с Сааремаа и работает представителем Кренгольма в Таллинне. Вскоре мы переехали в другой район Таллинна и несколько лет только изредка случайно встречались с Сальмом на улицах Старого города.

В 1967 году отмечали 50-летие Октябрьской революции, и в “Правде” был опубликован указ о награждени Н.В.Сальма орденом Ленина и помещена большая статья “Солдат революции” о жизни сына батрака с эстонского острова Сааремаа, который в октябрьские дни 1917 года принимал активное участие в событиях тех дней, работал в аппарате Совнаркома. Поговорить с Николаем Васильевичем удалось не сразу — слишком востребованным человеком стал до того мало кому известный скромный служащий Кренгольма. У него брали интервью, приглашали на встречи, снимали кинофильм о его жизни… И только в начале 1970-го случайно столкнулся с Сальмом на улице Виру. Оба были рады встрече. Зашли в кафе “Леммик”, и хотя я ни о чем не расспрашивал старого коммуниста, услышал неторопливый рассказ о событиях конца 1918 — начала 1919 годов, в которых мой собеседник принимал самое непосредственное участие. В руках он держал газету “Советская Эстония” с большой статьей, посвященной 50-летию Тартуского договора.

— Прошло пять десятилетий с февраля 1920 года, — начал нашу беседу Николай Васильевич, — мне уже 82, а я все возвращаюсь и возвращаюсь к той войне, которую на эстонских кухнях называют Освободительной, а я — Гражданской. Именно такой она и была. Совершенно неоспоримо, что исток, породивший такое противостояние и в России, и на ее окраинах, был один — Октябрьская революция, цели диаметрально противоположные, а причины победы одной из сторон в Гражданской войне в России и в Эстонии, как это ни парадоксально, — одинаковые. И главная из них — ЗЕМЛЯ, которую обещали дать крестьянам и большевики, и политики, боровшиеся за создание независимой Эстонии. Одинаковые были и ошибки деятелей Белого движения и руководителей Эстляндской Трудовой Коммуны. Первые ратовали за восстановление “неделимой” России и дореволюционных социальных отношений; вторые — за создание на базе баронских поместий сельскохозяйственных коммун. Основная масса населения и огромной России, и маленькой Эстонии — крестьяне. Их поддержка обеспечила победу и Ленину, и Пятсу.

Гражданской война в Эстонии была еще и потому, что она только часть противостояния, развернувшегося на просторах бывшей Российской империи, борьбы за власть между силами, которые по-разному видели будущее социальное устройство самостоятельного государства. Нельзя забывать, — добавил Сальм, — что после создания 29 ноября 1918 года Эстляндской Трудовой Коммуны Совнарком Советской России через восемь дней, 7 декабря, принял декрет о независимости Эстонии.

На ход этой борьбы не могли не оказать решающего влияния события, потрясавшие в то время Европу и Россию, противостояние порой взаимоисключающих интересов государств и сил. На помощь эстонским коммунарам пришли части Красной армии; с другой стороны в борьбу на стороне Временного национального правительства Эстонии вступили новые силы: 12 декабря 1918 года в Таллиннскую бухту вошла эскадра английского военного флота, прибыло около четырех тысяч добровольцев из Финляндии и Скандинавских стран; активно включилась в боевые действия русская белогвардейская Северо-Западная армия под командованием опытного генерала Н.Юденича и конный корпус С.Булак-Балаховича.

— Итак, — продолжал Сальм, — 29 ноября 1918-го была взята Нарва и провозглашена Эстляндская Трудовая Коммуна, к началу января 1919 года ее части стояли на подступах к Таллинну, а 7 января того же года началось контрнаступление армии Эстонской Республики, поддержанное Северо-Западной армией, английским флотом и другими силами. Уже через неделю был взят Тарту, 19 января Нарва, и к концу месяца части Эстляндской Коммуны и 7-й армии Советской России были вытеснены за пределы Эстонии. Таким образом, Гражданская война на территории Эстонии продолжалась всего 62 дня. И военные действия на эстонской земле больше не велись. С этого момента вооруженные силы обеих сторон приняли участие в общероссийской Гражданской войне. Вопреки собственным интересам эстонская национальная армия вынуждена была по настоянию агличан принять участие в двух походах Северо-Западной армии Юденича на Петроград, сражавшейся за восстановление “единой и неделимой” России, что исключало возможность создания независимого эстонского государства. И только разгром осенью 1919 года белой армии под Петроградом позволил эстонскому правительству в ноябре 1919 года согласиться на предложенные еще летом того же года Советской Россией мирные переговоры, которые и завершились 2 февраля 1920 года подписанием Тартуского договора. Он не был результатом победы или поражения одной из сторон, а итогом взаимных интересов.

Положение Советской России летом 1919-го было критическим: на востоке наступал Колчак, с юга на Москву двигались войска Деникина. По-прежнему угрожала Петрограду Северо-Западная армия Юденича. Прекращение военных действий на этом направлении было жизненно необходимо, и советское правительство решило использовать стремление Эстонии к самостоятельности и признать ее суверенитет при условии разоружения Северо-Западной армии и отказа от предоставления своих портов военному флоту Англии.

Николай Васильевич задумался и добавил: “А ведь мы могли продолжить борьбу. На фронтах Гражданской войны в России против Колчака и Юденича сражались несколько полков эстонских красных стрелков, к осени 1919-го был разбит Колчак и далеко на юг отброшен Деникин, разгромлена армия Юденича. Но вот один интересный и мало кому известный факт”.

Сальм достал из своего потрепанного портфеля выписку из статьи наркома иностранных дел Советской России Чичерина, посвященную Тартускому договору: “Нельзя не отметить, — писал Чичерин, — громадную заслугу эстонских товарищей-коммунистов, которые абсолютно отодвинули на задний план свои местные интересы, приняли во внимание исключительно интересы революции в целом”. Я.Анвельт, Х.Пегельман, В.Кингисепп и другие руководители Эстляндской Трудовой Коммуны были романтиками, смелыми, честными, преданными идее создания справедливого мира. И как всякие романтики, во многом ошибались, но были готовы идти на любые жертвы во имя этой идеи.

Слушая Николая Васильевича, я физически ощутил время, спрессованное в этом скромном человеке, свидетеле и участнике событий, решавших судьбы народов. В его воспоминаниях не было ничего личного, ничего о себе…

Незадолго до кончины Н.В.Сальм подарил мне написанную им книгу “Рассказ о жизни”, из которой я узнал о его работе в Смольном руководителем отдела печати Совнаркома, в Наркомате финансов. В декабре 1918 года по просьбе Яана Анвельта был откомандирован в его распоряжение для назначения на должность коменданта Таллинна. После поражения Коммуны работал в разведотделе 7-й армии, а в мае 1920 года был направлен на работу в первое дипломатическое представительство Советской России в Эстонии.

35 лет назад я записал в своем дневнике рассказ старого коммуниста и, прочитав его теперь, подумал, что в канун очередной годовщины Тартуского мира просто необходимо посмотреть на события того времени глазами человека, который, как и другие деятели Эстляндской Трудовой Коммуны, боролся не за личную власть, а за справедливое и счастливое будущее своей родины, которое, как они свято верили, возможно только путем социального переустройства общества. История опровергла не саму идею, а методы ее осуществления.

P.S. Событиям, приведшим к созданию и становлению Эстонской Республики, мы посвятим следующую статью — “Освободительная война”.

ЛевЛившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!