А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Когда-то он был эстонской Меккой для российских туристов, а нынче стал неприступной крепостью.

Пярну

Пярну

Последний раз я был в Пярну совсем недавно, в конце прошлого года. Город походил на декорации к фильму на рождественскую тему. Гулять по таким улицам было весело и радостно.

Город, конечно же, сильно изменился за последние годы, что тут говорить. Приморская часть отреставрирована, стала этаким аристократическим кварталом, появились новые дома за невысокими белыми штакетничками. Открылись десятки самых разных ресторанчиков — с мексиканской, венгерской, китайской, русской и Бог знает еще какой кухней. Словно грибы после дождя, выросли шикарные супермаркеты, современные автозаправки, открылся новый филармонический концертный зал, есть даже поле для гольфа, а у самого моря выросла шикарная четырехзвездочная гостиница «Тервисе парадиз» — с аквапарком, боулингом, ресторанами и кафе…

Кстати, о языках и проблемах общения. В центре здоровья «Эстония», где я провел целую неделю, меня окружали исключительно финские дедушки и бабушки. О чем они тихо беседовали между собой, мне было не понять, но и они с расспросами ко мне не приставали. Но на вопрос директора Велло Ярвесалу: «Вам, наверное, не хватает соотечественников для общения?» — я честно сознался: «Да, действительно не хватает…»

Ибо я помню то достославное время, когда в Пярну съезжались сливки российской творческой интеллигенции, профессура, дипломаты. Завсегдатаем курорта был Аркадий Райкин, упругой молодой походкой прогуливался по пярнуским аллеям Никита Михалков, опальный Алексей Аджубей с женой Радой находили в этом городе успокоение от московской суеты, сюда любили приезжать Андрей Миронов и Анатолий Папанов, Ролан Быков и Михаил Козаков, Юрий Никулин и космонавт Георгий Гречко. В Пярну тогда ехали не только ради прелестей взморья, но и ради общества, собиравшегося здесь.

Но стоило распасться Советскому Союзу, как этот город стал для нас чужим. Почему? Этот вопрос лично меня волнует давно.

 

Пярну

Пярну

Я приезжал в Пярну даже в те мрачные годы начала 90-х, когда городок был темным по ночам, притихшим и пустоватым днем даже в самый пик летнего курортного сезона. Но вот что интересно: даже в те времена, когда поток туристов со всех пространств огромного нашего государства как-то враз иссяк, по утрам я обнаруживал песок на пярнуском пляже безукоризненно чистым, словно прочесанным мелким гребешком.

В Пярну даже тогда о народе заботились — как о своем, так и о приезжем. А еще заботились об имидже города, который быстро сумел переориентироваться на отдыхающих из Скандинавии. Кстати, этому способствовал привлекательный инвестиционный климат страны, благодаря чему сюда хлынул немалый поток денег. Недавно по всем газетам и интернет-изданиям промелькнула информация, что Эстония по уровню либерализации экономики находится на третьем месте после… Гонконга и Сингапура, тогда как Россия — где-то аж во второй сотне.

О прозрачности ведения бизнеса, о чистоте происхождения доходов каждого живущего в Эстонии человека мы говорили все с тем же Велло Ярвесалу. Он мало похож на директора солидного и преуспевающего санаторного заведения — без парадного пиджака, без галстука, в расстегнутой слегка рубашке. Зато — с широкой улыбкой и открытой доброжелательностью. Я его спрашиваю: не предлагали ли ему и российские бизнесмены помощь в освоении благодатной курортной нивы Пярну? Он отвечает весело, со знакомым эстонским акцентом: «Предлагали — как же! Только я спрашиваю их: где вы возьмете деньги? «В тумбочке!» — отвечают. Тогда я спрашиваю: а кто их туда положит? «Как кто? — смеются они. — Мы и положим». «Нет-нет! — горячится Велло. — У нас так вести бизнес нельзя!»

И все-таки он за то, чтобы туристы из России снова вернулись бы в Пярну, не считая более этот город неприступной крепостью. Интересная деталь: хотя своих соотечественников в санатории «Эстония» я не встретил, но, включив в номере телевизор, обнаружил там с десяток российских телеканалов, которые транслируются через спутник. Спрашивается, зачем это нужно Велло Ярвесалу? Ответ прост — он хочет, чтобы даже столь редкие гости из России, подобные мне, чувствовали себя в его заведении максимально комфортно.

Эффект «крепости» — тут я с Велло солидарен — возник вовсе не из-за границ и оформления визы, скорее, чисто психологически, внутри нашего сознания. Еще вчера мы ездили в Эстонию, как к себе домой, а сегодня — поди ж ты, заграница! Вот кто-то в сердцах и восклицает: видали мы такую заграницу! Уж лучше куда-нибудь в Турцию или Египет.

В Эстонии вместе с тем много мест, где нас с удовольствием принимали бы. Например, почти такой же курортный комплекс, как «Эстония», находится совсем рядом с Нарвой, в поселке Тойла, в котором долгих 18 лет жил и творил русский поэт Игорь Северянин. Дом его сохранился и до сих пор, но его купил какой-то швед, сделал евроремонт, изменив до неузнаваемости внешний облик, хотя — к его чести! — памятный камень сберег.

Когда стоишь в Тойла на высоком обрыве над бушующим внизу морем, понимаешь — тут просто невозможно не сочинять стихи! А какие там аллеи под сенью вековых дубов, какой шикарный парк, разбитый когда-то еще русскими знаменитостями! И питерцам, мурманчанам там отдыхать и поправлять здоровье был бы самый кайф. Ан нет, не едут!

Спрашиваю Велло: «А вам-то зачем наши туристы? Вам что — финских дедушек и бабушек мало?» Вот когда в моем собеседнике просыпается бизнесмен: оказывается, наши туристы куда щедрее финских — они не будут в баре целый вечер беседовать за чашечкой кофе, уж если загуляют — то по полной программе: с коньяком, икрой и обязательно большой компанией… А это, уж извините, дополнительный доход для заведения.

А финских туристов сейчас в Эстонии пруд пруди. Огромные паромы всех расцветок прибывают к причалу Таллиннского порта точно по часам. Впечатление такое, что только один отчалил, как его место занимает уже другой. А что говорить про российских туристов, если между Таллинном и Москвой курсирует всего один пассажирский поезд. И то в новогодние праздники места в нем были раскуплены уже заранее, чуть ли не до самого православного Рождества.

Вообще реалии последних лет здорово изменили психологию жителей Эстонии. Будучи в Пярну, я интересовался: как чувствуют себя в этом городе постоянно проживающие здесь русские, как к ним относятся местные власти? На что главный редактор «Пярнуского Экспресса» Елена Леэтмаа (родом она из Хабаровска, до замужества носила фамилию Корякина) резонно ответила: «Власти относятся к нам так же, как и ко всем остальным избирателям». И пояснила: русскоязычная община Пярну составляет около 10 тысяч человек, или 18 процентов городского населения. При этом 2,6 тысячи жителей являются гражданами России. Однако, в отличие от соседней Латвии, в Эстонии все постоянно проживающие жители, даже если они не являются гражданами государства, обладают правом голоса на муниципальных выборах. А если к этому добавить, что активность русскоязычного населения во время выборов значительно выше, чем у эстонцев, то фактически они отдают в Пярну кандидатам во власть до 25-30 процентов голосов. Это обстоятельство очень серьезно учитывают политики.

И еще мне рассказали об одной интересной тенденции. Русская молодежь сегодня подчас имеет лучшие шансы прилично трудоустроиться, нежели эстонцы. Дело в том, что наши юные соотечественники не только хорошо освоили эстонский язык, но и не забыли свой родной русский. А это на рынке труда особо ценится, в том числе в других европейских странах, которые оказались для нее открытыми после вступления Эстонии в ЕС. Например, выпускник Пярнуской Русской гимназии Женя Семенов — ныне студент одного из таллиннских вузов — минувшим летом оказался единственным представителем от Эстонии, которого пригласили на стажировку в Европарламент.

В Пярну, сугубо эстонском городе, никто не делал вид, что меня не понимает. Как сказала все та же администратор отеля: «Вы, русские, теперь настоящие иностранцы, как англичане или французы».

Эстонцы умеют быть предупредительно вежливыми — их пограничник, взяв мой паспорт, прежде чем поставить штамп о пересечении границы, деликатно осведомился: «Ведь вы не только у нас работали, но и отдыхали? Понравилось?» Хотя, казалось бы, что ему переживать за то, понравилось мне или нет в Эстонии? Шлепнул штамп — и до свидания!

Вот и Велло Ярвесалу верит: мы все-таки разрушим в себе непонятно зачем воздвигнутую психологическую крепость и вернемся в те места, где нас прекрасно понимают, где к нам доброжелательно относятся и где отдых ничуть не хуже, чем в далекой загранице.

Как говорится, была бы охота!

Анатолий Строев

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!