А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Когда-то он был эстонской Меккой для российских туристов, а нынче стал неприступной крепостью.

Пярну

Пярну

Последний раз я был в Пярну совсем недавно, в конце прошлого года. Город походил на декорации к фильму на рождественскую тему. Гулять по таким улицам было весело и радостно.

Город, конечно же, сильно изменился за последние годы, что тут говорить. Приморская часть отреставрирована, стала этаким аристократическим кварталом, появились новые дома за невысокими белыми штакетничками. Открылись десятки самых разных ресторанчиков — с мексиканской, венгерской, китайской, русской и Бог знает еще какой кухней. Словно грибы после дождя, выросли шикарные супермаркеты, современные автозаправки, открылся новый филармонический концертный зал, есть даже поле для гольфа, а у самого моря выросла шикарная четырехзвездочная гостиница «Тервисе парадиз» — с аквапарком, боулингом, ресторанами и кафе…

Кстати, о языках и проблемах общения. В центре здоровья «Эстония», где я провел целую неделю, меня окружали исключительно финские дедушки и бабушки. О чем они тихо беседовали между собой, мне было не понять, но и они с расспросами ко мне не приставали. Но на вопрос директора Велло Ярвесалу: «Вам, наверное, не хватает соотечественников для общения?» — я честно сознался: «Да, действительно не хватает…»

Ибо я помню то достославное время, когда в Пярну съезжались сливки российской творческой интеллигенции, профессура, дипломаты. Завсегдатаем курорта был Аркадий Райкин, упругой молодой походкой прогуливался по пярнуским аллеям Никита Михалков, опальный Алексей Аджубей с женой Радой находили в этом городе успокоение от московской суеты, сюда любили приезжать Андрей Миронов и Анатолий Папанов, Ролан Быков и Михаил Козаков, Юрий Никулин и космонавт Георгий Гречко. В Пярну тогда ехали не только ради прелестей взморья, но и ради общества, собиравшегося здесь.

Но стоило распасться Советскому Союзу, как этот город стал для нас чужим. Почему? Этот вопрос лично меня волнует давно.

 

Пярну

Пярну

Я приезжал в Пярну даже в те мрачные годы начала 90-х, когда городок был темным по ночам, притихшим и пустоватым днем даже в самый пик летнего курортного сезона. Но вот что интересно: даже в те времена, когда поток туристов со всех пространств огромного нашего государства как-то враз иссяк, по утрам я обнаруживал песок на пярнуском пляже безукоризненно чистым, словно прочесанным мелким гребешком.

В Пярну даже тогда о народе заботились — как о своем, так и о приезжем. А еще заботились об имидже города, который быстро сумел переориентироваться на отдыхающих из Скандинавии. Кстати, этому способствовал привлекательный инвестиционный климат страны, благодаря чему сюда хлынул немалый поток денег. Недавно по всем газетам и интернет-изданиям промелькнула информация, что Эстония по уровню либерализации экономики находится на третьем месте после… Гонконга и Сингапура, тогда как Россия — где-то аж во второй сотне.

О прозрачности ведения бизнеса, о чистоте происхождения доходов каждого живущего в Эстонии человека мы говорили все с тем же Велло Ярвесалу. Он мало похож на директора солидного и преуспевающего санаторного заведения — без парадного пиджака, без галстука, в расстегнутой слегка рубашке. Зато — с широкой улыбкой и открытой доброжелательностью. Я его спрашиваю: не предлагали ли ему и российские бизнесмены помощь в освоении благодатной курортной нивы Пярну? Он отвечает весело, со знакомым эстонским акцентом: «Предлагали — как же! Только я спрашиваю их: где вы возьмете деньги? «В тумбочке!» — отвечают. Тогда я спрашиваю: а кто их туда положит? «Как кто? — смеются они. — Мы и положим». «Нет-нет! — горячится Велло. — У нас так вести бизнес нельзя!»

И все-таки он за то, чтобы туристы из России снова вернулись бы в Пярну, не считая более этот город неприступной крепостью. Интересная деталь: хотя своих соотечественников в санатории «Эстония» я не встретил, но, включив в номере телевизор, обнаружил там с десяток российских телеканалов, которые транслируются через спутник. Спрашивается, зачем это нужно Велло Ярвесалу? Ответ прост — он хочет, чтобы даже столь редкие гости из России, подобные мне, чувствовали себя в его заведении максимально комфортно.

Эффект «крепости» — тут я с Велло солидарен — возник вовсе не из-за границ и оформления визы, скорее, чисто психологически, внутри нашего сознания. Еще вчера мы ездили в Эстонию, как к себе домой, а сегодня — поди ж ты, заграница! Вот кто-то в сердцах и восклицает: видали мы такую заграницу! Уж лучше куда-нибудь в Турцию или Египет.

В Эстонии вместе с тем много мест, где нас с удовольствием принимали бы. Например, почти такой же курортный комплекс, как «Эстония», находится совсем рядом с Нарвой, в поселке Тойла, в котором долгих 18 лет жил и творил русский поэт Игорь Северянин. Дом его сохранился и до сих пор, но его купил какой-то швед, сделал евроремонт, изменив до неузнаваемости внешний облик, хотя — к его чести! — памятный камень сберег.

Когда стоишь в Тойла на высоком обрыве над бушующим внизу морем, понимаешь — тут просто невозможно не сочинять стихи! А какие там аллеи под сенью вековых дубов, какой шикарный парк, разбитый когда-то еще русскими знаменитостями! И питерцам, мурманчанам там отдыхать и поправлять здоровье был бы самый кайф. Ан нет, не едут!

Спрашиваю Велло: «А вам-то зачем наши туристы? Вам что — финских дедушек и бабушек мало?» Вот когда в моем собеседнике просыпается бизнесмен: оказывается, наши туристы куда щедрее финских — они не будут в баре целый вечер беседовать за чашечкой кофе, уж если загуляют — то по полной программе: с коньяком, икрой и обязательно большой компанией… А это, уж извините, дополнительный доход для заведения.

А финских туристов сейчас в Эстонии пруд пруди. Огромные паромы всех расцветок прибывают к причалу Таллиннского порта точно по часам. Впечатление такое, что только один отчалил, как его место занимает уже другой. А что говорить про российских туристов, если между Таллинном и Москвой курсирует всего один пассажирский поезд. И то в новогодние праздники места в нем были раскуплены уже заранее, чуть ли не до самого православного Рождества.

Вообще реалии последних лет здорово изменили психологию жителей Эстонии. Будучи в Пярну, я интересовался: как чувствуют себя в этом городе постоянно проживающие здесь русские, как к ним относятся местные власти? На что главный редактор «Пярнуского Экспресса» Елена Леэтмаа (родом она из Хабаровска, до замужества носила фамилию Корякина) резонно ответила: «Власти относятся к нам так же, как и ко всем остальным избирателям». И пояснила: русскоязычная община Пярну составляет около 10 тысяч человек, или 18 процентов городского населения. При этом 2,6 тысячи жителей являются гражданами России. Однако, в отличие от соседней Латвии, в Эстонии все постоянно проживающие жители, даже если они не являются гражданами государства, обладают правом голоса на муниципальных выборах. А если к этому добавить, что активность русскоязычного населения во время выборов значительно выше, чем у эстонцев, то фактически они отдают в Пярну кандидатам во власть до 25-30 процентов голосов. Это обстоятельство очень серьезно учитывают политики.

И еще мне рассказали об одной интересной тенденции. Русская молодежь сегодня подчас имеет лучшие шансы прилично трудоустроиться, нежели эстонцы. Дело в том, что наши юные соотечественники не только хорошо освоили эстонский язык, но и не забыли свой родной русский. А это на рынке труда особо ценится, в том числе в других европейских странах, которые оказались для нее открытыми после вступления Эстонии в ЕС. Например, выпускник Пярнуской Русской гимназии Женя Семенов — ныне студент одного из таллиннских вузов — минувшим летом оказался единственным представителем от Эстонии, которого пригласили на стажировку в Европарламент.

В Пярну, сугубо эстонском городе, никто не делал вид, что меня не понимает. Как сказала все та же администратор отеля: «Вы, русские, теперь настоящие иностранцы, как англичане или французы».

Эстонцы умеют быть предупредительно вежливыми — их пограничник, взяв мой паспорт, прежде чем поставить штамп о пересечении границы, деликатно осведомился: «Ведь вы не только у нас работали, но и отдыхали? Понравилось?» Хотя, казалось бы, что ему переживать за то, понравилось мне или нет в Эстонии? Шлепнул штамп — и до свидания!

Вот и Велло Ярвесалу верит: мы все-таки разрушим в себе непонятно зачем воздвигнутую психологическую крепость и вернемся в те места, где нас прекрасно понимают, где к нам доброжелательно относятся и где отдых ничуть не хуже, чем в далекой загранице.

Как говорится, была бы охота!

Анатолий Строев

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!