А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Когда-то он был эстонской Меккой для российских туристов, а нынче стал неприступной крепостью.

Пярну

Пярну

Последний раз я был в Пярну совсем недавно, в конце прошлого года. Город походил на декорации к фильму на рождественскую тему. Гулять по таким улицам было весело и радостно.

Город, конечно же, сильно изменился за последние годы, что тут говорить. Приморская часть отреставрирована, стала этаким аристократическим кварталом, появились новые дома за невысокими белыми штакетничками. Открылись десятки самых разных ресторанчиков — с мексиканской, венгерской, китайской, русской и Бог знает еще какой кухней. Словно грибы после дождя, выросли шикарные супермаркеты, современные автозаправки, открылся новый филармонический концертный зал, есть даже поле для гольфа, а у самого моря выросла шикарная четырехзвездочная гостиница «Тервисе парадиз» — с аквапарком, боулингом, ресторанами и кафе…

Кстати, о языках и проблемах общения. В центре здоровья «Эстония», где я провел целую неделю, меня окружали исключительно финские дедушки и бабушки. О чем они тихо беседовали между собой, мне было не понять, но и они с расспросами ко мне не приставали. Но на вопрос директора Велло Ярвесалу: «Вам, наверное, не хватает соотечественников для общения?» — я честно сознался: «Да, действительно не хватает…»

Ибо я помню то достославное время, когда в Пярну съезжались сливки российской творческой интеллигенции, профессура, дипломаты. Завсегдатаем курорта был Аркадий Райкин, упругой молодой походкой прогуливался по пярнуским аллеям Никита Михалков, опальный Алексей Аджубей с женой Радой находили в этом городе успокоение от московской суеты, сюда любили приезжать Андрей Миронов и Анатолий Папанов, Ролан Быков и Михаил Козаков, Юрий Никулин и космонавт Георгий Гречко. В Пярну тогда ехали не только ради прелестей взморья, но и ради общества, собиравшегося здесь.

Но стоило распасться Советскому Союзу, как этот город стал для нас чужим. Почему? Этот вопрос лично меня волнует давно.

 

Пярну

Пярну

Я приезжал в Пярну даже в те мрачные годы начала 90-х, когда городок был темным по ночам, притихшим и пустоватым днем даже в самый пик летнего курортного сезона. Но вот что интересно: даже в те времена, когда поток туристов со всех пространств огромного нашего государства как-то враз иссяк, по утрам я обнаруживал песок на пярнуском пляже безукоризненно чистым, словно прочесанным мелким гребешком.

В Пярну даже тогда о народе заботились — как о своем, так и о приезжем. А еще заботились об имидже города, который быстро сумел переориентироваться на отдыхающих из Скандинавии. Кстати, этому способствовал привлекательный инвестиционный климат страны, благодаря чему сюда хлынул немалый поток денег. Недавно по всем газетам и интернет-изданиям промелькнула информация, что Эстония по уровню либерализации экономики находится на третьем месте после… Гонконга и Сингапура, тогда как Россия — где-то аж во второй сотне.

О прозрачности ведения бизнеса, о чистоте происхождения доходов каждого живущего в Эстонии человека мы говорили все с тем же Велло Ярвесалу. Он мало похож на директора солидного и преуспевающего санаторного заведения — без парадного пиджака, без галстука, в расстегнутой слегка рубашке. Зато — с широкой улыбкой и открытой доброжелательностью. Я его спрашиваю: не предлагали ли ему и российские бизнесмены помощь в освоении благодатной курортной нивы Пярну? Он отвечает весело, со знакомым эстонским акцентом: «Предлагали — как же! Только я спрашиваю их: где вы возьмете деньги? «В тумбочке!» — отвечают. Тогда я спрашиваю: а кто их туда положит? «Как кто? — смеются они. — Мы и положим». «Нет-нет! — горячится Велло. — У нас так вести бизнес нельзя!»

И все-таки он за то, чтобы туристы из России снова вернулись бы в Пярну, не считая более этот город неприступной крепостью. Интересная деталь: хотя своих соотечественников в санатории «Эстония» я не встретил, но, включив в номере телевизор, обнаружил там с десяток российских телеканалов, которые транслируются через спутник. Спрашивается, зачем это нужно Велло Ярвесалу? Ответ прост — он хочет, чтобы даже столь редкие гости из России, подобные мне, чувствовали себя в его заведении максимально комфортно.

Эффект «крепости» — тут я с Велло солидарен — возник вовсе не из-за границ и оформления визы, скорее, чисто психологически, внутри нашего сознания. Еще вчера мы ездили в Эстонию, как к себе домой, а сегодня — поди ж ты, заграница! Вот кто-то в сердцах и восклицает: видали мы такую заграницу! Уж лучше куда-нибудь в Турцию или Египет.

В Эстонии вместе с тем много мест, где нас с удовольствием принимали бы. Например, почти такой же курортный комплекс, как «Эстония», находится совсем рядом с Нарвой, в поселке Тойла, в котором долгих 18 лет жил и творил русский поэт Игорь Северянин. Дом его сохранился и до сих пор, но его купил какой-то швед, сделал евроремонт, изменив до неузнаваемости внешний облик, хотя — к его чести! — памятный камень сберег.

Когда стоишь в Тойла на высоком обрыве над бушующим внизу морем, понимаешь — тут просто невозможно не сочинять стихи! А какие там аллеи под сенью вековых дубов, какой шикарный парк, разбитый когда-то еще русскими знаменитостями! И питерцам, мурманчанам там отдыхать и поправлять здоровье был бы самый кайф. Ан нет, не едут!

Спрашиваю Велло: «А вам-то зачем наши туристы? Вам что — финских дедушек и бабушек мало?» Вот когда в моем собеседнике просыпается бизнесмен: оказывается, наши туристы куда щедрее финских — они не будут в баре целый вечер беседовать за чашечкой кофе, уж если загуляют — то по полной программе: с коньяком, икрой и обязательно большой компанией… А это, уж извините, дополнительный доход для заведения.

А финских туристов сейчас в Эстонии пруд пруди. Огромные паромы всех расцветок прибывают к причалу Таллиннского порта точно по часам. Впечатление такое, что только один отчалил, как его место занимает уже другой. А что говорить про российских туристов, если между Таллинном и Москвой курсирует всего один пассажирский поезд. И то в новогодние праздники места в нем были раскуплены уже заранее, чуть ли не до самого православного Рождества.

Вообще реалии последних лет здорово изменили психологию жителей Эстонии. Будучи в Пярну, я интересовался: как чувствуют себя в этом городе постоянно проживающие здесь русские, как к ним относятся местные власти? На что главный редактор «Пярнуского Экспресса» Елена Леэтмаа (родом она из Хабаровска, до замужества носила фамилию Корякина) резонно ответила: «Власти относятся к нам так же, как и ко всем остальным избирателям». И пояснила: русскоязычная община Пярну составляет около 10 тысяч человек, или 18 процентов городского населения. При этом 2,6 тысячи жителей являются гражданами России. Однако, в отличие от соседней Латвии, в Эстонии все постоянно проживающие жители, даже если они не являются гражданами государства, обладают правом голоса на муниципальных выборах. А если к этому добавить, что активность русскоязычного населения во время выборов значительно выше, чем у эстонцев, то фактически они отдают в Пярну кандидатам во власть до 25-30 процентов голосов. Это обстоятельство очень серьезно учитывают политики.

И еще мне рассказали об одной интересной тенденции. Русская молодежь сегодня подчас имеет лучшие шансы прилично трудоустроиться, нежели эстонцы. Дело в том, что наши юные соотечественники не только хорошо освоили эстонский язык, но и не забыли свой родной русский. А это на рынке труда особо ценится, в том числе в других европейских странах, которые оказались для нее открытыми после вступления Эстонии в ЕС. Например, выпускник Пярнуской Русской гимназии Женя Семенов — ныне студент одного из таллиннских вузов — минувшим летом оказался единственным представителем от Эстонии, которого пригласили на стажировку в Европарламент.

В Пярну, сугубо эстонском городе, никто не делал вид, что меня не понимает. Как сказала все та же администратор отеля: «Вы, русские, теперь настоящие иностранцы, как англичане или французы».

Эстонцы умеют быть предупредительно вежливыми — их пограничник, взяв мой паспорт, прежде чем поставить штамп о пересечении границы, деликатно осведомился: «Ведь вы не только у нас работали, но и отдыхали? Понравилось?» Хотя, казалось бы, что ему переживать за то, понравилось мне или нет в Эстонии? Шлепнул штамп — и до свидания!

Вот и Велло Ярвесалу верит: мы все-таки разрушим в себе непонятно зачем воздвигнутую психологическую крепость и вернемся в те места, где нас прекрасно понимают, где к нам доброжелательно относятся и где отдых ничуть не хуже, чем в далекой загранице.

Как говорится, была бы охота!

Анатолий Строев

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!