А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Так, очевидно, и должно было получиться, что водолаз, спасатель — и по профессии, и по призванию — возглавил военно-историческое объединение «Вирония». Я спросила у Юрия Сильмансона, почему они выбрали для своего объединения именно такое название. И он объяснил, что это имя штабного корабля, погибшего в августовскую ночь 1941 года у мыса Юминда, когда море, по словам очевидцев, было красным от крови. Корабли, уходившие из Таллинна, попав на минное поле, взрывались, с берега их обстреливали немецкие батареи, с воздуха бомбили самолеты. Местные жители, не спавшие в ту страшную ночь, рассказывали потом, что уцелевших моряков, пытавшихся вплавь добраться до берега, расстреливали прямо в воде.

Юрий Сильмансон вам ответит…

Юрий Сильмансон вам ответит…

Собственно, в конце 80-х молодые люди, собравшиеся в группу, которая и послужила основой «Виронии», начинали именно как подводно-поисковый клуб. Их волновала трагическая история гибели кораблей, особенно хотелось разгадать тайну «Виронии», тем более что погибший корабль так и не был найден. А он был известен на флоте — и своими международными рейсами в довоенное время, и потом, в самом начале войны… Хотя там, где погибла «Вирония», сами они спускаться не могли. На таких глубинах нужна аппаратура, какой у них не было и нет, специальные смеси, какими должен дышать водолаз и на которые эти добровольные поисковики, эти энтузиасты (полузабытое слово, не так ли?) рассчитывать не могли. Но само это слово, само название «Вирония» стало для них своеобразным символом — прошедшей войны, неразгаданных ее тайн, погибших ее солдат, оставшихся безвестными, непохороненными.

Вот так, с поиска погибших кораблей и началась их добровольная деятельность, которую можно назвать и хобби, но которая фактически стала настоящей, серьезной, большой работой. Особенно, когда от подводных поисков они перешли к материковым, то есть к поискам на суше. Юрий Сильмансон говорит, что поиски останков погибших советских бойцов их всех, как он выразился, «сильно захватили». Да и могло ли быть иначе?

У самого Юрия под Псковом, под Великими Луками воевал дед, в начале войны трудно, страшно выходил из окружения. Другой близкий родственник погиб в Брестской крепости. Наверное, погиб… Потому что никаких известий о нем родные не получали. Много лет спустя благодаря усилиям писателя Смирнова, его поискам, его выступлениям в печати и по радио, страна, а в том числе и семья Юрия, узнала, как героически держались защитники Брестской крепости, хотя фронт ушел уже далеко от границы.

У Алексея Козлова, тоже члена правления «Виронии», отец получил высокое звание Героя Советского Союза. Да и у других членов объединения кто-нибудь из семьи обязательно воевал…

Так что для многих это, очевидно, зов души, что-то вроде долга перед воевавшим поколением. Хотя никто из ребят, в том числе и сам Юрий, громких слов не говорит. Они работают серьезно, домовито, имея специальное разрешение, лицензию Департамента защиты старины, в чьем ведении находятся подобные работы.

Да и что говорить… Чтобы заниматься такими поисками, надо иметь определенное мужество. Вот так однажды они наткнулись на череп, из которого выпал комочек засохшего мозга с застрявшим в нем осколком. Какие мысли, какие ощущения мог породить этот чудом сохранившийся мозг существовавшего когда-то человека?

Но дело не только в этом… Надо иметь специальные приборы, а главное, много знать, знать, где искать, кого искать.

В своих поисках они, бывает, находят не только останки советских солдат, но и немецких, а случается, и эстонских. И чтобы определить, к какой армии принадлежал погибший солдат, надо идентифицировать элементы сохранившейся формы, может быть, пуговицы или, главным образом, обуви, она все-таки сохраняется дольше всего, а также оружие, патроны и т.д. Впрочем, Юрий сказал, что сапоги, офицерские сумки и т.д. в большинстве случаев отсутствуют. Очевидно, в голодные послевоенные годы, когда вокруг царила разруха, местные жители забирали то, что могло быть полезным в скудном хозяйстве.

Красноармейские книжки, которые были у наших солдат, сохранялись плохо. И они радовались, когда вместе с останками находили, скажем, медали или ордена. Тогда по номеру этой награды можно было найти в военных архивах имя и фамилию погибшего. Вот так год назад на Сааремаа вместе с останками погибшего они нашли медаль «За боевые заслуги». Московские поисковики помогли им по номеру медали определить, что убитый был сержантом Низовкиным Виктором Егоровичем, уходившим когда-то на войну из Свердловской области. И уже год или более они пытаются найти родственников этого погибшего сержанта. Ведь, скорей всего, о гибели этого человека семья так ничего и не узнала. Пропал без вести… Среди тысяч и тысяч других, таких же, как он, сгинувших в неизвестности.

Словом, вся эта работа требует и целеустремленности, и настойчивости, и знания истории, в том числе и знания истории войны, сражений, шедших в разных регионах страны. Они изучают карты, книги, стараются, как говорит Юрий, научиться читать между строк.

Члены «Виронии» много работают на Сааремаа. Известно, что в 41-м там шли жесточайшие бои. Оборону там долго держала знаменитая 315-я батарея капитана Стебеля. Огнем своих орудий батарея перекрывала Ирбенский пролив, мешая немцам прорваться. Юрий подробно рассказывает, как были расположены артблоки и командный пункт батареи. Он со своими ребятами бывал там не раз. Даже нырял там, как он говорит, на 2-м артблоке. В последний момент, когда держаться уже не было сил и не было снарядов, подземные этажи расположения батареи были затоплены. Рассказывают, что капитан Стебель сам открыл заглушки, пустив в ходы батареи грунтовые воды. Рассказывают также, что немцы пытались ее осушить, но не знали секретов…

Между прочим, мы показали Юрию письма оставшихся в живых защитников Моонзунда. В 60-х годах их начал собирать Терентий Максимович Зубов, генерал-майор в отставке, тогдашний руководитель секции ветеранов войны. Когда он умер, папку с письмами забрал кто-то другой, потом третий. Чуть ли не три десятка лет она передавалась из рук в руки. Потом ее долго хранил у себя Георгий Иванович Поцелуев. Он и принес ее в редакцию.

Трудно, почти невозможно спокойно, без слез и волнения читать эти безыскусные послания. Нигде, ни в одном из них нет громких слов, высокопарных выражений. А ведь защита Моонзунда летом и осенью 41-го года — одна из самых славных и горьких страниц войны.

Письма рассказывают, как последние защитники острова, батареи, израненные, полуживые, были захвачены немцами. Но перед этим они еще успели молотками разбить дальномер, стереотрубу, взорвать орудия, все, что стало бесполезным, но все равно не должно было достаться врагу. Безоружные, они еще пытались отбиваться штыками.

Бывший дальномерщик батареи Стебеля рассказывает в своем письме, что две девушки-эстонки нашли его, раненого, беспомощного, пытались переодеть в гражданскую одежду, но он решил, что был матросом и умрет как русский матрос.

А в других письмах рассказывают, как пытались спрятать от фашистов раненого Стебеля, прикрыть его своими спинами. Старались даже натянуть на него, полуживого, чью-то рубашку, чтобы немцы не догадались… Но кто-то из кайтселийтчиков указал на него пальцем: «Вот он, Стебель…»

Григорий Александров, тоже бывший защитник Моонзунда, пишет, что был со Стебелем в одном концлагере в Валга. Всему лагерю было известно, рассказывает он, что немцы предлагали Стебелю восстановить затопленную им, уничтоженную батарею со всеми ее помещениями и ходами, обещали ему за это звание полковника и свободную жизнь. А когда стало ясно, что сломать капитана не удастся, вытащили его, уже полумертвого, долго издевались над ним на плацу, избивая палками, а потом расстреляли возле рва, куда сбрасывали умерших.

А в других письмах рассказывают, что тоже видели расстрел Стебеля, но им все же кажется, что в последнюю минуту ему удалось бежать.

Интересно, что Юрий Сильмансон, которому из других источников было известно многое из того, о чем рассказывали письма, говорит, что Стебель не был расстрелян. Его, как генерала Карбышева, облили на морозе холодной водой и оставили умирать в ледяной глыбе.

Очевидно, жизнь, война и смерть капитана Стебеля так обросли легендами, что уже трудно понять, где правда, а где предания, передающиеся в течение многих лет из уст в уста.

И все же мы надеемся, что письма защитников Моонзунда в какой-то степени помогут поисковикам «Виронии» в их работах. На Сааремаа, особенно на полуострове Сырве, в 41-м и в 44-м погибло так много наших солдат и командиров, что кажется, будто земля начинена этими непогребенными, не похороненными останками.

Кстати, там же, на Сааремаа, ребята из «Виронии» нашли склад старых артиллерийских снарядов. И это было очень серьезное дело, потому что рано или поздно на снаряды мог бы наткнуться кто-то другой, непосвященный, неподготовленный…

Но вот что горько… В 2003-2004 годах они нашли немало останков погибших наших солдат. Но они остаются непогребенными, как выразился Юрий, по христианскому обычаю, иными словами, официально, быть может, с соответствующими почестями. С понятной обидой Юрий сказал, что «никому до этого нет дела». Во всяком случае, не было до сих пор… А ведь они работают на собственный, как говорится, страх и риск, используя для своих работ, поездок, походов собственные средства, отрывая их от семьи. Но разве это не должно касаться всех нас? Тем более сейчас, когда идет подготовка к празднованию 60-летия Победы над фашизмом и когда вокруг этой даты и всего, что связано с ней, разгорелись такие политические битвы. Неужели не сумеем собрать средства? Неужели не найдутся люди, готовые спонсировать такие работы?

Останки погибших воинов должны быть подобающим образом похоронены в отведенных для этого местах на кладбищах. И с этим нельзя, невозможно медлить. Тем более что появилось немало так называемых «черных поисковиков». Черт знает, что это за люди. Одни, быть может, ищут медали, ордена, военное оружие, все, что стало модным и можно с выгодой продать на рынке. Другие, быть может, просто разоряют подготовленные к захоронениям, задокументированные и «привязанные» к местности останки советских солдат. В последнее время, как сказал Юрий, испорчены, испоганены, уничтожены немалые результаты их трудов. Найденные ими останки не дождались официального погребения. И это больно, горько, обидно. И за тех, кто погиб когда-то, защищая нас от фашистов, и за нынешних, тех, кто старается отдать дань памяти и уважения этим погибшим. Чтобы, как сказали бы наши бабушки, их души наконец успокоились. А главное, быть может, чтобы успокоились мы все, живущие ныне. Возможно, кто-то и не чувствует этого, но ведь все мы в долгу перед ними, погибшими. Неужели не сможем защитить их память? И их останки?

А их много. Еще не похоронены матросы и офицеры трагически погибшего Мерекюлаского десанта. Ребята из «Виронии» хотят сделать для них отдельное захоронение. Потому что в районе их гибели мемориал есть, а захоронения нет. Хотя они понимают, как нелегко это будет «пробить».

Впрочем, речь не только о захоронениях… Ребята из «Виронии» поправляют памятные доски, сорванные с памятников. Словом, работы много. И поисковики «Виронии» нуждаются в поддержке. Для работы необходимы более совершенные приборы, не просто металлоискатели, которые есть сейчас у них. Нужны рабочие руки, нужны люди, способные делать всю эту работу.

Нелли Кузнецова

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!