А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Есть на Тоомпеа, напротив башни Домской церкви, тихий уголок — смотровая площадка над западным склоном холма. Здесь растут несколько старых деревьев, и среди них слева у крепостной стены замка два крепких дуба. Место относительно малолюдное, туристы, да и таллиннцы заглядывают туда редко. Однажды увидел там пожилого человека. Он стоял около дуба и, обхватив ствол руками, что-то негромко говорил, словно беседуя с ним. Казалось, спрашивал совета и замолкал, слушая ответ.

У этого старейшего в городе дерева нынче юбилей — липа растет на бывшем церковном кладбище 325 лет.

У этого старейшего в городе дерева нынче юбилей — липа растет на бывшем церковном кладбище 325 лет.

Еще леса стоят в дремоте,
Но тем слышнее в каждой ноте
Пернатых радость и задор.

Афанасий Фет

Как давно растут эти старые дубы, что видели и слышали за долгие годы, а может, и столетия, что ждет их в будущем? Что, наконец, вообще мы знаем о деревьях Старого города? Вопросы далеко не праздные. По всему Таллинну, слава Богу, пока еще за пределами его средневековых стен, пилят деревья, «формируют» кроны, срезая почти все ветви и оставляя голые стволы, похожие на телеграфные столбы, которые, как известно, — «хорошо отредактированные сосны». Чтобы оценить то, что мы имеем сегодня, стоит оглянуться в прошлое.

В течение столетий Верхний город был крепостью. Там почти не было зелени. В небольших дворах тесно прижатых друг к другу домов места для деревьев было мало. К тому же частые пожары уничтожали и то малое, что росло. Только в ХIХ веке появились два зеленых островка — маленький парк за «домом коменданта» и с южной стороны дворца небольшой Губернаторский сад. Несколько каштанов и лип растут около Домской церкви, и отдельные деревья в двориках и на смотровых площадках.

Если сегодня на Тоомпеа не много зелени, но все же больше, чем во времена, когда там была крепость, то в Нижнем городе история садов совсем другая. В первые столетия существования Ревеля (Таллинна) домов было значительно меньше, и их окружали сады, но по мере развития города в пределах крепостных стен появлялось все больше жилых и общественных зданий, все меньше оставалось свободного места, и сады стали выносить за пределы городских укреплений. В отличие от Тоомпеа дворы состоятельных бюргеров были значительно просторнее, и в некоторых из них сохранились или посажены заново деревья. Особенно красив ухоженный сад во дворе дома № 29 на улице Лай. За характерной для средневекового города глубокой аркой ворот на небольшом возвышении прекрасно распланированный сквер. Всего несколько старых деревьев — дуб, клены, зато много сирени, других кустов; умело подобранные цветники и папоротники создают уютный уголок, как бы эпиграф к расположенному здесь Музею природы. Во дворе дома № 9 на этой же улице всего два дерева: липа и дуб, но летом здесь ухоженные газоны и работает фонтан в виде горки из мраморных чаш. Сохранилось несколько старых деревьев во дворах гимназии имени Густава Адольфа и Преображенской церкви на улице Суур-Клоостри. Достаточно давно посажены деревья на углу улиц Пикк и Олевимяги. Это место называют Зеленым рынком, но название возникло не от маленького треугольного садика, а потому, что здесь и впрямь был в старину рынок, где торговали овощами. Немало деревьев и в ограде церкви Олевисте, и в некоторых других дворах Нижнего города, а вот на его улицах только две липы перед домом № 29 все на той же улице Лай. Существует предание о появлении этих деревьев.

Растут перед домом № 29 на улице Лай две липы. Впрочем, те, что растут ныне, посажены на месте старых в конце ХIХ века, так что им немногим более ста лет.

Растут перед домом № 29 на улице Лай две липы. Впрочем, те, что растут ныне, посажены на месте старых в конце ХIХ века, так что им немногим более ста лет.

В средневековом Ревеле запрещали высаживать деревья на городских улицах. Однажды летом Петр I, прибыв на корабле в город, отправился прежде всего к бургомистру Хуку, которому принадлежал этот дом на улице Лай. Но в здании шел ремонт, и хозяйка подала царю кофе прямо на крыльце. Кофе был крепкий и горячий, а день солнечный и душный. Петр заметил хозяину, что неплохо было бы посадить перед крыльцом пару раскидистых лип. Бургомистр напомнил о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то царь и наделил Хука и его наследников привилегией иметь перед крыльцом два дерева. Так и растут перед домом № 29 две липы. Впрочем, те, что растут ныне, посажены на месте старых в конце ХIХ века, так что им немногим более ста лет, что тоже немало.

Есть еще одно предание об истории, связанной со временем, когда по распоряжению губернатора ликвидировали все деревья на улицах Ревеля. Это романтическое предание услышал и записал русский писатель А.П. Милюков во время посещения нашего города в 1856 году.

«Прежде Широкая улица (Лай. — Л.Л.) обсажена была деревьями и служила местом прогулок и свиданий. Дома тогда осенялись густыми липами и каштанами. По вечерам старики собирались под тенью их листвы на каменных скамейках своих готических крылец, а молодежь гуляла по улице. В одном старинном доме с огромным окном жила шестидесятилетняя девица. Старая липа росла пред домом, и ее широкие ветви постукивали при ветре в свинцовую раму с мелкими стеклышками. Старушка любила старую липу. Всякое утро, возвратясь с обедни, она отрывала раму и вывешивала клетку с черным скворцом на ближнюю ветку и садилась у окна… По целым часам присматривалась старушка к трепету листьев и прислушивалась к голосу птицы, которая ежеминутно лепетала четыре гармоничных слова: Lieber Friedrich! Liebes Milchen! Далеко, далеко улетали в эти часы мысли старушки: они уносились в ее молодость, и воспоминания рисовали единственную картину из ее однообразной и бесцветной жизни. С чувством какого-то неизъяснимого счастья лелеяла она в душе память об одном летнем вечере. Вспоминала старая девушка, как однажды месяц ярко светил сквозь ветви густой липы, а под их тенью стоял молодой мужчина в атласном кафтане, треугольной шляпе и шелковых чулках. Вспоминала, как она открыла окно, протянула руку и прошептала нежно: Lieber Frirdrich, а юноша, привстав на носки башмаков, страстно поцеловал протянутую ручку и еще нежнее отвечал: Liebes Milchen! А дерево любовно приосеняло их густыми ветвями, и листья трепетали и перешептывались. Одну эту картину и вынесла старушка из потока лет. Слезы текли по щекам ее, когда слушала она лепетание скворца и шелест своей липы. Но вот однажды приходят и говорят ей, что велено вырубить все деревья на Широкой улице и в том числе ее возлюбленную липу. Сердце замерло в груди старой девушки. С отчаянием выбежала она из дома, бросилась на колени перед липой и обвила ее руками, слезы ее текли на корни любимого дерева… Эта странная любовь подействовала: происшествие было рассказано губернатору, и дерево уцелело… Говорят, что когда семидесятилетняя девушка наконец умерла и по завещанию срезали несколько веток с любимого дерева ей на могилу, то старая липа начала вянуть и скоро совсем засохла».

Если точный возраст деревьев старого Таллинна неизвестен, то на табличке у липы, что растет около южной капеллы св. Матфея церкви Нигулисте, написано: «Looduskaitse objekt — Kelehi pдrn (1680 a.)» («Объект охраны природы — липа Кельха»). Так что у этого старейшего в городе дерева нынче юбилей — липа растет на бывшем церковном кладбище 325 лет. Рядом с липой потемневший от времени и наполовину вросший в землю надгробный камень, на котором выбито: «Christian Keleh 1657 — 1710» (Кристиан Кельх — автор «Хроники Ливонии», в которой он среди прочего образно назвал Эстонию ХVII столетия «царством небесным для помещиков, раем для попов, золотым дном для иноземцев и адом для крестьян».

Достаточно давно посажены деревья на углу улиц Пикк и Олевимяги. Это место называют Зеленым рынком, но название возникло не от маленького треугольного садика, а потому, что здесь и впрямь был в старину рынок, где торговали овощами.

Достаточно давно посажены деревья на углу улиц Пикк и Олевимяги. Это место называют Зеленым рынком, но название возникло не от маленького треугольного садика, а потому, что здесь и впрямь был в старину рынок, где торговали овощами.

Старейшее дерево Таллинна окружено невысокой оградой и… автостоянкой с полусотней машин. Смотрел на «липу Кельха», пережившую столетия, бомбы и пожар храма в 1944 году, на ее раны, закрытые бетоном, и думал — может быть, это не пожилой человек на западной смотровой площадке Тоомпеа просил совета у дерева, а старый дуб молил о помощи.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!