А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Есть на Тоомпеа, напротив башни Домской церкви, тихий уголок — смотровая площадка над западным склоном холма. Здесь растут несколько старых деревьев, и среди них слева у крепостной стены замка два крепких дуба. Место относительно малолюдное, туристы, да и таллиннцы заглядывают туда редко. Однажды увидел там пожилого человека. Он стоял около дуба и, обхватив ствол руками, что-то негромко говорил, словно беседуя с ним. Казалось, спрашивал совета и замолкал, слушая ответ.

У этого старейшего в городе дерева нынче юбилей — липа растет на бывшем церковном кладбище 325 лет.

У этого старейшего в городе дерева нынче юбилей — липа растет на бывшем церковном кладбище 325 лет.

Еще леса стоят в дремоте,
Но тем слышнее в каждой ноте
Пернатых радость и задор.

Афанасий Фет

Как давно растут эти старые дубы, что видели и слышали за долгие годы, а может, и столетия, что ждет их в будущем? Что, наконец, вообще мы знаем о деревьях Старого города? Вопросы далеко не праздные. По всему Таллинну, слава Богу, пока еще за пределами его средневековых стен, пилят деревья, «формируют» кроны, срезая почти все ветви и оставляя голые стволы, похожие на телеграфные столбы, которые, как известно, — «хорошо отредактированные сосны». Чтобы оценить то, что мы имеем сегодня, стоит оглянуться в прошлое.

В течение столетий Верхний город был крепостью. Там почти не было зелени. В небольших дворах тесно прижатых друг к другу домов места для деревьев было мало. К тому же частые пожары уничтожали и то малое, что росло. Только в ХIХ веке появились два зеленых островка — маленький парк за «домом коменданта» и с южной стороны дворца небольшой Губернаторский сад. Несколько каштанов и лип растут около Домской церкви, и отдельные деревья в двориках и на смотровых площадках.

Если сегодня на Тоомпеа не много зелени, но все же больше, чем во времена, когда там была крепость, то в Нижнем городе история садов совсем другая. В первые столетия существования Ревеля (Таллинна) домов было значительно меньше, и их окружали сады, но по мере развития города в пределах крепостных стен появлялось все больше жилых и общественных зданий, все меньше оставалось свободного места, и сады стали выносить за пределы городских укреплений. В отличие от Тоомпеа дворы состоятельных бюргеров были значительно просторнее, и в некоторых из них сохранились или посажены заново деревья. Особенно красив ухоженный сад во дворе дома № 29 на улице Лай. За характерной для средневекового города глубокой аркой ворот на небольшом возвышении прекрасно распланированный сквер. Всего несколько старых деревьев — дуб, клены, зато много сирени, других кустов; умело подобранные цветники и папоротники создают уютный уголок, как бы эпиграф к расположенному здесь Музею природы. Во дворе дома № 9 на этой же улице всего два дерева: липа и дуб, но летом здесь ухоженные газоны и работает фонтан в виде горки из мраморных чаш. Сохранилось несколько старых деревьев во дворах гимназии имени Густава Адольфа и Преображенской церкви на улице Суур-Клоостри. Достаточно давно посажены деревья на углу улиц Пикк и Олевимяги. Это место называют Зеленым рынком, но название возникло не от маленького треугольного садика, а потому, что здесь и впрямь был в старину рынок, где торговали овощами. Немало деревьев и в ограде церкви Олевисте, и в некоторых других дворах Нижнего города, а вот на его улицах только две липы перед домом № 29 все на той же улице Лай. Существует предание о появлении этих деревьев.

Растут перед домом № 29 на улице Лай две липы. Впрочем, те, что растут ныне, посажены на месте старых в конце ХIХ века, так что им немногим более ста лет.

Растут перед домом № 29 на улице Лай две липы. Впрочем, те, что растут ныне, посажены на месте старых в конце ХIХ века, так что им немногим более ста лет.

В средневековом Ревеле запрещали высаживать деревья на городских улицах. Однажды летом Петр I, прибыв на корабле в город, отправился прежде всего к бургомистру Хуку, которому принадлежал этот дом на улице Лай. Но в здании шел ремонт, и хозяйка подала царю кофе прямо на крыльце. Кофе был крепкий и горячий, а день солнечный и душный. Петр заметил хозяину, что неплохо было бы посадить перед крыльцом пару раскидистых лип. Бургомистр напомнил о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то царь и наделил Хука и его наследников привилегией иметь перед крыльцом два дерева. Так и растут перед домом № 29 две липы. Впрочем, те, что растут ныне, посажены на месте старых в конце ХIХ века, так что им немногим более ста лет, что тоже немало.

Есть еще одно предание об истории, связанной со временем, когда по распоряжению губернатора ликвидировали все деревья на улицах Ревеля. Это романтическое предание услышал и записал русский писатель А.П. Милюков во время посещения нашего города в 1856 году.

«Прежде Широкая улица (Лай. — Л.Л.) обсажена была деревьями и служила местом прогулок и свиданий. Дома тогда осенялись густыми липами и каштанами. По вечерам старики собирались под тенью их листвы на каменных скамейках своих готических крылец, а молодежь гуляла по улице. В одном старинном доме с огромным окном жила шестидесятилетняя девица. Старая липа росла пред домом, и ее широкие ветви постукивали при ветре в свинцовую раму с мелкими стеклышками. Старушка любила старую липу. Всякое утро, возвратясь с обедни, она отрывала раму и вывешивала клетку с черным скворцом на ближнюю ветку и садилась у окна… По целым часам присматривалась старушка к трепету листьев и прислушивалась к голосу птицы, которая ежеминутно лепетала четыре гармоничных слова: Lieber Friedrich! Liebes Milchen! Далеко, далеко улетали в эти часы мысли старушки: они уносились в ее молодость, и воспоминания рисовали единственную картину из ее однообразной и бесцветной жизни. С чувством какого-то неизъяснимого счастья лелеяла она в душе память об одном летнем вечере. Вспоминала старая девушка, как однажды месяц ярко светил сквозь ветви густой липы, а под их тенью стоял молодой мужчина в атласном кафтане, треугольной шляпе и шелковых чулках. Вспоминала, как она открыла окно, протянула руку и прошептала нежно: Lieber Frirdrich, а юноша, привстав на носки башмаков, страстно поцеловал протянутую ручку и еще нежнее отвечал: Liebes Milchen! А дерево любовно приосеняло их густыми ветвями, и листья трепетали и перешептывались. Одну эту картину и вынесла старушка из потока лет. Слезы текли по щекам ее, когда слушала она лепетание скворца и шелест своей липы. Но вот однажды приходят и говорят ей, что велено вырубить все деревья на Широкой улице и в том числе ее возлюбленную липу. Сердце замерло в груди старой девушки. С отчаянием выбежала она из дома, бросилась на колени перед липой и обвила ее руками, слезы ее текли на корни любимого дерева… Эта странная любовь подействовала: происшествие было рассказано губернатору, и дерево уцелело… Говорят, что когда семидесятилетняя девушка наконец умерла и по завещанию срезали несколько веток с любимого дерева ей на могилу, то старая липа начала вянуть и скоро совсем засохла».

Если точный возраст деревьев старого Таллинна неизвестен, то на табличке у липы, что растет около южной капеллы св. Матфея церкви Нигулисте, написано: «Looduskaitse objekt — Kelehi pдrn (1680 a.)» («Объект охраны природы — липа Кельха»). Так что у этого старейшего в городе дерева нынче юбилей — липа растет на бывшем церковном кладбище 325 лет. Рядом с липой потемневший от времени и наполовину вросший в землю надгробный камень, на котором выбито: «Christian Keleh 1657 — 1710» (Кристиан Кельх — автор «Хроники Ливонии», в которой он среди прочего образно назвал Эстонию ХVII столетия «царством небесным для помещиков, раем для попов, золотым дном для иноземцев и адом для крестьян».

Достаточно давно посажены деревья на углу улиц Пикк и Олевимяги. Это место называют Зеленым рынком, но название возникло не от маленького треугольного садика, а потому, что здесь и впрямь был в старину рынок, где торговали овощами.

Достаточно давно посажены деревья на углу улиц Пикк и Олевимяги. Это место называют Зеленым рынком, но название возникло не от маленького треугольного садика, а потому, что здесь и впрямь был в старину рынок, где торговали овощами.

Старейшее дерево Таллинна окружено невысокой оградой и… автостоянкой с полусотней машин. Смотрел на «липу Кельха», пережившую столетия, бомбы и пожар храма в 1944 году, на ее раны, закрытые бетоном, и думал — может быть, это не пожилой человек на западной смотровой площадке Тоомпеа просил совета у дерева, а старый дуб молил о помощи.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!