А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1191 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

О том, что годовые кольца древесного ствола сохраняют память о климатических условиях того или иного лета, известно всем. Кудаменьше задумываешься о том, что живущие не один человеческий век деревья могут рассказать не только о количестве солнечныхили дождливых дней, но и о тех событиях, свидетелями которых им довелось побывать. Или даже стать их главным действующимлицом.

Липа Кельха - старейшее «именное» дерево Таллинна.

Липа Кельха — старейшее «именное» дерево Таллинна.

Многие из таллиннских деревьев-ветеранов насчитывают не одну сотню лет. И практически у каждого из них есть своя собственная история. Почему бы не постараться услышать ее? Тем более, если на дворе май — месяц, зовущийся в эстонском народном календаре Lehekuu, месяц листвы.

Корона из листьев

Проследить седую старину Таллинна сквозь кроны деревьев, на первый взгляд, не так-то и просто: названия, соответствующие той или иной исторической эпохе, имеются, но иллюстрируют былое они, так сказать, задним числом. Сад датского короля, например, был разбит у отрезка крепостной стены между башнями Кик-ин-де-Кек и Таллиторни куда позже, чем последние датчане покинули город, уступив его тевтонским рыцарям. А дуб датской королевы и того моложе — он был посажен лишь в 1992 году, когда наследница давнишних владельцев североэстонских земель королева Маргрете II нанесла визит в Таллинн. И растет он вовсе не у стен средневекового датского города, а в парке, посаженном рукой правителя совсем иной исторической эпохи.

Живой памятник королевскому визиту, равно как и далеким датским временам, произрастает неподалеку от своего «скандинавского» соседа — дуба шведских королей, в верхнем саду Кадриоргского дворца. Собственно говоря, шведских дубов здесь два: первый был посажен в августе 1929 года, когда король Густав V первым из особ королевских кровей посетил независимую Эстонскую Республику — мемориальную табличку с королевским вензелем у его основания восстановили не так давно. А 22 апреля 1992 года у королевского дуба появился «меньшой брат» — его посадил нынешний шведский монарх Карл ХVI Густав.

Историю, как известно, делают короли, но пишут ее историки. Потому и неудивительно, что старейшее из именных деревьев Таллинна хранит память не о монархе, а о летописце. Прогуливаясь на досуге вокруг церкви Нигулисте, обратите внимание на окруженную невысокой оградой кряжистую липу, растущую почти у самых дверей разрушенного в последнюю войну нигулистеского пастората. Вот уже без малого три века она зовется липой Кельха. Согласно преданию, настоятель храма, пастор и автор «Хроники Ливонии» Кристиан Кельх был похоронен у ее корней 12 декабря 1710 года. Само же дерево еще старше — исследователи полагают, что посажено оно было лет на тридцать раньше — в восьмидесятые годы XVII столетия. Но, глядя на него, думаешь даже не о почтенном возрасте липы, а о скрытом в ее названии символизме: от последней в истории Балтийских стран эпидемии чумы умирает последний ливонский хронист Кельх. Начинается совсем другая эпоха…

Рукой императора

Если верить эстонскому фольклору, то Карл XII и Петр I вели в здешних краях, помимо боевых действий, негласное состязание: кто посадит больше деревьев близ церквей, замков или мыз. И хотя количество известных в народе «карловских» дубов, лип и даже можжевельников явно превосходит количество «петровских», исторически подтвержденным фактом является лишь посадка молодым правителем Швеции всего одного дерева — в местечке Лайузе.

В отличие от своего соперника Петр предпочитал не сельскую местность, а окрестности Таллинна. На ум, в первую очередь, приходит Кадриорг. Конечно, далеко не все его зеленое убранство насажено некогда монаршей рукой — скорее наоборот: множество выросших в позапрошлом веке деревьев исказили облик барочного парка эпохи Петра до неузнаваемости. Но дуб, уже который век прозванный петровским и подходящий для этого звания по возрасту, и по сей день растет у дома № 26 на улице Вейценберги. До 1988 года рос и его сосед-ветеран, но век деревьев, увы, тоже не вечен.

Вот и в прошлом году Таллинну пришлось проститься с еще одним «дендрологическим» памятником царю-реформатору: осенняя буря повалила черный тополь, без малого три века росший во дворе православной церкви Казанской Божьей Матери: предания гласили, что в год освящения храма Петр I посадил его здесь собственноручно. Зато другому петровскому дереву повезло больше: дуб, под которым российский самодержец прикорнул однажды, утомленный свадебным пиром на существовавшей некогда летней мызе Кенигсталь, растет, как и три века назад. Так что только он, стоящий во дворе дома на улице Тоом-Кунинга, 13а, напоминает и о самом поместье, и о шумевшей в его саду свадьбе…

Ну, а самые знаменитые петровские деревья растут в кольце средневековых городских стен — у дверей жилого дома семейства Хуков на улице Лай, 29: согласно легенде, хозяин получил право на их посадку от самого Петра. Правда, специалистам прекрасно известно, что возраст двух живописных лип едва превышает полтора века. Но ведь старинные городские планы и прорисовки таллиннских улиц более давнего времени отображают какие-то деревья на том же самом месте, что и ныне. Так что если для многих поколений таллиннцев липы на улицы Лай связаны именно с пребыванием в городе Петра I, пусть так оно и будет: царь любил город, и городской фольклор отвечает ему взаимностью.

Меценаты и реформаторы

О деревьях, посаженных монаршей рукой, известно, по крайней мере, одно — их месторасположение. Два же историко-дендрологических объекта, некогда весьма популярных у таллиннцев, исчезли без следа. То есть сами они, скорее всего, никуда не делись — растут себе там, где были некогда посажены. Но какие именно это деревья — не может ручаться, пожалуй, никто.

…Первые деревья на окружающих средневековое ядро города бастионах появились задолго до того, как Таллинн был вычеркнут из списка крепостей. А уж после Крымской войны, когда городские укрепления стали даже не анахронизмом, а почти что музейной древностью, озеленение бывшего оборонного пояса главного города Эстляндской губернии оживилось чрезвычайно. Среди таллиннских патриотов, немало сделавших для местных парков и бульваров, стоит вспомнить бургомистра Карла Августа Майера: магистрат он возглавлял с 1860 по 1864 год. Особую слабость он питал к Ингерманландскому бастиону. Усилиями Майера из сугубо фортификационного сооружения он превратился в горку Харью — излюбленное место отдыха горожан как в позапрошлом столетии, таки в нынешнем. Память о бургомистре было решено увековечить: четверть века спустя в его честь решили посадить мемориальный дуб. Рядом установили памятную табличку. Дуб растет и поныне, табличка сгинула… А память о бургомистре осталась: лет пять назад его фамилия была официально зафиксирована в названии лестницы Майера — той самой, по обе стороны которой стоят декоративные чугунные вазы, украшенные городским гербом.

История другого «персонального» дерева также связана с патриотизмом горожан-остзейцев. Правда, направлен он был на этот раз не столько на «малую» родину, сколь на метрополию — объединяющуюся Германию. Одним из символов единой немецкой нации стал Мартин Лютер — основоположник литературного немецкого языка, переводчик Библии и церковный реформатор. Он, правда, никогда не бывал в наших краях, но это не помешало эстляндскому рыцарству выступить с инициативой установить в его честь монумент. Подыскали место: площадь перед замком Тоомпеа, откуда несколько лет назад были изгнаны рыночные торговки. Сроки поджимали: в 1883 году со дня рождения основателю протестантизма исполнялось ровно четыреста лет.

Отливать новую статую не требовалось: неподалеку от Кейла уже стоял памятник Лютеру, созданый в 1862 году самим Петером Клодтом, автором скульптурной группы петербургского Аничкова моста. Дело было за малым: перенести монумент на Тоомпеа. Но губернские власти сочли, что памятник немцу прямо под окнами резиденции российского наместника — это слишком. Тем более что один Лютер в городе уже имелся — скульптура на фасаде перестроенного здания гильдии св. Канута на улице Пикк. Так что юбилей реформатора отметили более скромно: в сквере возле церкви Олевисте посадили лютеровский дуб. В годы первой Эстонской Республики старожилы еще помнили, что растет он у северной стены храма, но где именно, не знали даже они.

* * *

Кто только и в честь каких событий не сажал деревья в Таллинне и его окрестностях за последние сто лет: борцы за возрождение древнеэстонских традиций и верований на горке Сыямяэ — в память о событиях средневекового восстания Юрьевой ночи. Ветераны Советской армии в честь юбилеев Победы во Второй мировой. Делегации из городов-побратимов и представительных культурных обществ местных нацменьшинств.

Год назад политическая элита Эстонии и ее рядовые граждане сажали деревья в честь присоединения к Европейскому союзу. 9 мая нынешнего года президент Арнольд Рюйтель сажал деревья на хутор Варгамяэ. О чем они прошелестят следующим поколениям?

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!