А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Древнегреческое слово historia — рассказ о прошлых событиях, повествование о том, что узнало исследование. Для того чтобы узнать историю народа, страны, города, улиц, домов и событий, необходимо копаться в архивах, искать нужную литературу и документы. Однако если присмотреться к домам Старого города, к резным каменным плитам, многое можно узнать, и не прибегая к письменной истории.

71У камня тоже есть судьба,
Его коснется человек,
И с той поры он навсегда
Ведет свой счет из века в век.

Сегодня нас интересуют предпорожные плиты и надгробные камни. Начнем с предпорожий. Именно по изображенным на них домовым знакам заезжий купец, подмастерье, отправившийся набираться опыта в других странах и городах, любой другой странник мог найти нужный ему адрес.

Предположим, вы оказались в Ревеле (Таллинне) ХVI столетия и должны найти купца Хасселя, дом которого на улице Süsterstrasse. Табличек с названиями улиц и номерами домов в средневековом городе нет. Перед отъездом в Ревель вам сообщили маршрут: за Большими Морскими воротами пройдете по Langestrasse, свернете на Perdekopgasse, дойдете до конца переулка и повернете налево по Süsterstrasse до дома Хасселя. Зная домовой знак этого купца и спросив у первого прохожего, где этот переулок, вы без труда найдете нужный вам дом. Итак, через Большие Морские ворота выйдите на улицу Langestrasse (Пикк), повернете в переулок Perdekopgasse (Вайму) и в конце улицы Süsterstrasse (Лай) увидите нужный вам дом с красивым предпорожным камнем. Наверху вырезан текст: “Сначала познай себя и тогда приходи и суди меня”. Под текстом домовой знак богатого купца и ратмана Эверта Хасселя. Но вы приехали не к самому Эверту, а к его сыну. Дело в том, что на камне есть дата — 1538 год, а старый Эверт умер в 1529-м. Так подробно рассказал об этом камне потому, что он сохранился до нашего времени. Его нашли при строительстве современного дома на улице Лай, 1.

В музее камнерезного искусства в бывшем Доминиканском монастыре (ул. Вене, 16) есть несколько предпорожных плит (в том числе и “плита Хасселя”). На плитах, некогда украшавших предпорожье Ратушной аптеки, сцены на библейские сюжеты. На одной “Голгофа” — Иисус, распятый на кресте, два казненных вместе с ним разбойника и Мария Магдалина, оплакивающая Христа у подножия креста; на второй — сцена Вознесения Иисуса. На плитах в нижней части два герба: владельца аптеки Иоганна Бурхарда II — лилия и два цветка розы — и его второй жены Доротеи Шпрекельсон — ветка с тремя листьями. На плите с композицией “Вознесение” внизу фигура мужчины в доспехах. Он отрешен от всего происходящего вокруг. В левой руке опущенный вниз крест с распятием. Он больше не молится — он умер. Владелец аптеки Бурхард II скончался в 1636 году. Плиты заказала его жена Доротея, а создал их сын известного ревельского мастера Аренда Пассера — Дионисий. В экспозиции музея найденная еще в 1911 году во дворе дома № 13 по улице Виру плита, созданная лет на сто раньше, в пятидесятые годы ХV века, с библейским сюжетом “Грехопадение” — “Адам и Ева у древа познания”. Вся сцена как бы врезана в углубленную дубовую нишу. Здесь все просто и человечно, и люди, и само событие.

Когда и почему с улиц Старого города исчезли предпорожия? Городское предание таково: однажды тогдашний генерал-губернатор Эстляндии маркиз Филипп Паулуччи спускался с Тоомпеа в коляске по Пикк Ялг. Лошади понесли, коляска вылетела через ворота на улицы Нижнего города, зацепилась ступицей за одно из крылечек, перевернулась, губернатор вывалился и сильно ушибся. Пришел в ярость и приказал немедленно убрать все эти платформы, собственноручно написав на каждой дату сноса. Было это будто бы в 1825 году. Оставим предание на совести предков. Просто пришло время. Архитектуру барокко сменил классицизм, с которым никак не сочетались средневековые крылечки. А главное, в ХIХ веке изменился характер торговли и уклад жизни горожан. Есть и фактическое опровержение предания.

В 1935 году вели работы по приведению в порядок кладбища Каламая. Обратили внимание на старые, вросшие в землю надгробные плиты. Когда их выкопали, то обнаружили кроме дат жизни похороненных под ними людей значительно более древние даты, старше первых на 200-300 лет. Это были бывшие предпорожные плиты, использованные для надгробий. Например, на одной из них выбита на немецком языке надпись: “Староста рабочих Иоханн Мартонен — 1807 год“, т.е. на 18 лет раньше “распоряжения” маркиза Паулуччи.

А в 1825 году действительно были изданы правила городского строительства, и они предписывали убрать все выступавшие за стены домов более чем на 35 сантиметров пристройки. В том числе, а возможно и в первую очередь, предпорожные платформы, которые мешали движению транспорта, после чего приступить к прокладке тротуаров.

Сегодня в Старом городе есть несколько воссозданных крылечек: у Дома туриста, Городского театра и др. Подлинные предпорожные плиты сохранились только у Дома Братства черноголовых на улице Пикк, 26. Они украшали крыльцо-платформу здания до ХIХ столетия. На камнях рельефные изображения курчавой негритянской головы покровителя общества святого Маврикия и дата изготовления — 1575 (на одной плите цифры 1 и 5, на другой — 7 и 5). Когда крыльцо снесли, плиты, по-видимому, прислонили к стене, а потом и прикрепили к ней.

Кроме того подлинные предпорожные камни есть в саду у церкви Олевисте. Они представляют интерес прежде всего как памятники старины, как каменная летопись истории и образцы высокого искусства резьбы по камню безвестных ревельских мастеров. Через столетия эти камни передают нам дух и колорит своего времени.

До второй половины ХVIII столетия эстляндское рыцарство хоронило усопших в Домской церкви на Тоомпеа, а богатые бюргеры Ревеля — в храмах Нижнего города. Несмотря на пожары и войны, которые в течение веков оставляли от церквей только стены, сохранилось немало надгробных плит. Надписи на них рассказывают о людях, живших 300-600 лет назад. Каждая плита — история жизни человека, а значит и города, где он жил. Надгробия украшают орнаменты, гербы, домовые знаки усопших, церковная символика. Не сказано только о тех, кто все это вытесал на неподатливом эстонском известняке.

В филиале Таллиннского Художественного музея — церкви Нигулисте есть надгробие, о котором следует рассказать. К южной стене интерьера храма прикреплено надгробие с изображением скелета, вокруг которого интересная надпись: “Здесь похоронен врач Балливи в 1500 и дважды по десять году с женой и дважды по двое детей”. В ХVI столетии город одна за другой охватывали опустошительные эпидемии чумы. Одна из них продолжалась пять лет, с 1515 по 1520 год, и унесла около двух третей населения. Через 485 лет донесла до нас эта надгробная плита рассказ о страшной чуме 1520 года. С надгробием связаны две загадки. Это высокохудожественное произведение резко выделяется среди остальных сохранившихся в таллиннских храмах надгробий. Предполагают, что оно было создано по рисунку ревельского художника европейского масштаба Михкеля Зиттова (1469-1525). В отличие от других, надгробие Балливи не прикрывало в полу храма семейный склеп, а в течение четырех с половиной столетий было укреплено на внешней стене церковного притвора, и только в ходе реставрации разрушенного войной здания перенесено внутрь храма. Может быть, и обошла семейство городского врача эпидемия чумы, а заказанную заранее плиту впоследствии прикрепили у входа в церковь Нигулисте?

К южной стене сгоревшей еще в 1531 году церкви св. Екатерины Доминиканского монастыря, протянувшейся вдоль улочки Катарина Кяйк, прикреплено несколько надгробных плит прихожан этого храма. Надписи, рисунки, символы, вырезанные на них, полустерты. Тысячи тысяч ног, время, незнание уничтожали их в течение веков. И все-таки то немногое, что сохранилось, рассказывает о людях, живших в городе сотни лет назад. Самая интересная плита, под которой была похоронена в 1382 году вдова бургомистра Кунигунда Шотельмундт (первая от угла здания церкви). Это старейшее из дошедших до нас изображений женщин в камнерезном искусстве города. Тонкая контурная линия только обозначает силуэт, легкий и изящный. И то, что изображение контурное, и то, что покойная вырезана стоящей, говорит о древности надгробия. В более поздние времена резьба была глубже, а умерших изображали в лежачем положении. У ног покойной две собаки. Собаки — символ доминиканцев, а может быть, просто символ верности, которыми были собаки во все времена.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!