А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В 1839 году в Петербурге был издан «Путеводитель по Ревелю и его окрестностям» не только с подробными описаниями достопримечательностей, но и статистическими данными за 1837 год. Мы узнаем, что 168 лет назад в Ревеле (Таллинне) жили 22802 человека, было 127 улиц и 4 площади, 22 храма разных конфессий и 1852 здания. Путеводитель подробно сообщает о ярмарках, лавках и питейных заведениях. В городе в тот год торговало 196 лавок, было 15 гостиниц с трактирами, 11 харчевен, 7 кондитерских и 7 погребков с виноградными винами, а также кабаков и трактиров аж… 235 (!).

В отличие от всех остальных уничтоженных временем и людьми летних имений Левенрух сохранился, и почти через три столетия до наших дней дошел расположенный на углу современных Мустамяэ теэ и Линну теэ его старый парк, окруженный с четырех сторон довольно полноводным каналом с мостом через него, зданием бывших конюшен, а главное, с большим и очень серьезным каменным львом у входа.

В отличие от всех остальных уничтоженных временем и людьми летних имений Левенрух сохранился, и почти через три столетия до наших дней дошел расположенный на углу современных Мустамяэ теэ и Линну теэ его старый парк, окруженный с четырех сторон довольно полноводным каналом с мостом через него, зданием бывших конюшен, а главное, с большим и очень серьезным каменным львом у входа.

К Talon помчался: он уверен,
Что там уж ждет его Каверин.
Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток.

По-видимому, кабаки и трактиры находились за пределами городских стен Ревеля. О некоторых из них сохранились только упоминания в связи с именами владельцев или названиями улиц, на которых они находились. Так, на Нарвской дороге, где-то между современными улицами Крейцвальди и Васе, работал трактир с пугающим названием «Чортов». Расположенную неподалеку улицу горожане называли — Tschortowstrasse (Чортова улица, ныне Терасе), а отходившая от нее короткая улочка, которая носит сейчас красивое наименование Hõbeda (Серебряная), была известна как Kleine Tschortowgasse (Малый Чортов переулок). Ни трактир, ни обе улицы никакого отношения к нечистой силе не имели. Просто где-то в этом районе жил домовладелец и хозяин трактира, русский купец Иван Чортов (через два «О»), а слово, обозначающее злой дух в образе человека с рогами, копытами и хвостом, — «черт».

Известно также, что на Пярнуском шоссе была в ХVIII-ХIХ столетиях гостиница, или постоялый двор с трактиром Wirthaus Amerika («Гостиница Америка»), по имени которой были названы впоследствии улицы Grosse и Kleine Amerikastrasse (Большая и Малая Американские улицы). По-видимому, такое громкое наименование захудалому постоялому двору на далекой тогда окраине города, а затем и прилегающих к нему улиц дали в то время, когда была популярна тема Нового Света.

Об одном из ревельских трактиров упомянул классик эстонской литературы Эдуард Вильде: «Большие фруктовые сады и огороды покрывали в то время обширную площадь за воротами Нунна от Кейсмяги до дороги на Теллископли (ныне — ул. Копли). Среди садов виднелись приветливые домики предместья. Тут в свое время стоял знаменитый трактир «Хромая лягушка». По-видимому, это забавное название — «Lombak konn» (Хромая лягушка) придумали эстонские рыбаки, жители Каламая. Впрочем, его охотно посещали и ревельские бюргеры. Уничтожили трактир в 1854 году. В ходе Крымской войны за островом Найссаар появился английский флот. Ожидали высадки десанта, и по приказу генерала Берга уничтожили все, что мешало обороне города, — спилили деревья и снесли строения, в том числе и «Хромую лягушку».

Пярнуское и Палдиское шоссе длинной дугой соединяет улица с радостным названием Койду (Рассвет). Она пересекает много улиц с космометеорологическими названиями: Пилве, Видевику, Вирмалисе, Планеэди, Куу, Сатурни, Кеваде, Суве, Сюгисе и Эха (Вечерней зари). До 1923 года она называлась Никитинской по имени купца Пимена Никитина. На углу современных Эха и Койду находилось его питейное заведение. Возможно, это та самая «Красная корчма», о которой упоминает в своих мемуарах о поездке в 1849 году в Ревель и Гельсингфорс (Хельсинки) русский писатель А.П.Милюков, рассказывая о том, как, пробираясь оттуда в кромешной тьме домой, нетрезвый молодой человек угодил в пруд, расположенной поблизости красильни.

Улица Койду до 1923 года носила несколько наименований, так как отдельные ее отрезки не имели точных границ. Один из участков называли Alimann Strasse по имени Петера Людвига Алимана, на этой улице находился его собственный дом и трактир, название которого история не сохранила, как и почти всех остальных сотен питейных заведений города и его ближайших окрестностей.

Западный район Таллинна, ограниченный Палдиским шоссе, дорогами Кадака и Нымме, бульваром Сыпрусе, носит название «Кристийне». Эта обширная территория (около 400 гектаров) была названа в честь шведской королевы ХVII века, женщины необычной, но разговор сегодня не о ней. Эстонское население именовало эти земли «Кристийне хейнамаа» (покос Кристины). В середине ХVII века их разбили на 46 участков по 9 гектаров в каждом и устроили розыгрыш между состоятельными бюргерами города. Получив свои наделы, новые владельцы строили там летние усадьбы, увеселительные и питейные заведения, разбивали сады. Все эти довольно крупные имения ХVII-ХIХ столетий до нашего времени не сохранились, за единственным исключением. В одном документе того времени упоминается имение Левенрух (леве — лев, рухе — покой).

В отличие от всех остальных уничтоженных временем и людьми летних имений Левенрух сохранился, и почти через три столетия до наших дней дошел расположенный на углу современных Мустамяэ теэ и Линну теэ его старый парк, окруженный с четырех сторон довольно полноводным каналом с мостом через него, зданием бывших конюшен, а главное, с большим и очень серьезным каменным львом у входа. Первым владельцем имения был вице-губернатор Эстляндии Фридрих фон Левен. В парке мызы были зал для балов, кондитерская, питейное заведение, кегельбан и даже тир. Между тогдашней окраиной города и имением было около трех километров, желающих провести время в Левенрух подвозил дилижанс. Приезжали и в своих или наемных каретах. Оставались на несколько дней. В парке были уютные садовые домики, теплица с апельсиновыми деревьями и экзотическими цветами, дорожки украшали скульптуры и клумбы, росли фруктовые деревья.

Фридрих фон Левен недолго оставался владельцем имения. Новым хозяином стал генерал Розен. Он сохранил название, и по-прежнему Левенрух был местом отдыха горожан. Пускали независимо от состояния, но при одном условии: «быть прилично одетым», да и сам генерал встречал гостей в безупречном фраке. Впрочем, дальнейшая судьба имения достаточно безрадостна. Сначала на мызе Розена подрались морской офицер и какой-то подмастерье. Дело закончилось смертью одного из них. Горожане перестали посещать Левенрух. А в 1804 году новый владелец, купец Фридрих Нольте основал здесь предприятие, производившее уксус, краски, селитру и… шоколад.

Представьте, что сегодня 26 июля 1894 года. У вас был трудный день, хочется развеяться, отдохнуть. Куда поехать? Можно в приморский салон в Кадринтале (Кадриорге), можно в любой трактир, но лучше всего взять пролетку на Сенном рынке и по Виттенгофской улице отправиться в Kap de bonne Esperance («Мыс Доброй надежды»). Там есть русская баня, можно попариться, а после посидеть за столиком, выпить стопку-другую водочки или бокал хорошего французского вина. А если перебрал, заночевать в приличной гостинице.

Вы спросите, где это? Увы, нет больше увеселительного заведения с таким экзотическим названием, принадлежавшего купцу Юргену Витте. На этом месте сегодня торговый центр «Кристийне». Сенной рынок стал площадью Вабадусе, а Виттенгофскую улицу в 1923 году переименовали в улицу Эндла. В тот год молодая Эстонская Республика отмечала первое в истории народа пятилетие собственного государства, и многие таллиннские улицы в честь этого юбилея изменили свои названия. Они получили имена эстонских писателей, музыкантов, художников, политиков; были названы в честь легендарных и исторических событий.

По легенде приемная дочь Ванемуйне прекрасная Юта поселилась на берегу озера Эндла. До сих пор слышны у озера песни Юты и плач по возлюбленному Энделю, сыну кузнеца Ильмарине. Эндель погиб, и Юта проливала слезы до тех пор, пока Ильмарине не сделал для нее золотой платок. Прикрывшись им, она видела свое счастливое прошлое. Время от времени Юта дает платок смертным людям, и тогда в их воображении оживает радостное прошлое.

В заключение хотел бы сказать, что в 1817 году в Ревеле открыл двери самый большой и знаменитый отель-ресторан города — Kuld Lõvi («Золотой лев»), рассказ о нем и о других таллиннских ресторанах впереди.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!