А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Бывает в году время, когда житель Таллинна, не особо задумывающийся о его географическом положении, вспоминает, что живем мы у моря, и спешит на пляж. Не догадываясь даже, что некогда именно морские купания, а не красоты средневековой архитектуры, привлекали в город многочисленных туристов. А потому перед тем как окунуться в воды бухты Пирита, Копли или Какумяэ, не лишним будет «окунуться в историю» — историю морских купаний в современной столице Эстонии.

Благотворное влияние морских купаний на человеческий организм подметили еще древние римляне. И хотя массового паломничества на средиземноморские пляжи патриции не совершали, отдавая предпочтение подогретым бассейнам терм или природным горячим ключам, медицинские авторитеты античности советовали время от времени окунаться и в море — укрепления общего тонуса ради.

Пример приморья

Как и многие плоды античной цивилизации, морские ванны оказались в забвении вслед за гибелью Римской империи. Конечно, жители побережья, вероятно, не избегали шанса окунуться в жаркий день, но своеобразное, с точки зрения современного человека, отношение Средних веков к человеческому телу и его гигиене не поощряло праздное плескание в волнах прибоя. Более того — считало это занятие едва ли не непристойным, а потому — запретным: даром, что ли, купание в море было строго-настрого запрещено в XVII столетии учащимся таллиннской гимназии Густава-Адольфа: наравне с карточными играми или дуэлями.

Перелом наступил едва ли не полтора века спустя. Французская революция, увлеченная идеалами античности, сбросила с голов европейцев замысловатые парики эпохи рококо и смыла с их лиц толстый слой пудры-«штукатурки». Живущий в гармонии с природой «солнечный дикарь» стал в общественном сознании популярнее изнеженного завсегдатая аристократических салонов. А в 1796 году знаменитый немецкий врач Кристоф Вильгельм Гуфеланд, непримиримый борец с пседонаучными течениями вроде френологии или месмеризма, издал свой бестселлер — «Искусство продления человеческой жизни». Переведенный на все европейские языки, он подводил под пользу морских купаний теоретическую базу: «Достаточно лишь взглянуть на приморских жителей: как преизобилуют они здоровьем», — писал его автор.

Призыву Гуфеланда прежде всего последовали жители Британских островов. Следом за ними — жители Германии. В середине десятых годов XIX века в рыбацких поселках на месте нынешней латвийской Юрмалы залечивали раны участники Бородинской битвы. А менее чем через десятилетие приморским курортом «номер один» стал для подданных Российской империи главный город Эстляндской губернии.

Искусство жизни

Как и многие новомодные медицинские теории, идеи Вильгельма Гуфеланда были приняты восторженными современниками за панацею. Считалось, что купание в море или даже пассивное сидение в ванне с морской водой способно излечить все мыслимые недуги. Первый русскоязычный путеводитель по Таллинну, изданный в 1839 году, уверял, что морские купания способны избавить от нервной раздражительности, паралича, мокротных простуд, лихорадки и… слабоумия. Странно даже, что на той же странице автор предупреждает, что вред они могут принести склонным к удару, имеющим больные и слабые легкие, страждущим подагрой и загадочной «остротою материй».

Целебные качества воды из Таллиннской бухты ценили два века назад столь высоко, что не только купались в ней, но и употребляли вовнутрь, смешивая с пресной водой или минералкой. Пить купальщикам не возбранялось и более крепкие напитки — пиво или вино. А вот диета полагалась достаточно строгая — ничего жирного, копченого, пирогов, гусей, уток, каплунов, свинины, масла и сыра в больших количествах. Зато к курам, телятине, зелени, овощам и молочным блюдам отношение было прямо противоположное — есть их разрешалось посетителям «ревельских вод» без ограничения. Фрукты же — исключительно с позволения медиков.

Трудно, конечно, сказать, сколь эффективным средством от всех вышеназванных недугов были морские купания вкупе с описанным пищевым рационом. Впрочем, путеводитель 1839 года скорых последствий и не обещал. «Нередко бывает надобно повторять пользование несколько лет, наблюдая беспрерывно одинаковое диетическое правило в образе жизни и следуя в точности советам медика», — наставлял он. Так что приезжать на ревельские воды гости могли не раз и не два. И даже выбирать, где именно проходить лечение, им было по душе.

Пляж с подогревом

«Ревель с недавнего времени стал известен по съездам на морские купания, устроенным надворным советником Витте, — рассказывал о потенциальных местах полезного и здорового времяпрепровождения старинный таллиннский путеводитель. — Он первый по своей предприимчивости попытался сделать купальни, и заведение его и поныне остается первым».

Судя по описаниям без малого двухвековой давности, дела у Витте и впрямь были поставлены на широкую ногу. Купальни, расположенные на территории Кадриорга, могли предложить то, что мы бы назвали «комплексным уходом»: деревянный помост избавлял купальщиков от необходимости шлепать до глубокого места по мелководью, а к услугам тех, кто находил Таллиннский залив чересчур холодным, в комнатах «где есть диваны и все нужное» «с утра до ночи» были готовы ванны с подогретой морской водой. Кроме того, к услугам посетителей были меблированные «нумера» — современники отмечали их чистоту и удобство.

Не меньшим фактором популярности заведений Витте было и само их расположение. «Их осуждают за близость речки Бригиттовки, но это несправедливо, потому что она отстоит от них на четыре версты», — выступал в защиту купален автор анонимного «Путешествия в Ревель и Гельсингфорс в 1839 году». «Приятность жизни в том месте, где находится Виттово заведение, привлекала бы общество сама собою, даже если бы теплые и холодные ванны и не вполне помогали бы больным», — вторит ему старинный путеводитель и, вероятно, не преувеличивает: купальни надворного советника находились неподалеку от Кадриоргского дворца и танцевальной галереи, где всегда можно перемолвиться словом с другими курортниками, поиграть в карты, а дважды в неделю — потанцевать на балу. «Одним словом, из купален я решительно отдаю предпочтение Виттовым», — свидетельствует современник.

Каламаяские купания

Отдавать предпочтение, конечно, могли многие. А вот позволить себе воспользоваться услугами купален в Екатеринентале-Кадриорге — далеко не все: слишком уж не близким казалось таллиннцам позапрошлого столетия расстояние от городских стен до нынешней «Русалки», да и снять себе ванну у советника Витте было недешево: целый рубль серебром да двадцать пять копеек в придачу! Потому и пользовались его заведением преимущественно гости из Петербурга и российской провинции. А простой житель Таллинна, не знакомый, возможно, с теоретическими выкладками Гуфеланда и его последователей-медиков, с неменьшим удовольствием посещал более демократичные места — купальни, устроенные почти у самых крепостных валов.

Путеводители середины XIX века говорят о целом ряде «народных» или «холодных» купален — некого господина Фейга у ворот Нуннавярав, купца-бакалейщика Криха у стен Западной батареи, ставшей впоследствии тюрьмой, безымянное «заведение на Реппербане» — под этим именем среди горожан-остзейцев известен район Каламая. Но самой большой популярностью пользовалось, пожалуй, купальное заведение мясника Крауспа, открывшееся в 1815 году. Все здесь было устроено почти как на кадриоргском берегу — отдельные палатки-раздевалки для дам и господ, отгороженные плетеными из прутьев изгородями места для раздельного купания и даже ванны с подогретой морской водой.

По словам путеводителя 1839 года, купальни Крауспа характеризовали «чистота, порядок и удобство». Так ли оно было на самом деле — сказать сложно. Во всяком случае, санитарные врачи то и дело намекали хозяину на пугающую близость его заведений к тому месту, где в море впадала городская сточная канава. Газеты тех лет время от времени разражались то жалобами купальщиков, то анонимными восторгами прозрачностью воды, но гигиена, в конце концов, одержала победу: в середине столетия вдове Крауспа пришлось перенести купальни метров на двести подальше от канализационного стока. Место, вероятно, было «счастливым»: заведение Крауспа оказалось долгожителем и, проработав добрых сто лет, закрылось лишь после начала Первой мировой войны — в 1915 году.

* * *

Исследователь не может не заметить: путеводители по Таллинну, издававшиеся в первой трети позапрошлого столетия на немецком, французском, английском языках, почти полностью исчезают во второй половине века и появляются вновь лишь в девяностые годы. Основной упор в них делается не на морские купания, а на таллиннскую старину.

Это и неудивительно: растворилась, не подтвердившись опытом, вера в чудодейственную целебность таллиннской морской воды, а железные дороги связали Россию с побережьем Крыма и Кавказа, где и море потеплее, и климат получше. Слава Таллинна как центра морских купаний сошла на нет, и лишь один из прибрежных поселков польского Поморья и по сей день носит имя Ревал — уж не отголосок ли давнишней славы эстляндского курорта?

Впрочем, это скорее всего не более чем совпадение-созвучие. А подлинную, живую память о традиции «купания на ревельских водах», сами того не осознавая и не задумываясь о том, несут в себе таллиннцы, спешашие к морю жарким июльским днем. Ведь море — оно такое же, как и два века назад. И радость от тепла и лета — тоже…

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!