А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1222 posts
    • 4 comments
    • 32 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В 1947-м Таллинн готовился к первому после войны Певческому празднику. Уже начали разбирать развалины на улицах Харью, Нигулисте, Вене и Виру, Нарвском шоссе, в районе вокруг разрушенного театра “Эстония”, а сам он стоял в лесах. Его восстанавливали первым. Работало в городе несколько кафе и ресторанов.

Уха белужья с алым луком,
Стерлядка теплая с хренком,
Пирог с вязигой с мягим звуком
Разрезан острым тесаком.

Юрий Кублановский

У “Фейшнера” (впоследствии кафе “Таллинн”, здесь и далее Л.Л.) на привычных местах сидели немолодые дамы и господа, часами смаковали одну чашку кофе с цикорием и рюмку армянского коньяка, делились новостями и вспоминали прошлое. В “Глории” обедали чиновники из расположенных поблизости учреждений, а по вечерам гуляли моряки. Их обслуживали одетые в безукоризненные, хоть и слегка потертые, смокинги опытные кельнеры. В том, как они работали, чувствовались старая школа и традиции довоенного времени. Изредка заходил в “Глорию” и я, обедал и наблюдал, как они принимали заказ, как подавали, ненавязчиво беседовали с гостями. Особенно нравился немолодой кельнер с добрым приветливым лицом, и я старался сесть за его столик.

Однажды мы случайно встретились на углу улиц Харью и Мюйривахе. На мой вопрос, давно ли он работает в “Глории”, Борис Питкевич (так его звали) ответил: “В “Париже” около года, после демобилизации из Эстонского корпуса, а до войны почти тридцать лет в “Кулд лыви” (“Золотом льве”)”.

Хотел спросить, что это за “Париж” и где ресторан “Золотой лев”, но Питкевич показал на развалины наискосок от того места, где мы беседовали, и добавил: “До войны нынешняя “Глория” была на площади Выйду (ныне Вабадузе), а ресторан на Мюйривахе называли тогда “Дансинг-Париж”. На месте же этих развалин на улице Харью стояли старейший и лучший отель и ресторан Таллинна — “Золотой лев”.

Пригласил старого кельнера в кафе. Мне было 23, ему за 50, и я с интересом слушал его рассказ о довоенных ресторанах, а потом, чтобы не забыть, записал нашу беседу в свой дневник.

Рассказ старого кельнера

“Мне было 17 лет, — начал свой рассказ Питкевич, — когда вместе с несколькими парнями меня приняли учеником кельнера в этот ресторан. Прикрепили к опытным официантам, и мы на практике познавали премудрости этой нелегкой профессии, которая требует не только ловкости, физической силы рук и ног, памяти, сообразительности, крепких нервов, умения вести себя с клиентами, но и быть психологом, уметь заранее понять и почувствовать характер и настроение человека или компании, севших за обслуживаемый тобой столик. При этом быть предупредительным, но не переступать границ и сохранять собственное достоинство. Наиболее расторопных учеников оставляли работать в “Золотом льве”. Через год я стал — помощником кельнера. А потом, в 1914-м, началась мировая война, многих работников ресторана мобилизовали в армию, и уже в 18 лет я самостоятельно обслуживал посетителей, состав которых менялся на глазах. Почти исчезли наши завсегдатаи, слегка надменные остзейцы с Тоомпеа, и появивлось много военных, особенно морских офицеров. Их сменили офицеры Вермахта, а когда после русских революций Эстония стала самостоятельным государством, в гостинице “Золотой лев” жили высшее командование эстонской армии и иностранные дипломаты.

В начале двадцатых годов в залах ресторана столики заняли новые хозяева страны и ее достояния: политические деятели, крупные чиновники, деловые люди, банкиры и дельцы. Менялись владельцы не только предприятий, фирм и магазинов, но и ресторанов, которые росли как грибы. Уже через несколько лет в столице республики их было более шести десятков. Перестраивали и расширяли старые заведения, открывали в приспособленных помещениях и строили новые. Давали им звучные наименования: “Париж”, “Рим”, “Берлин”, “Глория”, “Бристоль”, “Палас”, “Империал”, “Гранд Марине”, “Ривьера-Палас”, “Черная кошка”, “Летучая мышь”…

— У каждого из наиболее популярных ресторанов были свои особенности, например, “шведский стол” в “Ду Норде” или “Пятичасовой чай” с танцевальной музыкой в Белом зале “Эстонии”, но мне, — говорит Питкевич, — как русскому человеку был по душе “Шоферский клуб” Федора Иванова, его удивительная кухня. Там угощали знаменитой селянкой, поросенком под хреном, гусем с яблоками… Всегда были черная и красная икра, семга, лосось, форель, белорыбица, на Масленицу чудесные ноздреватые блины, не говоря уж об особых наливках и водке, настоянной на травах, а еще соленые огурчики и квашеная капуста “в хрусточку”. Был этот ресторан на бульваре Эстония, напротив театра, и так же, как “Золотой лев”, погиб под бомбами в марте 1944 года.

Но по-прежнему наиболее престижными были ресторан в здании театра “Эстония” и наш “Золотой лев”. Здесь проходили торжественные приемы и банкеты в честь почетных гостей страны. В 1929 году правительство республики давало в нашем ресторане прием по случаю визита в Эстонию короля Швеции Густава V. Мне с коллегами довелось обслуживать банкет в честь высоких гостей. Думаю, что королю и сопровождавшей его свите понравилось то, чем угощал их наш шеф-повар Александр Паальберг. До революции он был придворным поваром кухни русского императора и славился в Петербурге своими супами и блюдами из дичи.

Летом 1938 года по прибалтике совершал поездку только что получивший Нобелевскую премию великий русский писатель Иван Алексеевич Бунин. В мае он прибыл в Таллинн и остановился в гостинице “Золотой лев”. В его честь в нашем ресторане культурной общественностью был дан банкет, на котором присутствовали знаменитый певец Дмитрий Смирнов, поэты Игорь Северянин и Хейнрих Виснапуу, художник Андрей Егоров и другие, всего около шестидесяти представителей эстонской и русской культуры.

— Вы знаете, — сказал в заключение старый кельнер, — вспоминая прошлое, я думаю, что перед моими глазами прошла история не только таллиннских ресторанов, но и Эстонии. За моими столиками сидели те, кто вершил судьбы страны. Ресторан, как проявитель, высвечивает человеческие слабости, характеры, пристрастия и даже… тайные помыслы. Раскладывая по тарелкам и подавая еду, слышал порой, как обсуждали они между собой государственные или финансовые дела, а то и смену правительства. Так что, молодой человек,- ресторан это не только место, где можно расслабиться, выпить и закусить, но и часть нашей истории и жизни”.

На круги своя

Перечитав записанный без малого шестьдесят лет назад рассказ старого кельнера, подумал, что история повторяется. В конце ХХ столетия, как и 75 лет назад, тот же передел собственности, такое же стремительное обогащение немногих и обнищание большинства, так же выросло число ресторанов, но между предвоенными ресторанами Таллинна и сегодняшними есть, как говорят в Одессе, “две большие разницы”. В тридцатые годы обед из 2 блюд в столовой на ул.Лай,1, можно было получить за 33 сента, в “Астории” (этот разрушенный в 1944 г. ресторан был на ул. Харью, 19) обед из трех блюд стоил 70 сентов, а в Белом зале “Эстонии” за борщ, курицу martchal и сладкое — яблоко a la kardinal брали 2 кроны. Сохранилось меню комплексного обеда в “Ду Норде” на 15 октября 1936 года: холодная курица по-московски, борщок с сырным хлебом, лосось по-голландски, куропатка в брусничном соусе, крем “Дипломат” — вся эта роскошь стоила две с половиной кроны. Нынче примерно такой же набор в этом ресторане обойдется в 250-300 крон. С учетом размеров зарплат и стоимости обеда в столовой на ул.Лай,1, в тридцатые годы прошлого века и ныне в любом кафе, не говоря уж о ресторанах, увеличение значительное.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

Башня Ратушной площади в Ревеле. Заходите, пока лето!

Смотровая площадка Старого Томаса в Таллине.    Легенды древнего города Таллина.  Новая легенда, от проекта "Ливонский Орден. XXI век": http://livland.org Закажите полную экскурсию через ...

Читать дальше...

Городской Стражник, в роли датского знаменосца. На встрече с Королевой Маргаретте II.

Под сенью Даннеброга: королева Дании в Таллинне

Таллинн и его горожане произвели на датскую королеву Маргарете II во время ее официального визита в столицу ЭР, состоявшегося 15-16 ...

Читать дальше...

Банкнота Банка России номиналом в 500 рублей. 1997 год. Фрагмент. На лицевой стороне изображен памятник Петру I в Архангельске.

Петровская палка о двух концах Помогала ли Петру Первому, дубинка эффективно управлять государством?

Образ Петра I - скорого на расправу, но справедливого монарха - вошел в народный фольклор и многочисленные литературные "Анекдоты". Как ...

Читать дальше...

Кристиан Август Лоренцен. Легенда датского национаьного флага. Даннеброг является с небес во время битвы при Линданисе в 1219 году. 1809. Государственный художественный музей Дании
C.A. Lorentzen (1746-1828), Dannebrog falder ned fra himlen under Volmerslaget ved Lyndanisse (Tallin) i Estland den 15. juni 1219, 1809

Белый крест на алом фоне: флаг Дании в Датском городе Таллине

Легендарное обретение датчанами национального и государственного символа произошло ровно восемьсот лет назад — в битве на том месте, которое через ...

Читать дальше...

Четырнадцатый выпуск Таллиннской русской городской гимназии. 1937 год.

Кружева, значок и ночь в Кадриорге: Выпускные довоенного Таллинна

Как отмечали окончание учебного года и гимназического курса в русских школах довоенной столицы — расскажет, помимо прочего, выставка, проходящая в ...

Читать дальше...

Здание муниципального детского сада в Копли — характерный образчик архитектуры традиционализма двадцатых годов прошлого века.

Сто лет и один год: старейший детсад Таллина

Международный день защиты детей — уместный повод вспомнить о самом старом в семействе детских садов Таллинна, перешагнувшем вековой рубеж своей ...

Читать дальше...

Первые страницы ревельского кодекса Любекского права, составленного в 1282 году — основы городского правосудия на протяжении шести веков.

Восемь столетий Таллинна: век тринадцатый, основополагающий

Каким был он — первый из восьми веков таллиннской истории и что оставил в наследство нынешнему городу и горожанам? Цифра тринадцать ...

Читать дальше...

Титульный лист номера "Revalsche Post-Zeitung" («Ревельская почтовая газета») от 26 июня 1702 года.

Юбилей таллиннской печати: 330 лет Revalische Post-Zeitung

У таллиннской периодики — солидный, красивый и достойный юбилей: ровно триста тридцать лет назад в Ревеле начал выходить первый информационный ...

Читать дальше...

Здание Дома Искусств на площади Вабадузе - место проведения книжной выставки в 1939 году.

«Они представляют особую цивилизацию»: детские книги СССР в довоенном Таллинне

С новинками советского книгоиздания для юных читателей таллиннцы смогли познакомиться еще до того как Эстонская Республика оказалась присоединенной к Советскому ...

Читать дальше...

Вышгород (Тоомпеа) в Ревеле (Таллине), гравюра Вильгельма Зигфрида Ставенхагена, 1867 год

Коварство Озерного Старейшины Улемитсе, известного также, как Ярвевана.

В марте 2018 года, мы уже познакомили вас с оригинальной идеей фабрики «Калев», рассказать на внутренней стороне коробки с конфетами, ...

Читать дальше...

Вышгород (Тоомпеа) в Ревеле (Таллине), гравюра Вильгельма Зигфрида Ставенхагена, 1867 год

Легенда о купце Адальберте Ренненкампфе

Жил в Ревеле купец по имени Адальберт Ренненкампф. Отправил он однажды двух своих сыновей по Перновскому тракту, в другой город ...

Читать дальше...

Ревельское морское сражение 2 (13) мая 1790 года. Картина А. Боголюбова.

В тени последующих триумфов: Ревельское морское сражение

Легендарному Ревельскому морскому сражению исполняется на днях ровно двести двадцать девять лет. Морских баталий акватория нынешней Таллиннской бухты и ее ближайшие ...

Читать дальше...

Орден организовал экскурсию по Старому Таллину

27 апреля, в субботу, состоялась тематическая экскурсия «Таллинские флюгера и кованные изделия» организованная Brüder der Ritterschaft Christi von Livland. Экскурсовод ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!