А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В 1947-м Таллинн готовился к первому после войны Певческому празднику. Уже начали разбирать развалины на улицах Харью, Нигулисте, Вене и Виру, Нарвском шоссе, в районе вокруг разрушенного театра “Эстония”, а сам он стоял в лесах. Его восстанавливали первым. Работало в городе несколько кафе и ресторанов.

Уха белужья с алым луком,
Стерлядка теплая с хренком,
Пирог с вязигой с мягим звуком
Разрезан острым тесаком.

Юрий Кублановский

У “Фейшнера” (впоследствии кафе “Таллинн”, здесь и далее Л.Л.) на привычных местах сидели немолодые дамы и господа, часами смаковали одну чашку кофе с цикорием и рюмку армянского коньяка, делились новостями и вспоминали прошлое. В “Глории” обедали чиновники из расположенных поблизости учреждений, а по вечерам гуляли моряки. Их обслуживали одетые в безукоризненные, хоть и слегка потертые, смокинги опытные кельнеры. В том, как они работали, чувствовались старая школа и традиции довоенного времени. Изредка заходил в “Глорию” и я, обедал и наблюдал, как они принимали заказ, как подавали, ненавязчиво беседовали с гостями. Особенно нравился немолодой кельнер с добрым приветливым лицом, и я старался сесть за его столик.

Однажды мы случайно встретились на углу улиц Харью и Мюйривахе. На мой вопрос, давно ли он работает в “Глории”, Борис Питкевич (так его звали) ответил: “В “Париже” около года, после демобилизации из Эстонского корпуса, а до войны почти тридцать лет в “Кулд лыви” (“Золотом льве”)”.

Хотел спросить, что это за “Париж” и где ресторан “Золотой лев”, но Питкевич показал на развалины наискосок от того места, где мы беседовали, и добавил: “До войны нынешняя “Глория” была на площади Выйду (ныне Вабадузе), а ресторан на Мюйривахе называли тогда “Дансинг-Париж”. На месте же этих развалин на улице Харью стояли старейший и лучший отель и ресторан Таллинна — “Золотой лев”.

Пригласил старого кельнера в кафе. Мне было 23, ему за 50, и я с интересом слушал его рассказ о довоенных ресторанах, а потом, чтобы не забыть, записал нашу беседу в свой дневник.

Рассказ старого кельнера

“Мне было 17 лет, — начал свой рассказ Питкевич, — когда вместе с несколькими парнями меня приняли учеником кельнера в этот ресторан. Прикрепили к опытным официантам, и мы на практике познавали премудрости этой нелегкой профессии, которая требует не только ловкости, физической силы рук и ног, памяти, сообразительности, крепких нервов, умения вести себя с клиентами, но и быть психологом, уметь заранее понять и почувствовать характер и настроение человека или компании, севших за обслуживаемый тобой столик. При этом быть предупредительным, но не переступать границ и сохранять собственное достоинство. Наиболее расторопных учеников оставляли работать в “Золотом льве”. Через год я стал — помощником кельнера. А потом, в 1914-м, началась мировая война, многих работников ресторана мобилизовали в армию, и уже в 18 лет я самостоятельно обслуживал посетителей, состав которых менялся на глазах. Почти исчезли наши завсегдатаи, слегка надменные остзейцы с Тоомпеа, и появивлось много военных, особенно морских офицеров. Их сменили офицеры Вермахта, а когда после русских революций Эстония стала самостоятельным государством, в гостинице “Золотой лев” жили высшее командование эстонской армии и иностранные дипломаты.

В начале двадцатых годов в залах ресторана столики заняли новые хозяева страны и ее достояния: политические деятели, крупные чиновники, деловые люди, банкиры и дельцы. Менялись владельцы не только предприятий, фирм и магазинов, но и ресторанов, которые росли как грибы. Уже через несколько лет в столице республики их было более шести десятков. Перестраивали и расширяли старые заведения, открывали в приспособленных помещениях и строили новые. Давали им звучные наименования: “Париж”, “Рим”, “Берлин”, “Глория”, “Бристоль”, “Палас”, “Империал”, “Гранд Марине”, “Ривьера-Палас”, “Черная кошка”, “Летучая мышь”…

— У каждого из наиболее популярных ресторанов были свои особенности, например, “шведский стол” в “Ду Норде” или “Пятичасовой чай” с танцевальной музыкой в Белом зале “Эстонии”, но мне, — говорит Питкевич, — как русскому человеку был по душе “Шоферский клуб” Федора Иванова, его удивительная кухня. Там угощали знаменитой селянкой, поросенком под хреном, гусем с яблоками… Всегда были черная и красная икра, семга, лосось, форель, белорыбица, на Масленицу чудесные ноздреватые блины, не говоря уж об особых наливках и водке, настоянной на травах, а еще соленые огурчики и квашеная капуста “в хрусточку”. Был этот ресторан на бульваре Эстония, напротив театра, и так же, как “Золотой лев”, погиб под бомбами в марте 1944 года.

Но по-прежнему наиболее престижными были ресторан в здании театра “Эстония” и наш “Золотой лев”. Здесь проходили торжественные приемы и банкеты в честь почетных гостей страны. В 1929 году правительство республики давало в нашем ресторане прием по случаю визита в Эстонию короля Швеции Густава V. Мне с коллегами довелось обслуживать банкет в честь высоких гостей. Думаю, что королю и сопровождавшей его свите понравилось то, чем угощал их наш шеф-повар Александр Паальберг. До революции он был придворным поваром кухни русского императора и славился в Петербурге своими супами и блюдами из дичи.

Летом 1938 года по прибалтике совершал поездку только что получивший Нобелевскую премию великий русский писатель Иван Алексеевич Бунин. В мае он прибыл в Таллинн и остановился в гостинице “Золотой лев”. В его честь в нашем ресторане культурной общественностью был дан банкет, на котором присутствовали знаменитый певец Дмитрий Смирнов, поэты Игорь Северянин и Хейнрих Виснапуу, художник Андрей Егоров и другие, всего около шестидесяти представителей эстонской и русской культуры.

— Вы знаете, — сказал в заключение старый кельнер, — вспоминая прошлое, я думаю, что перед моими глазами прошла история не только таллиннских ресторанов, но и Эстонии. За моими столиками сидели те, кто вершил судьбы страны. Ресторан, как проявитель, высвечивает человеческие слабости, характеры, пристрастия и даже… тайные помыслы. Раскладывая по тарелкам и подавая еду, слышал порой, как обсуждали они между собой государственные или финансовые дела, а то и смену правительства. Так что, молодой человек,- ресторан это не только место, где можно расслабиться, выпить и закусить, но и часть нашей истории и жизни”.

На круги своя

Перечитав записанный без малого шестьдесят лет назад рассказ старого кельнера, подумал, что история повторяется. В конце ХХ столетия, как и 75 лет назад, тот же передел собственности, такое же стремительное обогащение немногих и обнищание большинства, так же выросло число ресторанов, но между предвоенными ресторанами Таллинна и сегодняшними есть, как говорят в Одессе, “две большие разницы”. В тридцатые годы обед из 2 блюд в столовой на ул.Лай,1, можно было получить за 33 сента, в “Астории” (этот разрушенный в 1944 г. ресторан был на ул. Харью, 19) обед из трех блюд стоил 70 сентов, а в Белом зале “Эстонии” за борщ, курицу martchal и сладкое — яблоко a la kardinal брали 2 кроны. Сохранилось меню комплексного обеда в “Ду Норде” на 15 октября 1936 года: холодная курица по-московски, борщок с сырным хлебом, лосось по-голландски, куропатка в брусничном соусе, крем “Дипломат” — вся эта роскошь стоила две с половиной кроны. Нынче примерно такой же набор в этом ресторане обойдется в 250-300 крон. С учетом размеров зарплат и стоимости обеда в столовой на ул.Лай,1, в тридцатые годы прошлого века и ныне в любом кафе, не говоря уж о ресторанах, увеличение значительное.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!