А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1191 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Кто, как говорится, о чем, а жители Эстонии под осень — традиционно о памятниках. В прошлом году нас сотрясали страсти вокруг карикатурного «монумента», установленного небезызвестным старейшиной волости Лихула. Нынешний август начался с разговоров вокруг намечаемого памятника академику-офтальмологу из далекого Азербайджана.

Таллинн, конечно, не Афины, о которых античные авторы полушутя говорили, что скульптур на его улицах больше, чем живых горожан: образцов художественной пластики в нашем городе, на первый взгляд, не так уж и много. Специалисты, однако, говорят, что их в нашем городе более восьми десятков. Перечислять все — не хватит газетного формата. Но постараться вычленить из их числа десять наиболее примечательных — задача занимательная.

Попробуем? Итак:

фото Николая ШАРУБИНА

фото Николая ШАРУБИНА

Еще кандидаты на титул «памятника-долгожителя»: кенотаф, то есть символическое надгробие купца Ханса Павелса, «спонсора» строительства Мариинской капеллы церкви Олевисте, установленный на выходящей к улице Пикк церковной стене в 1513 году, и две пушки петровских времен во дворе дома на углу улиц Олевимяги и Вене.

Самый старый — знакомьтесь — монумент в память ратмана Блазиуса Хохгреве, погибшего при стычке с конным разъездом московитов в дни Ливонской войны в 1561 году. Крест с памятным текстом и изображением коленопреклоненного перед распятием ратмана неприметно простоял в одном из двориков улицы Марта в таллиннском районе Тонди четыре с половиной столетия, а несколько лет назад обзавелся табличкой с поясняющим текстом и подсветкой в темное время суток

Самый недолговечный. Перефразировав народную мудрость о том, что самым долговечным, как правило, становится временное, можно прийти к заключению, что сооружаемому «на века», напротив, уготовлена зачастую судьба «однодневки». История таллиннских памятников, установленных в угоду политическим мотивам, — подтверждение тому. Были среди них, конечно, и свои «долгожители»: памятники Калинину, Ленину, Кингисеппу, установленные в конце сороковых — начале пятидесятых годов и созданные словно по одному шаблону, простояли себе по четыре десятилетия: вплоть до крушения коммунистического строя.

Другим повезло меньше — довольно абстракционистская композиция из металлических «штыков», установленная в 1975 году перед нынешним зданием Банка Эстонии и призванная увековечить память сражавшихся на стороне большевиков в Освободительной войне эстонских стрелков, простояла куда меньше: всего шестнадцать лет. Но абсолютный рекорд, похоже, принадлежит памятнику Иосифу Сталину, установленному в послевоенном Таллинне одним из первых, он едва ли простоял на своем месте напротив Балтийского вокзала и десяток лет. А далее — все точно по тексту песни А.Галича — 1956 год, речь Хрущева на ХХ съезде, и «приказано статуй за ночь снять на станции»…

 
Самый забытый.
 В девяностые годы прошлого уже, ХХ столетия, этот сомнительный «титул», пожалуй, можно было бы присвоить памятнику делегатам Первого конгресса профсоюзов Эстонии, расстрелянным в 1923 году. Сам монумент открыли сорок лет спустя между тогдашним бульваром Гагарина и подножием холма Тоомпеа. Потом бульвар стал Тоомпуйестеэ, а о памятнике как-то позабыли: кампанию по снятию коммунистических монументов он благополучно пережил, но «тропа народная» подзаросла к нему не только в переносном, но и в самом прямом смысле. Последние годы, правда, она вновь начала «протаптываться»: в перых числах мая к нему приходят представители профсоюзов современных и даже возлагают цветы.

Так что «самым забытым» произведением монументальной скульптуры в нашем городе может, пожалуй, считаться «Морская дева» — модернистская композиция, стоявшая в свое время перед гостиницей «Виру», а ныне обнаруженная фотокорреспондентом «Молодежки» ржавеющей на одном из столичных пустырей. То ли место для лишней пары столиков уличного кафе нынешним владельцам отеля потребовалось, то ли появившаяся прошлогодней зимой с противоположной стороны торгово-гостиничного и культурного центра «Виру» скульптура «Сумерки» (она же Hаmmarik, а в народе — «Зеленая баба») конкуренток не терпит…

Самый неуловимый. Казалось бы, у военачальника времен первой Эстонской Республики адмирала Йохана Питки конкурентов быть не должно: установленный ему у здания штаба Кайтселийта в 2002 году памятник простоял крайне недолго — строительство Музея оккупации заставило его сначала потесниться, а потом и вовсе исчезнуть. Как обещают — до тех пор, пока не найдется более подходящее место.

Но еще более «скрытным» оказался памятник немецкому церковному реформатору Мартину Лютеру. Памятник ему намеревались установить дважды, в шестидесятые и в восьмидесятые годы позапрошлого столетия. В 1883-м, когда со дня рождения отца протестантизма отмечалось ровно четыреста лет, даже отливать новую скульптуру было не надо — эстляндское рыцарство планировало перенести на площадь перед замком Тоомпеа фигуру Лютера, стоящую в Кейла и созданную Петром Клодтом фон Юнгерсбургом — тем самым, что создал коней на Аничковом мосту. Правда, губернские власти оба раза ответили отказом. Что, впрочем, не мешает ряду историков утверждать, что памятник Лютеру в Таллинне все же был — и снят был в связи с постройкой на его месте собора Александра Невского…

Самый долгожданный, точнее, «долгоожидаемый». Кандидатов на эту категорию несколько. Из совсем уж недавнего прошлого — обещанная скульптором Тауно Кангро фигура Калевипоэга с ладьей в руках, должная, согласно замыслу, стоять по колено в воде таллиннской бухты и приветствовать-провожать корабли на рейде. Еще один претендент — монумент Свободы на площади Вабадузе: уж сколько времени прошло с середины тридцатых годов, когда решение о его необходимости было принято едва ли не на государственном уровне, сколько конкурсов прошло — а памятника по-прежнему не видать.

Но абсолютный рекорд, по-видимому, принадлежит все же памятнику Петру I: торжественно заложенный в окрестностях Кадриоргского дворца осенью 1810 года, он был открыт ровно… век спустя. Причем в совершенно измененном виде (первоначально планировали мемориальную колонну, позже склонились к фигуре самого императора) и на порядочном расстоянии от предполагаемого изначально места — на нынешней площади Вабадузе. А простоять ему удалось совсем недолго — до 1922 года…

А. Таамсааре

А. Таамсааре

Самый народный.Чтобы не спорить попусту, отправляйтесь-ка в сквер между театром Эстония и гостиницей «Виру»: стоящий, а точнее — «сидящий» там с 1978 года памятник писателю А.Х.Таммсааре одинаково популярен у молодежи как эстонской, так и русской. Причем прозаик, похоже, совсем не против того, что подростки не только сидят на невысоком постаменте скульптуры, но и взбираются к нему на колени — привык, наверное.

В последние время, между тем, у классика эстонской литературы появились конкуренты: памятник прозванному «отцом песни» дирижеру и композитору Густаву Эрнесаксу, «демократично» присевший на траве Певческого поля без всякого постамента в 2004 году, и «Ныммеская мать» с граблями и лейкой, появившаяся в 1997-м в одноименном районе города: промозглыми предрождественскими вечерами чья-то заботливая рука накидывает на плечи скульптуры поношенное женское пальто или плащ. «Чтоб не мерзла» — как пояснил один ныммесец лет пяти-шести.

Бронзовый Солдат

Бронзовый Солдат

Самый многострадальный. В городе, где на протяжении последних ста лет власть менялась без малого с десяток раз, памятники, пострадавшие «за политику», отыскать несложно — вспомним хотя бы установленный в 1927 году монумент в честь погибших в Освободительной войне учащихся, снятый при Сталине и вновь восстановленный в начале девяностых у фасада Таллиннской реальной школы. Но больше всего испытаний, пожалуй, выпало на долю памятника освободителям Таллинна, «Алеши» — для одних, для других — «Бронзового солдата» на Тынисмяги, установленного в 1947 году. Взрыв в первые годы существования, многочисленные попытки демонтажа в наши дни, акты вандализма в день 55- и 60-летия Победы… Пожалуй, довольно!

 

Самый знаменитый. Пожалуй, в этой категории конкурентов у открытого в 1902 году памятника «Русалке» Амандуса Адамсона быть не может: убедился в этом лично, обнаружив пластикатовые пакеты с его изображением продающимися на вокзале одного из подмосковных городов лет пятнадцать тому назад.

 

Памятник "Русалка"

Памятник «Русалка»

За прошедшие годы многое переменилось, но на популярности памятника погибшим таллиннским морякам это не сказалось — да и как могло быть иначе, если не один из политических режимов не замахивался на него даже в мыслях? Успев побывать даже логотипом одной из местных газет, растиражированная множеством альбомов и открыток «Русалка» — и поныне обязательный пункт в маршрутах свадебных кортежей и туристических автобусов. Остановка, вопрос «почему русалка без хвоста и с крыльями?», в ответ — ссылка на название погибшего корабля и романтическая история о любви скульптора к позирующей для фигуры ангела девушке, вспышки фотоаппаратов, обещание вернуться еще раз…

Памятник безутешной Линды

Памятник безутешной Линды

Самый легендарный памятник — до недавних пор — скульптура безутешной Линды, жены богатыря Калева. Копия работы скульптора Аугуста Вейценберга, установленная на вершине Шведского (Ингерманландского?) бастиона в 1922 году неподалеку от «главного дела рук своих» — холма Тоомпеа, сооруженного, если верить легендам, Линдой как курган над могилой погибшего мужа, поспособствовала процессу «перевоплощения» бывшего фортификационного сооружения в романтическое место прогулок — горку Линдамяги. Правда, эпоха «поющей революции» несколько «перепрофилировала» героиню народного эпоса: она стала олицетворять скорбь по жертвам тоталитарного режима.

Примерно в те же годы, благодаря оживившемуся притоку туристов с Запада, флер «легендарности» образовался вокруг скульптуры «Косуля», стоящей в скверике на улице Нунне: экскурсоводы вспомнили старинное остзейское предание о происхождении названия «Ревель» от немецкой фразы «Упавший олень» («Reh fall» — подстреленный основателем города датским королем зверь сорвался якобы с уступа нынешнего Вышгорода). Так первоначально чисто декоративная скульптура стала памятником легенде. Точнее — иллюстрацией к ней.

Самый любимый. Тут, как и полагается, однозначного ответа быть не может. Слишком уж много претендентов — ведь у каждого горожанина наверняка имеется свой. Да и кто возьмет на себя роль судьи в данной категории?

 

А главное — нужно ли это? Ведь все таллиннские памятники и скульптуры — кто постарше, кто посовременнее, кто познаменитее, кто поскромнее — все по-своему украшают собой город и делают его уютнее, знакомее, роднее. А раз так — спасибо им за это.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!