А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Кто, как говорится, о чем, а жители Эстонии под осень — традиционно о памятниках. В прошлом году нас сотрясали страсти вокруг карикатурного «монумента», установленного небезызвестным старейшиной волости Лихула. Нынешний август начался с разговоров вокруг намечаемого памятника академику-офтальмологу из далекого Азербайджана.

Таллинн, конечно, не Афины, о которых античные авторы полушутя говорили, что скульптур на его улицах больше, чем живых горожан: образцов художественной пластики в нашем городе, на первый взгляд, не так уж и много. Специалисты, однако, говорят, что их в нашем городе более восьми десятков. Перечислять все — не хватит газетного формата. Но постараться вычленить из их числа десять наиболее примечательных — задача занимательная.

Попробуем? Итак:

фото Николая ШАРУБИНА

фото Николая ШАРУБИНА

Еще кандидаты на титул «памятника-долгожителя»: кенотаф, то есть символическое надгробие купца Ханса Павелса, «спонсора» строительства Мариинской капеллы церкви Олевисте, установленный на выходящей к улице Пикк церковной стене в 1513 году, и две пушки петровских времен во дворе дома на углу улиц Олевимяги и Вене.

Самый старый — знакомьтесь — монумент в память ратмана Блазиуса Хохгреве, погибшего при стычке с конным разъездом московитов в дни Ливонской войны в 1561 году. Крест с памятным текстом и изображением коленопреклоненного перед распятием ратмана неприметно простоял в одном из двориков улицы Марта в таллиннском районе Тонди четыре с половиной столетия, а несколько лет назад обзавелся табличкой с поясняющим текстом и подсветкой в темное время суток

Самый недолговечный. Перефразировав народную мудрость о том, что самым долговечным, как правило, становится временное, можно прийти к заключению, что сооружаемому «на века», напротив, уготовлена зачастую судьба «однодневки». История таллиннских памятников, установленных в угоду политическим мотивам, — подтверждение тому. Были среди них, конечно, и свои «долгожители»: памятники Калинину, Ленину, Кингисеппу, установленные в конце сороковых — начале пятидесятых годов и созданные словно по одному шаблону, простояли себе по четыре десятилетия: вплоть до крушения коммунистического строя.

Другим повезло меньше — довольно абстракционистская композиция из металлических «штыков», установленная в 1975 году перед нынешним зданием Банка Эстонии и призванная увековечить память сражавшихся на стороне большевиков в Освободительной войне эстонских стрелков, простояла куда меньше: всего шестнадцать лет. Но абсолютный рекорд, похоже, принадлежит памятнику Иосифу Сталину, установленному в послевоенном Таллинне одним из первых, он едва ли простоял на своем месте напротив Балтийского вокзала и десяток лет. А далее — все точно по тексту песни А.Галича — 1956 год, речь Хрущева на ХХ съезде, и «приказано статуй за ночь снять на станции»…

 
Самый забытый.
 В девяностые годы прошлого уже, ХХ столетия, этот сомнительный «титул», пожалуй, можно было бы присвоить памятнику делегатам Первого конгресса профсоюзов Эстонии, расстрелянным в 1923 году. Сам монумент открыли сорок лет спустя между тогдашним бульваром Гагарина и подножием холма Тоомпеа. Потом бульвар стал Тоомпуйестеэ, а о памятнике как-то позабыли: кампанию по снятию коммунистических монументов он благополучно пережил, но «тропа народная» подзаросла к нему не только в переносном, но и в самом прямом смысле. Последние годы, правда, она вновь начала «протаптываться»: в перых числах мая к нему приходят представители профсоюзов современных и даже возлагают цветы.

Так что «самым забытым» произведением монументальной скульптуры в нашем городе может, пожалуй, считаться «Морская дева» — модернистская композиция, стоявшая в свое время перед гостиницей «Виру», а ныне обнаруженная фотокорреспондентом «Молодежки» ржавеющей на одном из столичных пустырей. То ли место для лишней пары столиков уличного кафе нынешним владельцам отеля потребовалось, то ли появившаяся прошлогодней зимой с противоположной стороны торгово-гостиничного и культурного центра «Виру» скульптура «Сумерки» (она же Hаmmarik, а в народе — «Зеленая баба») конкуренток не терпит…

Самый неуловимый. Казалось бы, у военачальника времен первой Эстонской Республики адмирала Йохана Питки конкурентов быть не должно: установленный ему у здания штаба Кайтселийта в 2002 году памятник простоял крайне недолго — строительство Музея оккупации заставило его сначала потесниться, а потом и вовсе исчезнуть. Как обещают — до тех пор, пока не найдется более подходящее место.

Но еще более «скрытным» оказался памятник немецкому церковному реформатору Мартину Лютеру. Памятник ему намеревались установить дважды, в шестидесятые и в восьмидесятые годы позапрошлого столетия. В 1883-м, когда со дня рождения отца протестантизма отмечалось ровно четыреста лет, даже отливать новую скульптуру было не надо — эстляндское рыцарство планировало перенести на площадь перед замком Тоомпеа фигуру Лютера, стоящую в Кейла и созданную Петром Клодтом фон Юнгерсбургом — тем самым, что создал коней на Аничковом мосту. Правда, губернские власти оба раза ответили отказом. Что, впрочем, не мешает ряду историков утверждать, что памятник Лютеру в Таллинне все же был — и снят был в связи с постройкой на его месте собора Александра Невского…

Самый долгожданный, точнее, «долгоожидаемый». Кандидатов на эту категорию несколько. Из совсем уж недавнего прошлого — обещанная скульптором Тауно Кангро фигура Калевипоэга с ладьей в руках, должная, согласно замыслу, стоять по колено в воде таллиннской бухты и приветствовать-провожать корабли на рейде. Еще один претендент — монумент Свободы на площади Вабадузе: уж сколько времени прошло с середины тридцатых годов, когда решение о его необходимости было принято едва ли не на государственном уровне, сколько конкурсов прошло — а памятника по-прежнему не видать.

Но абсолютный рекорд, по-видимому, принадлежит все же памятнику Петру I: торжественно заложенный в окрестностях Кадриоргского дворца осенью 1810 года, он был открыт ровно… век спустя. Причем в совершенно измененном виде (первоначально планировали мемориальную колонну, позже склонились к фигуре самого императора) и на порядочном расстоянии от предполагаемого изначально места — на нынешней площади Вабадузе. А простоять ему удалось совсем недолго — до 1922 года…

А. Таамсааре

А. Таамсааре

Самый народный.Чтобы не спорить попусту, отправляйтесь-ка в сквер между театром Эстония и гостиницей «Виру»: стоящий, а точнее — «сидящий» там с 1978 года памятник писателю А.Х.Таммсааре одинаково популярен у молодежи как эстонской, так и русской. Причем прозаик, похоже, совсем не против того, что подростки не только сидят на невысоком постаменте скульптуры, но и взбираются к нему на колени — привык, наверное.

В последние время, между тем, у классика эстонской литературы появились конкуренты: памятник прозванному «отцом песни» дирижеру и композитору Густаву Эрнесаксу, «демократично» присевший на траве Певческого поля без всякого постамента в 2004 году, и «Ныммеская мать» с граблями и лейкой, появившаяся в 1997-м в одноименном районе города: промозглыми предрождественскими вечерами чья-то заботливая рука накидывает на плечи скульптуры поношенное женское пальто или плащ. «Чтоб не мерзла» — как пояснил один ныммесец лет пяти-шести.

Бронзовый Солдат

Бронзовый Солдат

Самый многострадальный. В городе, где на протяжении последних ста лет власть менялась без малого с десяток раз, памятники, пострадавшие «за политику», отыскать несложно — вспомним хотя бы установленный в 1927 году монумент в честь погибших в Освободительной войне учащихся, снятый при Сталине и вновь восстановленный в начале девяностых у фасада Таллиннской реальной школы. Но больше всего испытаний, пожалуй, выпало на долю памятника освободителям Таллинна, «Алеши» — для одних, для других — «Бронзового солдата» на Тынисмяги, установленного в 1947 году. Взрыв в первые годы существования, многочисленные попытки демонтажа в наши дни, акты вандализма в день 55- и 60-летия Победы… Пожалуй, довольно!

 

Самый знаменитый. Пожалуй, в этой категории конкурентов у открытого в 1902 году памятника «Русалке» Амандуса Адамсона быть не может: убедился в этом лично, обнаружив пластикатовые пакеты с его изображением продающимися на вокзале одного из подмосковных городов лет пятнадцать тому назад.

 

Памятник "Русалка"

Памятник «Русалка»

За прошедшие годы многое переменилось, но на популярности памятника погибшим таллиннским морякам это не сказалось — да и как могло быть иначе, если не один из политических режимов не замахивался на него даже в мыслях? Успев побывать даже логотипом одной из местных газет, растиражированная множеством альбомов и открыток «Русалка» — и поныне обязательный пункт в маршрутах свадебных кортежей и туристических автобусов. Остановка, вопрос «почему русалка без хвоста и с крыльями?», в ответ — ссылка на название погибшего корабля и романтическая история о любви скульптора к позирующей для фигуры ангела девушке, вспышки фотоаппаратов, обещание вернуться еще раз…

Памятник безутешной Линды

Памятник безутешной Линды

Самый легендарный памятник — до недавних пор — скульптура безутешной Линды, жены богатыря Калева. Копия работы скульптора Аугуста Вейценберга, установленная на вершине Шведского (Ингерманландского?) бастиона в 1922 году неподалеку от «главного дела рук своих» — холма Тоомпеа, сооруженного, если верить легендам, Линдой как курган над могилой погибшего мужа, поспособствовала процессу «перевоплощения» бывшего фортификационного сооружения в романтическое место прогулок — горку Линдамяги. Правда, эпоха «поющей революции» несколько «перепрофилировала» героиню народного эпоса: она стала олицетворять скорбь по жертвам тоталитарного режима.

Примерно в те же годы, благодаря оживившемуся притоку туристов с Запада, флер «легендарности» образовался вокруг скульптуры «Косуля», стоящей в скверике на улице Нунне: экскурсоводы вспомнили старинное остзейское предание о происхождении названия «Ревель» от немецкой фразы «Упавший олень» («Reh fall» — подстреленный основателем города датским королем зверь сорвался якобы с уступа нынешнего Вышгорода). Так первоначально чисто декоративная скульптура стала памятником легенде. Точнее — иллюстрацией к ней.

Самый любимый. Тут, как и полагается, однозначного ответа быть не может. Слишком уж много претендентов — ведь у каждого горожанина наверняка имеется свой. Да и кто возьмет на себя роль судьи в данной категории?

 

А главное — нужно ли это? Ведь все таллиннские памятники и скульптуры — кто постарше, кто посовременнее, кто познаменитее, кто поскромнее — все по-своему украшают собой город и делают его уютнее, знакомее, роднее. А раз так — спасибо им за это.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!