А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ближе к концу октября оранжево-черная гамма окончательно перекочевывает из таллиннских бульваров и парков навитрины магазинов сезонно-подарочного профиля. Цвет листвы и оголившихся ветвей рассыпаетсяподсвечниками-тыквами и черным одеянием карнавальных ведьм и прочей нечистой силы: Хеллоуин.

Отношение к внекалендарному празднику двоякое: кто-то не в восторге от заокеанских традиций, молодые же принимают их на ура. Впрочем, даже они не задумываются, что за карнавально-инфернальной мишурой таится сакральная дата язычников-кельтов. Носящая, при том, абсолютно христианское имя: Хеллоуин — день Всех святых. Или, если быть абсолютно точным, — вечер накануне этого дня.

Так или иначе, праздник Всех святых отмечался в эпоху средневекового католицизма в той или иной форме по всей Европе. Эстония, вероятно, не была исключением. И хотя с 1524 года Таллинн официально и считается лютеранским городом, где былым, католическим, святым вроде как нет места, уходить на заслуженный отдых они отнюдь не намерены: в названиях церквей и общественных зданий, частей города и отдельных мест, в искусстве и культуре они живут бок о бок с современными горожанами Не верите? Тогда самое время вспомнить о них — накануне их, выражаясь современным языком, «корпоративного праздника»: Хеллоуина, вечера накануне дня Всех святых.

 Самый приметный — вне сомнения, святой Олаф: церкви, воздвигнутые в честь короля Норвегии, правившего с 1015 по 1030 год, беспощадно боровшегося с язычеством, погибшего в бою с именем Божьим на устах и признанного святым мучеником и одним из небесных патронов Скандинавии, можно отыскать от Осло до Лондона. Но таллиннская Олевисте, без сомнения, — вне конкуренции: и в наши-то дни шпиль без малого в сто двадцать пять метров высотой внушает уважение. Что уж говорить о Средних веках: до пожаров XVII и XIX столетий он достигал 159 метров, являясь, таким образом, не только самым высоким строением христианского мира, но и отменным ориентиром для мореходов: «Виден Олаф — близок Ревель!»

А на то, что королю-святому выпало в Таллинне поделиться своим именем с легендарным строителем церковной колокольни, никто, думается, не в обиде. Ведь даже если и руководил ее возведением некий Олев, запросивший с горожан небывалую сумму, — имя-то он наверняка получил в честь своего норвежского тезки. Пусть простонародное Олевисте почти вытеснило из речи официальное «церковь святого Олафа»: шпиль ее и по сей день служит визитной карточкой города, возвышаясь над новомодными небоскребами…

Самый таллиннский — святой Николай. Тут и спорить нечего: буквоеды, конечно, могут возразить, мол, официальным небесным заступником в позднее средневековье у ревельских бюргеров был святой Виктор, да кто, кроме специалистов, помнит о том? С Николаем — совсем иная история: только на обнесенной крепостными стенами территории находятся три возведенных в его честь сакральных сооружения. Считайте сами: Нигулисте — раз. Никольская церковь на улице Вене — два. Три — часовенка, уютно расположившаяся между улицами Пикк и Олевимяги, на самом «утюжке» Зеленого рынка. А ведь есть еще и крохотная Никольская церковь в Копли… По-другому, в сущности, и быть не могло: в городах купцов и мореходов к покровителю этих (и еще доброго десятка иных) профессий отношение всегда было особенным. А ганзейский Таллинн, выросший не только на перекрестке торговых путей, но и на границе католического и православного миров, — случай и вовсе уникальный: небесный патрон коммерсантов и странников был популярен и под именем Санкт-Николаса, и Николы-Угодника. Даже удивляешься, что трансформация этого «народного» святого в рождественского друга детворы произошла на берегах не таллиннской бухты, а амстердамских каналов…

Самый официальный — точнее, самая официальная — Дева Мария. Последние без малого восемь веков, с тех самых пор, как в 1215 году на IV Латеранском соборе Папа Римский Иннокентий III провозгласил небесной патронессой покоряемых Ливонских земель мать Иисуса. Стоит ли после этого удивляться, что кафедральные соборы в Таллинне и Риге до сих пор посвящены Деве Марии, а ее скульптурное изображение на пути к главной церкви города можно только в эстонской столице отыскать дважды: на углу улиц Рюйтли и Люхике-Ялг и над аркой ворот, замыкающих последнюю.

В ХХ столетии патронаж Девы Марии распространился и на Литву, но только в Эстонии имя святой отразилось в названии официальной государственной награды: крест Марьямаа — так в эстонском фольклоре преобразилось латинское словосочетание Terra Marianna. И хотя понятие «земля Марии» — шире, чем административные границы Таллинна, да и всей нашей страны, именно в ее столице начиная с 1995 года вручается орден соответствующего названия. Награждают им исключительно граждан иностранных государств, причем вне зависимости от конфессии: вспомните одного из самых знаменитых кавалеров «Креста земли Марии» — Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Самый образованный — святой Михаил. Архистратиг, предводитель небесного воинства и главный антагонист сатаны, возможно, был бы удивлен этим статусом: среди профессий, которым он покровительствует, кроме вполне логичных военных и полицейских, фигурируют также зеленщики, художники, водовозы, водители и даже сотрудники бригад скорой помощи. Ни учителей, ни учеников среди его «подопечных» вроде как и не числится. Но ведь с 1631 года в помещениях таллиннского цистерцианского монастыря святого Михаила открылась гимназия. Старейшая не только в городе — во всей Прибалтике. А до того — в СССР и даже в Российской империи.

 

Можно, конечно, возразить, мол, имя святого никогда в ее названии не упоминалось, да и сейчас она носит имя своего основателя — шведского короля Густава-Адольфа. Но ведь в бывших монастырских помещениях учебный процесс бесперебойно идет при любых властях и режимах уже четыре столетия… Так что святой Михаил, пустивший под архангельское крыло таллиннских школяров и оберегающий их от ветров перемен, свой «педагогический» титул заслуживает вполне.

Самый политизированный —пожалуй, Александр Невский: канонизированному князю-полководцу и при жизни приходилось играть решающую роль в споре между Россией и Западом. Ту же роль играл он и посмертно — храмы, нареченные в его честь, всегда охотно строились на западных рубежах Российской империи. Вот и в Ревеле столетней давности культовых строений, нареченных в его честь, было три — часовня на месте развязки трамвайных путей на современной площади Виру, церковь на одноименном кладбище и, конечно же, — собор на Вышгороде. О последнем, кстати, даже издания царских времен не забывали подчеркнуть, что значение вновь возведенный собор имеет в равной степени и архитектурно-художественное, и политическое…

Жертвой борьбы с «символами российского самодержавия» пала в 1922 году часовня, погибла под советскими бомбами в 1944-м кладбищенская церковь, а храм на Тоомпеа пережил и ура-патриотизм первых лет довоенной независимости, и войну, и послевоенный атеизм. Так он и возвышается над старым Таллинном — на радость прихожанам и западным туристам. Разве что налет политизированности вокруг него постепенно рассеивается — да это, пожалуй, и к лучшему.

Самый экзотический — святой Маврикий: в те годы, когда о такой штуке, как политкорректность, никто и слыхом не слыхивал, а именно в конце XIV века, неженатые таллиннские купцы избрали своим покровителем мавра-христианина, темнокожего и черноголового. Причем — не они одни: аналогичные братства существовали в Средние века в Тарту, Риге и Штральзунде.

В чем причина подобной оригинальности? Сказать сложно. Но учитывая, что, согласно житию, уроженец Магриба и римский офицер Маврикий был мученически казнен за верность учению Христа где-то на территории современной Швейцарии, становится ясно, что корни культа темнокожего святого — из Германии: недаром же якобы принадлежавшее ему некогда копье играло существенную роль в ритуале коронации германских императоров! Следовательно, Маврикий — воин, защитник. Такой же, какими были для родного Таллинна выбравшие его в патроны своего братства храбрецы-черноголовые.

Самый геральдический — справедливости ради прибегнем к женской форме «самая геральдическая», и получим святую Биргитту. Она же — Бригитта, а в эстонском произношении — Пирет. От последнего — рукой подать до названия таллиннской части города Пирита: в русской эмигрантской прессе она до самого 1940 года нет-нет да и упоминалась под старомодным именем «Бригитовка».

Что с того, если «самая знаменитая шведка средневековья» Биргитта Перссон, дворянка-монахиня, прославившаяся своими мистическими видениями и их толкованиями, никогда не бывала в Таллинне? Или что монастырь, основанный членами созданного ею ордена, просуществовал по историческим меркам всего ничего: каких-то 170 лет? Главное, что память о нем явственно читается и по сей день — в руинах монастырской церкви, в названии района. И, конечно же, — в районной символике: вписанный в круг крест святой Биргитты и по сей день красуется на гербе Пирита.

Самый монументальный — святой Канут: поднимите взгляд к псевдоготическому фасаду бывшей Канутской гильдии, и вы увидите единственный в Таллинне памятник монарху Кануту IV, датскому, прозванному еще при жизни «святым» и посмертно канонизированному. Короля и мученика за веру возмущенные то ли чрезмерным возвышением сословия священников, то ли неурожайным годом крестьяне убили у алтаря церкви города Оденсе.

Святой Канут вот уже десять столетий почитается небесным покровителем Дании. Стоит ли удивляться, что возникшая в 1326 году, в пору, когда Таллинн не только по названию, но и по сути был «датским городом», купеческо-ремесленная гильдия избрала короля-мученика своим патроном? Статуя же, изображающая фигуру в королевской мантии, с короной на голове, скипетром в руках и украшенным тремя львами щитом, куда как моложе: она появилась над главной улицей старого Таллинна лишь при последней перестройке здания гильдии — в 1864 году.

Самая искусная — святая Екатерина, уроженка центра эллинистической мудрости Александрии, презревшая языческие ценности и прославившаяся стойкостью веры, на средневековом Западе почиталась покровительницей «искусств» в том смысле, который мы имеем в виду, говоря об искусном кузнеце или слесаре. Причем покровительство это выводилось исключительно из инструмента, с помощью которого она была казнена — шипованного колеса, превратившегося со временем в колесо зубчатое.

Считали ли Екатерину своей заступницей прокладчики первого таллиннского водопровода, работавшие на городских улицах еще в XIV веке, — дело темное. Ясно другое — в Таллинне нынешнем святая Катерина покровительствует искусникам совсем иного толка: стеклодувам, витражистам, гончарам, шляпникам, ювелирам, мастерам по коже и текстилю. А как же иначе — ведь самая юная, возникшая всего-то десять лет назад городская гильдия разместилась в квартале, который в Средние века занимал доминиканский Екатерининский монастырь? Может, оно и логичнее: искусство, как ни крути, более женское дело, чем механика!

 Кто же, наконец, из всех нами перечисленных самый популярный? Ответить не так-то просто. Но, пожалуй, не сильно погрешим против истины, если отдадим этот титул Иоанну Крестителю, Яану на эстонский или Ивану на русский манер. И не только потому, что имя это на протяжении веков было одним из самых распространенных среди горожан. Но и потому, что праздник древний и дохристианский, известный современным таллиннцам как Яанипяэв или Иванова ночь, воистину не знает ни национальных, ни религиозных границ. Хотите проверить? Дождитесь следующего дня летнего солнцестояния. Это ведь не долго — чуть более полугода…

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии — Суббота»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!