А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина
Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ближе к концу октября оранжево-черная гамма окончательно перекочевывает из таллиннских бульваров и парков навитрины магазинов сезонно-подарочного профиля. Цвет листвы и оголившихся ветвей рассыпаетсяподсвечниками-тыквами и черным одеянием карнавальных ведьм и прочей нечистой силы: Хеллоуин.

Отношение к внекалендарному празднику двоякое: кто-то не в восторге от заокеанских традиций, молодые же принимают их на ура. Впрочем, даже они не задумываются, что за карнавально-инфернальной мишурой таится сакральная дата язычников-кельтов. Носящая, при том, абсолютно христианское имя: Хеллоуин — день Всех святых. Или, если быть абсолютно точным, — вечер накануне этого дня.

Так или иначе, праздник Всех святых отмечался в эпоху средневекового католицизма в той или иной форме по всей Европе. Эстония, вероятно, не была исключением. И хотя с 1524 года Таллинн официально и считается лютеранским городом, где былым, католическим, святым вроде как нет места, уходить на заслуженный отдых они отнюдь не намерены: в названиях церквей и общественных зданий, частей города и отдельных мест, в искусстве и культуре они живут бок о бок с современными горожанами Не верите? Тогда самое время вспомнить о них — накануне их, выражаясь современным языком, «корпоративного праздника»: Хеллоуина, вечера накануне дня Всех святых.

 Самый приметный — вне сомнения, святой Олаф: церкви, воздвигнутые в честь короля Норвегии, правившего с 1015 по 1030 год, беспощадно боровшегося с язычеством, погибшего в бою с именем Божьим на устах и признанного святым мучеником и одним из небесных патронов Скандинавии, можно отыскать от Осло до Лондона. Но таллиннская Олевисте, без сомнения, — вне конкуренции: и в наши-то дни шпиль без малого в сто двадцать пять метров высотой внушает уважение. Что уж говорить о Средних веках: до пожаров XVII и XIX столетий он достигал 159 метров, являясь, таким образом, не только самым высоким строением христианского мира, но и отменным ориентиром для мореходов: «Виден Олаф — близок Ревель!»

А на то, что королю-святому выпало в Таллинне поделиться своим именем с легендарным строителем церковной колокольни, никто, думается, не в обиде. Ведь даже если и руководил ее возведением некий Олев, запросивший с горожан небывалую сумму, — имя-то он наверняка получил в честь своего норвежского тезки. Пусть простонародное Олевисте почти вытеснило из речи официальное «церковь святого Олафа»: шпиль ее и по сей день служит визитной карточкой города, возвышаясь над новомодными небоскребами…

Самый таллиннский — святой Николай. Тут и спорить нечего: буквоеды, конечно, могут возразить, мол, официальным небесным заступником в позднее средневековье у ревельских бюргеров был святой Виктор, да кто, кроме специалистов, помнит о том? С Николаем — совсем иная история: только на обнесенной крепостными стенами территории находятся три возведенных в его честь сакральных сооружения. Считайте сами: Нигулисте — раз. Никольская церковь на улице Вене — два. Три — часовенка, уютно расположившаяся между улицами Пикк и Олевимяги, на самом «утюжке» Зеленого рынка. А ведь есть еще и крохотная Никольская церковь в Копли… По-другому, в сущности, и быть не могло: в городах купцов и мореходов к покровителю этих (и еще доброго десятка иных) профессий отношение всегда было особенным. А ганзейский Таллинн, выросший не только на перекрестке торговых путей, но и на границе католического и православного миров, — случай и вовсе уникальный: небесный патрон коммерсантов и странников был популярен и под именем Санкт-Николаса, и Николы-Угодника. Даже удивляешься, что трансформация этого «народного» святого в рождественского друга детворы произошла на берегах не таллиннской бухты, а амстердамских каналов…

Самый официальный — точнее, самая официальная — Дева Мария. Последние без малого восемь веков, с тех самых пор, как в 1215 году на IV Латеранском соборе Папа Римский Иннокентий III провозгласил небесной патронессой покоряемых Ливонских земель мать Иисуса. Стоит ли после этого удивляться, что кафедральные соборы в Таллинне и Риге до сих пор посвящены Деве Марии, а ее скульптурное изображение на пути к главной церкви города можно только в эстонской столице отыскать дважды: на углу улиц Рюйтли и Люхике-Ялг и над аркой ворот, замыкающих последнюю.

В ХХ столетии патронаж Девы Марии распространился и на Литву, но только в Эстонии имя святой отразилось в названии официальной государственной награды: крест Марьямаа — так в эстонском фольклоре преобразилось латинское словосочетание Terra Marianna. И хотя понятие «земля Марии» — шире, чем административные границы Таллинна, да и всей нашей страны, именно в ее столице начиная с 1995 года вручается орден соответствующего названия. Награждают им исключительно граждан иностранных государств, причем вне зависимости от конфессии: вспомните одного из самых знаменитых кавалеров «Креста земли Марии» — Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Самый образованный — святой Михаил. Архистратиг, предводитель небесного воинства и главный антагонист сатаны, возможно, был бы удивлен этим статусом: среди профессий, которым он покровительствует, кроме вполне логичных военных и полицейских, фигурируют также зеленщики, художники, водовозы, водители и даже сотрудники бригад скорой помощи. Ни учителей, ни учеников среди его «подопечных» вроде как и не числится. Но ведь с 1631 года в помещениях таллиннского цистерцианского монастыря святого Михаила открылась гимназия. Старейшая не только в городе — во всей Прибалтике. А до того — в СССР и даже в Российской империи.

 

Можно, конечно, возразить, мол, имя святого никогда в ее названии не упоминалось, да и сейчас она носит имя своего основателя — шведского короля Густава-Адольфа. Но ведь в бывших монастырских помещениях учебный процесс бесперебойно идет при любых властях и режимах уже четыре столетия… Так что святой Михаил, пустивший под архангельское крыло таллиннских школяров и оберегающий их от ветров перемен, свой «педагогический» титул заслуживает вполне.

Самый политизированный —пожалуй, Александр Невский: канонизированному князю-полководцу и при жизни приходилось играть решающую роль в споре между Россией и Западом. Ту же роль играл он и посмертно — храмы, нареченные в его честь, всегда охотно строились на западных рубежах Российской империи. Вот и в Ревеле столетней давности культовых строений, нареченных в его честь, было три — часовня на месте развязки трамвайных путей на современной площади Виру, церковь на одноименном кладбище и, конечно же, — собор на Вышгороде. О последнем, кстати, даже издания царских времен не забывали подчеркнуть, что значение вновь возведенный собор имеет в равной степени и архитектурно-художественное, и политическое…

Жертвой борьбы с «символами российского самодержавия» пала в 1922 году часовня, погибла под советскими бомбами в 1944-м кладбищенская церковь, а храм на Тоомпеа пережил и ура-патриотизм первых лет довоенной независимости, и войну, и послевоенный атеизм. Так он и возвышается над старым Таллинном — на радость прихожанам и западным туристам. Разве что налет политизированности вокруг него постепенно рассеивается — да это, пожалуй, и к лучшему.

Самый экзотический — святой Маврикий: в те годы, когда о такой штуке, как политкорректность, никто и слыхом не слыхивал, а именно в конце XIV века, неженатые таллиннские купцы избрали своим покровителем мавра-христианина, темнокожего и черноголового. Причем — не они одни: аналогичные братства существовали в Средние века в Тарту, Риге и Штральзунде.

В чем причина подобной оригинальности? Сказать сложно. Но учитывая, что, согласно житию, уроженец Магриба и римский офицер Маврикий был мученически казнен за верность учению Христа где-то на территории современной Швейцарии, становится ясно, что корни культа темнокожего святого — из Германии: недаром же якобы принадлежавшее ему некогда копье играло существенную роль в ритуале коронации германских императоров! Следовательно, Маврикий — воин, защитник. Такой же, какими были для родного Таллинна выбравшие его в патроны своего братства храбрецы-черноголовые.

Самый геральдический — справедливости ради прибегнем к женской форме «самая геральдическая», и получим святую Биргитту. Она же — Бригитта, а в эстонском произношении — Пирет. От последнего — рукой подать до названия таллиннской части города Пирита: в русской эмигрантской прессе она до самого 1940 года нет-нет да и упоминалась под старомодным именем «Бригитовка».

Что с того, если «самая знаменитая шведка средневековья» Биргитта Перссон, дворянка-монахиня, прославившаяся своими мистическими видениями и их толкованиями, никогда не бывала в Таллинне? Или что монастырь, основанный членами созданного ею ордена, просуществовал по историческим меркам всего ничего: каких-то 170 лет? Главное, что память о нем явственно читается и по сей день — в руинах монастырской церкви, в названии района. И, конечно же, — в районной символике: вписанный в круг крест святой Биргитты и по сей день красуется на гербе Пирита.

Самый монументальный — святой Канут: поднимите взгляд к псевдоготическому фасаду бывшей Канутской гильдии, и вы увидите единственный в Таллинне памятник монарху Кануту IV, датскому, прозванному еще при жизни «святым» и посмертно канонизированному. Короля и мученика за веру возмущенные то ли чрезмерным возвышением сословия священников, то ли неурожайным годом крестьяне убили у алтаря церкви города Оденсе.

Святой Канут вот уже десять столетий почитается небесным покровителем Дании. Стоит ли удивляться, что возникшая в 1326 году, в пору, когда Таллинн не только по названию, но и по сути был «датским городом», купеческо-ремесленная гильдия избрала короля-мученика своим патроном? Статуя же, изображающая фигуру в королевской мантии, с короной на голове, скипетром в руках и украшенным тремя львами щитом, куда как моложе: она появилась над главной улицей старого Таллинна лишь при последней перестройке здания гильдии — в 1864 году.

Самая искусная — святая Екатерина, уроженка центра эллинистической мудрости Александрии, презревшая языческие ценности и прославившаяся стойкостью веры, на средневековом Западе почиталась покровительницей «искусств» в том смысле, который мы имеем в виду, говоря об искусном кузнеце или слесаре. Причем покровительство это выводилось исключительно из инструмента, с помощью которого она была казнена — шипованного колеса, превратившегося со временем в колесо зубчатое.

Считали ли Екатерину своей заступницей прокладчики первого таллиннского водопровода, работавшие на городских улицах еще в XIV веке, — дело темное. Ясно другое — в Таллинне нынешнем святая Катерина покровительствует искусникам совсем иного толка: стеклодувам, витражистам, гончарам, шляпникам, ювелирам, мастерам по коже и текстилю. А как же иначе — ведь самая юная, возникшая всего-то десять лет назад городская гильдия разместилась в квартале, который в Средние века занимал доминиканский Екатерининский монастырь? Может, оно и логичнее: искусство, как ни крути, более женское дело, чем механика!

 Кто же, наконец, из всех нами перечисленных самый популярный? Ответить не так-то просто. Но, пожалуй, не сильно погрешим против истины, если отдадим этот титул Иоанну Крестителю, Яану на эстонский или Ивану на русский манер. И не только потому, что имя это на протяжении веков было одним из самых распространенных среди горожан. Но и потому, что праздник древний и дохристианский, известный современным таллиннцам как Яанипяэв или Иванова ночь, воистину не знает ни национальных, ни религиозных границ. Хотите проверить? Дождитесь следующего дня летнего солнцестояния. Это ведь не долго — чуть более полугода…

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии — Суббота»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!