Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

135 лет назад, 24 октября, или 5 ноября по новому стилю, была открыта Балтийская железная дорога, связавшая Эстонию с тогдашней столицей Российской империи, – первая в нашей стране.

С эпиграфа к некрасовской поэме мы привыкли, что железнодорожные пути в царской России считались немецкой вотчиной: «Кто строил эту дорогу? — Граф Петр Андреевич Клейнмихель, душечка!».

Ирония поэта-народника по поводу нечистого на руку руководителя строительства первой в России, Петербургско-Московской, ветки остается в подстрочной сноске. Факт же остается фактом: вклад немцев в развитие российской железнодорожной сети весьма весом. История стальной магистрали от столицы до главного города Эстляндской губернии — подтверждение тому

Баронские фантазии

Первые подготовительные работы по прокладке железной дороги до Москвы начались весной 1843-го, а два года спустя барон Александр Штиглиц совместно с группой столичных предпринимателей предложил министерству финансов связать стальными путями Петербург и Нарву. Железная дорога была лишь частью грандиозных планов барона: следом должно было последовать углубление устья Наровы и строительство шлюзов, способных обеспечить судоходство до самого Чудского озера.

Интересы Штиглица были понятны: большая часть нарвских фабрик находилась в его владении.

Правительство осталось к начинаниям барона равнодушным. Не помогло даже обещание продлить будущую дорогу до портов Таллинна и Палдиски. В надежде собрать необходимые для строительства 13 миллионов рублей Штиглиц отправился в Западную Европу, но и там нарвский проект не нашел спонсоров. К строительству барон приступил лишь двенадцать лет спустя, да и то дотянуть рельсы удалось лишь до Петергофа…
Эстонской железной дороге — 135 лет. Фото из архива Eesti Raudtee AS
Идеи о постройке железной дороги муссировались и на противоположном конце намечаемой трассы: вышгородским дворянством преимущественно. Оно и понятно — Петербург виделся мызникам бездонным рынком сбыта зерна и картофеля. Взоры купцов и ремесленников Нижнего города были обращены в другом направлении. Надежды на проектируемый российским правительством канал от Таллинна до Чудского озера не оправдались, и их место заняли мечты о железнодорожной ветке Таллинн-Пылтсамаа-Тарту-Псков. Любопытно отметить, что предполагаемый маршрут почти полностью повторял старинный путь ганзейских купцов.

Петровским курсом

Возродиться тракту средневековых торговцев было не суждено. Основанное в 1857 году под руководством все того же Александра Штиглица Главное общество железных дорог России соединило Петербург с Варшавой. В 1861 году гудок паровоза впервые слышится в Риге. Четыре года спустя Петербургско-Петергофская железная дорога продлевается до Ораниенбаума. Казалось, столица протягивает к Эстляндской губернии стальную руку. Практически незамерзающий Палдиский порт — вот что предопределило трассу железнодорожного полотна. Воплощать проекты в жизнь выпало хозяину поместья Палмсе, главе Эстляндского рыцарства Александру фон дер Палену. Разговоры о железной дороге не затихали в Таллинне на протяжении всех шестидесятых годов XIX века. И раз за разом Петербург отвечал непреклонным «нет». Лишь 11 ноября 1868 года из столицы пришла долгожданная весть: Общество Балтийской железной дороги в лице его председателя Александра фон дер Палена получило долгожданную концессию на строительство! Всего за восемь месяцев удачливый барон смог разыскать необходимые двадцать шесть с лишним миллионов рублей: финансировать предприятие взялся петербургский банк Е.М. Майера. Прилагательное «Балтийская» в названии будущей дороги происходило не от моря, а от тогдашнего названия Палдиски — город Балтийский порт.

Работы велись с двух концов одновременно: от Петербурга и от Палдиски. К осени рельсы дотянулись до Таллинна. 20 ноября морем из Германии доставили первый заказанный паровоз. Его испытания привлекли к железнодорожной насыпи толпы восторженных горожан. В духе времени локомотиву присвоили личное имя — «Петр I». Название выглядело символичным: новый вид транспорта словно продолжал начатое царем-реформатором дело.

Первый поезд из столицы прибыл в Таллинн 7 октября 1870 года. Торжественное открытие железной дороги состоялось семнадцатью днями позже — 24 октября. По новому стилю эта дата выпадает на 5 ноября.

Аллегория Нового времени

По свидетельству современников, железнодорожная лихорадка охватила Ревель за добрые полгода до этой даты. В клубах курили «железнодорожные» сигары. В погребках подавалось «железнодорожное» вино. А предприимчивый кондитер Георг Штуде, основатель кафе «Майасмокк», заказал соответствующие формы для мороженого и вскоре потчевал посетителей миниатюрными паровозами из замерзшего молока и сливок.

Кульминацией торжеств стал вечер накануне официального открытия дороги. В Большой гильдии, у ступеней которой стоял транспарант с изображением паровоза, был дан торжественный ужин. Не удостоенные приглашения на банкет спешили в городской театр — на сцене в тот вечер танцевали аллегории Нового времени, Торговли, Машиностроения, а также Науки и Искусства. Уличные мальчишки бежали вслед за шагающей по городу праздничной процессией.

Наутро из Петербурга и Таллинна одновременно вышли украшенные флагами поезда. Они встретились на вокзале в Нарве, где дорогу официально открыли для пользования. Правда, прямого сообщения со столицей она еще не имела: рельсы к тому времени протянулись только до Тосно. Первый прямой поезд доставил таллиннцев на Балтийский вокзал Санкт-Петербурга лишь два года спустя — 19 декабря 1872 года. В пути пассажиры находились почти двенадцать часов. Многовато, если учесть, что никаких пограничных и таможенных досмотров им в те времена проходить, ясное дело, не приходилось. И все же это не трое суток, которые тащилась до столицы почтовая карета. А уже через семь лет время в пути удалось сократить до десяти часов — и это с учетом того, что на станциях состав мог стоять минут по двадцать.

Прошло совсем немного времени, и в пользе нового вида транспорта убедились даже самые завзятые скептики. Даже они, наверное, стеснялись вспомнить, что называли некогда дорогу «апельсиновой», недвусмысленно намекая на то, что, мол, для большего, чем возить к царскому столу фрукты от незамерзающего Палдиского порта, она вряд ли сгодится. Нет нужды утруждать себя рядами цифр, показывающими, насколько увеличился денежный оборот местного купечества или выросло количество пришедших в Таллинн иностранных кораблей. Упомянем лишь, что промышленный бум, во многом обусловленный прокладкой железнодорожной ветки, всего за какие-то десять лет увеличил количество горожан почти втрое.

* * *

Говорят, что «отец железных дорог» Джордж Стефенсон был человеком скромным. Памятник ему появился в зале славы Вестминстерского аббатства лишь посмертно. При жизни же он упорно отказывался от любых званий и титулов. Да и что проку в словесной мишуре? Лучшей наградой оказался сам факт того, что уже через десять лет после открытия первой общедоступной дороги на Британских островах поезда мчались по Франции, Германии, Бельгии, а первый заказ на изготовление паровозов для Америки изобретатель получил еще в 1828 году. К 1841-му — году смерти изобретателя — протяженность стальных путей в одной только Европе составила более четырех тысяч километров…

Памятника Александру фон Палену не отыскать ни около железнодорожного вокзала, ни где-либо еще. Но, несмотря на все пессимистические прогнозы, ржавчина не затянула стальные пути — ни те, что тянутся от Палдиски к Петербургу, ни те, которые были проложены продолжателями дела барона до Тарту и Пярну. А если это так, то лучшего памятника, чем перестук вагонных колес, ему, пожалуй, и не надо.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Между прочим…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!