А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Был когда-то в Старом городе, на улице Мюнди, букинистический магазин. На стеллажах стояли тома редких антикварных книг, а на прилавках ящички с брошюрами старых изданий. Однажды из такого ящичка я “выудил” тонкую книжицу в серой бумажной обложке, изданную в 1846 году в Пярну. Называется она “Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего”. Это страстный призыв лютеранских пасторов к “любезным эстам” защищать свое “истинное” вероисповедание от проникновения православия, в которое в первой половине ХIХ столетия переходили многие жители Эстонии и Латвии.

Сомнений в древности старого Таллинна быть не может, но почти всему остальному за пределами крепостных стен и ворот около 150 лет.

Сомнений в древности старого Таллинна быть не может, но почти всему остальному за пределами крепостных стен и ворот около 150 лет.

«Город — собрание людей, которые
хотят жить вместе, под одной
крышей и по одним правилам».

Французский архитектор де Вобан

Обращаясь к прихожанам, авторы писали: “Держи, что имеешь… Но сумеет ли кто удержать, не зная, что именно надо держать? Сбережет ли сокровище, сам не зная, что оно есть, сокровище? Конечно, нет!” И далее следовало эмоциональное разъяснение ценностей лютеранства.

Вспомнил слова старой брошюры, когда однажды у старого здания Дома радио на улице Крейцвальди услышал, как женщина спросила у прохожей с сумкой:

— Как найти улицу Фельмана?

— Где-то здесь, — прозвучал ответ.

— А не подскажете, где именно?

— К сожалению, не знаю.

А ведь улица Фельмана начинается прямо напротив Дома радио, прохожая, по-видимому, шла с Центрального рынка, и живет она где-то поблизости, судя по сумке с продуктами.

Где эта улица, где этот дом?

В этом “не знаю” ничего удивительного нет. Современные города расползлись по лику земли огромными чернильными пятнами и занимают сотни квадратных километров территории. Жизнь горожан в большинстве своем ограничена, как правило, улицами, где живут они сами, их родственники и знакомые, да еще маршрутами к местам работы и отдыха. Так что живем мы, несмотря на многолюдие городов, весьма и весьма обособленно. Далеко не все горожане, и таллиннцы в том числе, интересуются историей не то что города, но и своей улицы, даже дома.

В ходе подготовки к столетию со дня рождения Александра Блока, который в начале прошлого века останавливался у проживавшей в Ревеле (Таллинне), в доме № 10 на Малой Батарейной улице, матери поэта, журналист одной из таллиннских газет решил побывать в этом краснокирпичном доме и попытаться узнать, не бытуют ли среди жильцов какие-либо рассказы о посещении поэтом нашего города. Никто из опрошенных не только ничего не знал об этой славной странице в истории дома, но и о самом Блоке не слышал. И это несмотря на то, что на стене здания со стороны улицы прикреплена гранитная памятная доска, повествующая, что в этом доме в 1907-1910 годах останавливался великий русский поэт Александр Блок. На нее просто не обращали внимание, так как вход в здание со стороны двора.

Была в Древнем Риме присказка-диалог. У приезжего спрашивали:

— Надолго ли в Вечный город?

— На три дня.

— О, за это время вы многое можете узнать о красоте, жизни и славе Рима.

На тот же вопрос другой приезжий ответил:

— Приехал в Рим на три месяца.

— Ну, кое-что о нашем славном городе вы, возможно, и узнаете.

Третий сказал, что приехал навсегда.

— Да,- жалели его, — вряд ли вы что-нибудь сможете узнать о том, что такое Рим!

Такой же диалог мог бы состояться и в наше время. Современный экскурсант (если он, конечно, приехал не за пивом) за считанные часы порой узнает больше о чужом городе, чем его постоянный житель. Таллиннцы не исключение, и мы попытаемся рассказать любознательным о улицах и площадях столицы Эстонии, о событиях, там происходивших, о людях, оставивших след в истории Таллинна.

Таллинн — город молодой

Если о старом Таллинне написаны и изданы сотни книг, от серьезных монографий до путеводителей, популярных брошюр и альбомов; если хотя бы, сопровождая гостей, таллиннцы изредка бывают на экскурсиях по Тоомпеа и Нижнему городу, то об остальных районах Таллинна, за исключением, пожалуй, Кадриорга, доступной литературы нет, нет и экскурсий. Вышедшая в 1972 году на эстонском языке книга Александра Киви Tallinna tдnavad (“Таллиннские улицы”) о краткой истории и происхождении названий улиц города давно стала библиографической редкостью. За минувшие с той поры десятилетия многое изменилось в нашем городе, появились новые районы и улицы, изменились их наименования, облик и значение в жизни Таллинна.

А между тем, если площадь столицы Эстонии более 180 квадратных километров (!), то Старый город (и Верхний, и Нижний) занимает всего 35 гектаров, или менее двух десятых процента территории столицы республики.

Как ни странно, но современный Таллинн — город, в основном, молодой. Как это молодой, когда ему в 2004 году исполнилось то ли 850, то ли 785, то ли вообще “всего” 756 лет?! Все зависит от того, от чего и как считать. Если говорить об истории эстонских поселений на берегу удобной морской бухты и городища на прибрежном холме, то не менее восьми с половиной столетий, если же о датской крепости или ганзейском городе немецких купцов и ремесленников, то несколько меньше, но в любом случае сомнений в древности старого Таллинна быть не может, но почти всему остальному за пределами крепостных стен и ворот около 150 лет.

Ничто не бывает без начала, и все начинается с дорог. С дорог начинаются и города. Не те, что создавались по воле властного правителя, а те, что возникали от людской необходимости. Сходились к удобным местам на берегах морей, озер или рек дороги, и на их перекрестках возникали торги, затем постоянные поселения и, наконец, города. Так возник и наш Таллинн.

Есть такое латинское слово magister (руководящий) — так в Древнем Риме называли консулов; в средние века — главу духовно-рыцарского ордена; в наше время — человека с ученым званием. От магистра произошло слово “магистрат” — орган городского управления в некоторых европейских странах. Наконец, “магистраль” — одна из главных улиц города; направление основных шоссейных и железных дорог.

Сходились эти магистрали в древности с востока, юга и запада к средневековому ядру — торговой площади у городского магистрата Ревеля (так с ХIII до начала второго десятилетия ХХ века называли Таллинн), а затем к крепостным воротам в городской защитной стене.

Новый город

11 января 1858 года, вскоре после того, как Ревель был исключен из числа сухопутных крепостей Российской империи, военные власти передали магистрату все крепостные сооружения за пределами городских стен. Это позволило в последней четверти ХIХ столетия развернуть на обширной свободной территории за пределами защитных стен интенсивное городское строительство, которое к концу века позволило объединить пригороды с древним центром. Возникли новые районы с обширной сетью улиц, которым народ присвоил своеобразные наименования. Район улиц Веэренни и Татари назвали Кививылласте (Каменная виселица) — там и впрямь в средние века был городской эшафот; Сибулакюла («Луковичная деревня») — когда-то между улицами Лембиту и Иманта были дома русских огородников; зато вдоль Пярнуского шоссе, между нынешними улицами Суур-Амеэрика и Койду, возник район с красивым названием Новый свет, ничем особенным от других он не отличался, просто был здесь когда-то захудалый трактир “Амеэрика”, а так как открытый в ХV веке континент в обиходе называли Новый свет, то и квартал невзрачных деревянных домов с трактиром получил столь громкое наименование; район железнодорожной станции Таллинн-Вяйке известен как Китсекюла (“Козья деревня”); а территория между Тоомпуйестеэ и Палдиским шоссе — Кельмикюла (“Плутишкина деревня”). Интересно, почему? О названиях других частей города разговор впереди.

Строили в новых районах много и быстро. С 1870 по 1914 год было возведено более восьми тысяч зданий, из них около пяти тысяч жилых домов, большей частью деревянных, без особых удобств. Многие дома того времени не сохранились. Они гибли и гибнут или меняют свой облик, хотя некоторые представляют архитектурный и исторический интерес. Об этом говорят давно. Но… говорят одни, а сносят другие.

В стихотворении Роберта Рождественского есть такие строки:

«В городе сотни дорог,
Память в себе хранящих…»
.

Давайте попытаемся вспомнить о прошлом и настоящем таллиннских улиц, и хотя рассказать о всех невозможно, их более тысячи, но ознакомиться с основными магистралями и их окрестностями в наших силах.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!