А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Если выстроить в одну линию все созданные под руководством отметившего в начале апреля свой восьмидесятипятилетний юбилей инженера-мостостроителя, в прошлом — многолетнего замуправляющего трестом «Мостострой»- Наума Григорьевича Розенберга мосты, она, пожалуй, протянется от его рижской квартиры до самого Таллинна.

«Мостостроение – как женщина: по-настоящему полюбив один раз, будешь любить всю оставшуюся жизнь», – пряча в уголках губ улыбку, но при этом абсолютно убежденно говорит Н. Розенберг. И как настоящий однолюб, тщательно воссоздает в памяти свой «первый роман». Разворачивавшийся, кстати, на территории современной Эстонии.

Точка на карте

«Осенью 1944 года – война еще шла полным ходом – нас с женой, только что окончивших в эвакуации Днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта, направили в Таллинн — прямиком в Управление восстановительно-строительных работ Эстонской железной дороги, располагавшееся тогда в Старом городе, на улице Пикк, – вспоминает Н. Розенберг. – Вначале нас распределили в Тарту, а оттуда – в Валга: работы хватало везде. Ведь иного пути переброски войск, кроме железнодорожного, в те времена практически не существовало. Военные строители успели «залатать раны» на скорую руку, а за ними уже шли мы – гражданские строители».

Станцию Сангасте в антикварном издании «Атласа железных дорог СССР» Н. Розенберг ищет с помощью многосильной лупы. Но название ее вспоминает незамедлительно: еще бы, именно здесь им был выстроен его первый мост – точнее, восстановлен. «Говоря с сегодняшней позиции – совсем чепуховый мостик, – рассказывает он. – Металлический, железнодорожный, не более, наверное, двадцати метров длиной. И названия у него «персонального», конечно, не было и нет. Но в мою биографию он вошел прочно: всегда, когда доводилось излагать ее, я отмечал, что свой первый мост я выстроил на территории Эстонии».

«В Валга я проработал недолго: уже в 1945 году меня, молодого специалиста, окончившего институт с отличием, откомандировали в Ригу: посчитали, наверное, что и мостов в городе больше, и железнодорожный узел там важнее валгаского, – продолжает Н. Розенберг. – Время не ждало: наведенные военными временные деревянные мосты не могли пропускать постоянно идущие на Берлин эшелоны. Надо было заменять их металлическими. С того самого момента я и рижанин – получается, вот уже более шестидесяти лет».

Один из тысячи

…Рига, Лиепая, Вентспилс, Калининград, Шяуляй. Причудливые названия рек, оврагов, поселков и железнодорожных станций. Мосты балочные, арочные, кесонные. Подписи к черно-белым снимкам в пухлом альбоме – верстовые столбы биографии Н. Розенберга. «Сколько мостов я всего построил за жизнь? – отрывает он глаза от фотографий. – Это смотря как считать. Если учитывать небольшие – те, что не превышают по длине двадцати метров, – так несколько тысяч. Тех, что больше – наберется более пятисот. Ну, и несколько сотен – внеклассных: таких, как Вантовый».

Впрочем, упоминая последний среди прочих, Н.Розенберг явно лукавит: Вантовый мост, как несложно заметить хотя бы по обилию фотографий и посвященных ему изданий, – любимое детище мостостроителя. Любимое, и вне сомнения, «выстраданное»: сложно даже представить, что первоначально власти отнеслись к идее его сооружения довольно прохладно. «Хотели строить по старинке, традиционный, балочный, – вспоминает он. – Я возражал: зачем, мол, повторять вчерашний день? Лучше уж делать, как в Европе, – и войти в историю! В итоге поручили профессору Георгию Фуксу составить десять вариантов мостов с техническими расчетами: балочный, арочный, железобетонный, металлический и так далее, и в том числе вариант Вантового. Последний оказался самым дешевым. А что еще нужно? Мост должен быть, как меня учили великие инженеры, прочным, долговечным, экономичным, эстетичным».

Кстати, об эстетике. Что часть «отцов города» были настроены к радикально-современной форме Вантового моста настороженно: опасались, что гигантская «арфа» не впишется в силуэт старой Риги. «Что я могу сказать на это? – комментирует Н. Розенберг. – Эйфелеву башню тоже когда-то воспринимали «в штыки». А сейчас – попробуйте представить без нее Париж. Удается? Вот то-то!»

Благодарная память

Не так давно «младший брат» рижского Вантового моста появился и в нашей стране – в Тарту. И хотя непосредственного отношения к его разработке наш собеседник уже не имел, есть в нем и его косвенный вклад. «Современные мостостроители применяют те приемы, которые были за последние полвека наработаны нами, – не без гордости подчеркивает Н. Розенберг. – Те, кто работал, не забудут их никогда: можно сказать, что нами была создана собственная «рижско-прибалтийская» школа мостостроения».

…Виадук на Пярнуском шоссе в Таллинне. Уникальный для нашего региона автомобильно-железнодорожный мост в Пярну. Выцветающие фото, радостные лица, перерезаемые ленточки. «Узнаете, кто это?» – указывает Н.Розенберг на ту или иную фигуру некогда первого лица в местной или даже общесоюзной номенклатуре. Хочется признаться честно – нет. Первые лица приходят и уходят. А мосты – мосты остаются. И служат людям вне зависимости от того, кто и под какими знаменами торжественно открывал их. Главное – кто строил их. Наум Розенберг – один из их строителей. А потому – спасибо ему и его творениям.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!