А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Если выстроить в одну линию все созданные под руководством отметившего в начале апреля свой восьмидесятипятилетний юбилей инженера-мостостроителя, в прошлом — многолетнего замуправляющего трестом «Мостострой»- Наума Григорьевича Розенберга мосты, она, пожалуй, протянется от его рижской квартиры до самого Таллинна.

«Мостостроение – как женщина: по-настоящему полюбив один раз, будешь любить всю оставшуюся жизнь», – пряча в уголках губ улыбку, но при этом абсолютно убежденно говорит Н. Розенберг. И как настоящий однолюб, тщательно воссоздает в памяти свой «первый роман». Разворачивавшийся, кстати, на территории современной Эстонии.

Точка на карте

«Осенью 1944 года – война еще шла полным ходом – нас с женой, только что окончивших в эвакуации Днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта, направили в Таллинн — прямиком в Управление восстановительно-строительных работ Эстонской железной дороги, располагавшееся тогда в Старом городе, на улице Пикк, – вспоминает Н. Розенберг. – Вначале нас распределили в Тарту, а оттуда – в Валга: работы хватало везде. Ведь иного пути переброски войск, кроме железнодорожного, в те времена практически не существовало. Военные строители успели «залатать раны» на скорую руку, а за ними уже шли мы – гражданские строители».

Станцию Сангасте в антикварном издании «Атласа железных дорог СССР» Н. Розенберг ищет с помощью многосильной лупы. Но название ее вспоминает незамедлительно: еще бы, именно здесь им был выстроен его первый мост – точнее, восстановлен. «Говоря с сегодняшней позиции – совсем чепуховый мостик, – рассказывает он. – Металлический, железнодорожный, не более, наверное, двадцати метров длиной. И названия у него «персонального», конечно, не было и нет. Но в мою биографию он вошел прочно: всегда, когда доводилось излагать ее, я отмечал, что свой первый мост я выстроил на территории Эстонии».

«В Валга я проработал недолго: уже в 1945 году меня, молодого специалиста, окончившего институт с отличием, откомандировали в Ригу: посчитали, наверное, что и мостов в городе больше, и железнодорожный узел там важнее валгаского, – продолжает Н. Розенберг. – Время не ждало: наведенные военными временные деревянные мосты не могли пропускать постоянно идущие на Берлин эшелоны. Надо было заменять их металлическими. С того самого момента я и рижанин – получается, вот уже более шестидесяти лет».

Один из тысячи

…Рига, Лиепая, Вентспилс, Калининград, Шяуляй. Причудливые названия рек, оврагов, поселков и железнодорожных станций. Мосты балочные, арочные, кесонные. Подписи к черно-белым снимкам в пухлом альбоме – верстовые столбы биографии Н. Розенберга. «Сколько мостов я всего построил за жизнь? – отрывает он глаза от фотографий. – Это смотря как считать. Если учитывать небольшие – те, что не превышают по длине двадцати метров, – так несколько тысяч. Тех, что больше – наберется более пятисот. Ну, и несколько сотен – внеклассных: таких, как Вантовый».

Впрочем, упоминая последний среди прочих, Н.Розенберг явно лукавит: Вантовый мост, как несложно заметить хотя бы по обилию фотографий и посвященных ему изданий, – любимое детище мостостроителя. Любимое, и вне сомнения, «выстраданное»: сложно даже представить, что первоначально власти отнеслись к идее его сооружения довольно прохладно. «Хотели строить по старинке, традиционный, балочный, – вспоминает он. – Я возражал: зачем, мол, повторять вчерашний день? Лучше уж делать, как в Европе, – и войти в историю! В итоге поручили профессору Георгию Фуксу составить десять вариантов мостов с техническими расчетами: балочный, арочный, железобетонный, металлический и так далее, и в том числе вариант Вантового. Последний оказался самым дешевым. А что еще нужно? Мост должен быть, как меня учили великие инженеры, прочным, долговечным, экономичным, эстетичным».

Кстати, об эстетике. Что часть «отцов города» были настроены к радикально-современной форме Вантового моста настороженно: опасались, что гигантская «арфа» не впишется в силуэт старой Риги. «Что я могу сказать на это? – комментирует Н. Розенберг. – Эйфелеву башню тоже когда-то воспринимали «в штыки». А сейчас – попробуйте представить без нее Париж. Удается? Вот то-то!»

Благодарная память

Не так давно «младший брат» рижского Вантового моста появился и в нашей стране – в Тарту. И хотя непосредственного отношения к его разработке наш собеседник уже не имел, есть в нем и его косвенный вклад. «Современные мостостроители применяют те приемы, которые были за последние полвека наработаны нами, – не без гордости подчеркивает Н. Розенберг. – Те, кто работал, не забудут их никогда: можно сказать, что нами была создана собственная «рижско-прибалтийская» школа мостостроения».

…Виадук на Пярнуском шоссе в Таллинне. Уникальный для нашего региона автомобильно-железнодорожный мост в Пярну. Выцветающие фото, радостные лица, перерезаемые ленточки. «Узнаете, кто это?» – указывает Н.Розенберг на ту или иную фигуру некогда первого лица в местной или даже общесоюзной номенклатуре. Хочется признаться честно – нет. Первые лица приходят и уходят. А мосты – мосты остаются. И служат людям вне зависимости от того, кто и под какими знаменами торжественно открывал их. Главное – кто строил их. Наум Розенберг – один из их строителей. А потому – спасибо ему и его творениям.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!