А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Книга политика и историка Марта Лаара «Синимяэ 1944. Сражения Второй мировой войны на Северо-Востоке Эстонии» была представлена читателям в Музее оккупаций.

Подписывая презентованную книгу на борту музейного экспоната — лодке беженцев, Март Лаар указывает на тему своего следующего труда — исследования деятельности правительства Отто Тийфа и судьбы его участников.

Подписывая презентованную книгу на борту музейного экспоната — лодке беженцев, Март Лаар указывает на тему своего следующего труда — исследования деятельности правительства Отто Тийфа и судьбы его участников.

Об открывшемся два с половиной года назад таллиннском Музее оккупаций одно время не уставали говорить, что это — первое в городе здание, выстроенное специально для музейных нужд. Похоже, поклонники бетонно-стеклянной конструкции на углу бульвара Каарли и улицы Тоомпеа не разглядели еще один скрытый в нем потенциал: начиная с января этого года музей выполняет функции своеобразного «литературного салона» — едва ли не раз в две недели здесь происходит презентация книг, в той или иной степени трактующих события недавней истории.

Новые времена

«Видя, сколько людей собирается в Музее оккупаций на презентации новых книг, я невольно задаюсь вопросом: не наступают ли новые времена? — начал свое выступление М. Лаар. — Я не могу утверждать, что это именно так, но интерес к историческим событиям внушает веру: шаги предпринимаются в нужном направлении».

Удовлетворить интерес к одному из самых противоречивых отрезков недавнего прошлого — боям на территории Эстонии осенью 1944 года и призвана новая книга историка-парламентария. «Можно сказать, что по своему объему и содержанию нынешнее исследование не имело ранее аналогов, — не без гордости заверил присутствовавших автор. — Привлечение новых источников смогло дать ответ на многие не рассматривавшиеся ранее вопросы. Например, нам удалось уточнить число эстонцев, погибших при весенних сражениях на плацдарме Рийгикюла-Сийвертси, а также павших в боях на Синимяэ в июне — августе 1944 года. Нам удалось поместить эти события в более широкий контекст, потому что только при таком взгляде на них возможно дать этим сражениям должную оценку».

Как отмечает автор, большую помощь при работе над книгой оказали ему архивные документы немецкой стороны: материалы, хранящиеся в российских архивах оказались, по словам М. Лаара, для него полностью недоступными. «Позитивным, однако, является тот факт, что в последнее время в России были изданы достаточно серьезные исследования по данной тематике, — добавляет автор. — Они помогают исправить многие идеологические и фактические ошибки советских историков и основывающихся на их работах западных исследователей. В частности, теперь нам понятнее, почему именно на Нарвском участке Восточного фронта было сосредоточено значительно больше сил, чем говорилось в советское время, и почему бои были здесь особо ожесточенными».

Не себя ради…

По словам М. Лаара, книга помогает преодолеть некоторые мифы, успевшие укорениться в отношении боев на Нарвском отрезке Восточного фронта уже и в современной эстонской историографии: многие из нынешних историков нашей страны делают упор именно на те позиции, где сражались эстонские части германской армии. «Стоит помнить, что на Синимяэ сражались не только эстонцы, — подчеркивает М. Лаар. — Их количество в пехоте было таким же, как немцев и добровольцев из других стран Европы — фламандцев, валлонов, датчан, а в тяжело вооруженных войсках перевес последних был значительным».

«Важно понимать также, что бои марта 1944 года были боями не только за Нарву или Эстонию, — продолжает автор посвященной сражениям на Синих горах книги. — Личное внимание Сталина к этому участку фронта связано не столько с желанием захватить эстонскую территорию, сколько со стремлением как можно скорее выйти на южный берег Финского залива. Ведь у военной операции была и ясная политическая цель — вывести из войны Финляндию. Этим объясняется и пристальное внимание к этому направлению немецкого командования: здесь решалась судьба не одной Эстонии, но и всего отрезка Восточного фронта».

Сопротивление вермахта под Нарвой и Синимяэ, как полагает М. Лаар, смогло не столько изменить судьбу нашей страны, сколько ее северного соседа. «То, что Сталину не удалось вывести Финляндию из войны в апреле, стало для нее серьезной предпосылкой сохранить в дальнейшей перспективе свою независимость, — утверждает он. — Не стоит сомневаться, что одним из важнейших моментов в этом процессе стала оборона эстонских участков фронта весной и летом 1944 года. Ведь те советские войска, которые были вынуждены сражаться на территории Эстонии, не могли быть задействованы в боях на Карельском перешейке и на линии Маннергейма: если в 1940-е ее мощь была во многом легендарна, то четыре года спустя речь шла о серьезном укрепрайоне».

Гордость побежденных

Как известно, оборонительные бои немецкой армии и сражавшихся в ее составе эстонских частей закончились в 1944 году разгромом. Однако на то, наверное, и существуют историки, чтобы извлечь положительный пример даже из очевидного поражения. И заключительная часть выступления М. Лаара на презентации собственной книги — подтверждение тому: то, что продвижение советских войск под Нарвой и Синимяэ удалось задержать, видится ему едва ли не победой.

«Я считаю, что мы не должны стесняться этих боев, — уверен М. Лаар. — Потому что в их ходе мы смогли продемонстрировать нежелание эстонцев входить вновь в состав Советского Союза. Мы не хотим быть покорным народом, который пострадал от сталинских репрессий, но не став сопротивляться им, просто выполнял волю новых хозяев. Мы боролись за свою свободу и были достойны этой свободы».

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!