А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Трехлетний срок строительства нового здания Эстонского художественного музея «Kumu» капля в море по сравнению с его предысторией: от рождения идеи учреждения в городе музея изящных искусств до ее воплощения в реальность прошло ни много ни мало… девяносто пять лет.

Первые разговоры о создании в Таллинне художественного музея возникли, вероятно, еще в конце позапрошлого века: стало ясно, что собрание экспонатов Эстляндского провинциального музея, ютившегося на верхних этажах здания гильдии святого Канута, разрослось и необходимо разделение фондов на художественный, исторический и естественно-научный. Правда, дальше слов дело не двинулось: избытком финансов содержащее музей Эстляндское научное общество похвастаться не могло.

От дворца до ресторана

Впервые вопрос о строительстве здания для коллекции произведений искусства встал на повестке дня таллиннских властей без малого век назад: в 1911 году Ревельская городская дума приняла решение начать возведение художественного музея. Правда, о конкретных сроках сказано было достаточно размыто – «после возведения новой ратуши». Ни младшего брата высящегося на Ратушной площади средневекового магистрата, ни музея так и не выстроили: помешала начавшаяся три года спустя Первая мировая война. Так что таллиннцам осталось только завидовать своим соседям-рижанам, успевшим обзавестись зданием художественного музея, выстроенным по проекту популярнейшего в остзейских губерниях архитектора В.Ноймана еще в 1905 году…

Перейти от слов к делу удалось лишь после обретения Эстонией независимости: 17 ноября 1919 года в Таллинне состоялось первое собрание Общества Эстонского художественного музея, специализировавшегося, кстати, первоначально не столько на произведениях изящных, сколь прикладных искусств. Еще через два года музей распахнул перед посетителями свои двери – точнее, двери Кадриоргского дворца, ведь в перенесшей бремя Освободительной войны республике о строительстве собственного здания не могло быть и речи.

Работать в стенах бывшей царской резиденции музейщикам выпало недолго. В 1927 году Кадриоргский дворец был закрыт на модернизацию: в здании XVIII столетия стали устанавливать центральное отопление. А когда оно было установлено, оказалось, что на теплое место есть более солидный претендент: глава Эстонской Республики. В 1929 году дворцу был присвоен статус президентской резиденции, а музейные экспозиции и фонды были перенесены в помещения бывшего… ресторана «Линден» в начале современного Нарвского шоссе.

Планов громадье

В том, что новый адрес Художественного музея не должен оказаться постоянным, не сомневался, похоже, никто. Уже в следующем после переезда из Кадриорга году было основано целевое учреждение Eesti Kunstimuuseum, призванное заниматься сбором средств для строительства музейного здания. Было выбрано и место будущей стройплощадки: участок между бульваром Мере и улицей Айа. Выдвигались и более оригинальные идеи: один из проектов предполагал возведение Художественного музея на Вышгороде – здание предлагалось вписать на обрыве холма Тоомпеа, слева от замка, если смотреть снизу.

Вид будущего храма искусства должен был определить архитектурный конкурс, проводившийся в 1932-33 и 1936 годах. Несмотря на то, что участие в нем принимал любимец К.Пятса, автор нынешней президентской резиденции в верхнем саду Кадриорга, А.Котли, победителем вышел не он, а тандем архитекторов Э.Кусик и Э.Якоби. В 1938-м окончательный вариант проекта был утвержден, на следующий год приступили к поиску фирмы-подрядчика… Но смена власти и начавшаяся вскоре война перечеркнули эти планы.

Тем удивительнее, что взглянуть на «реализованный» вариант проекта Эстонского Художественного музея можно и сейчас. Правда, для этого придется совершить вояж в… Мюнхен. Достаточно взглянуть на тамошний Дом немецкого искусства, выстроенный в 1933-37 годах по проекту популярнейшего в рейхе архитектора П.Л.Трооста, чтобы понять, откуда эстонские архитекторы эпохи К.Пятса черпали творческое вдохновение…

Привычный маршрут

При мартовской бомбардировке Таллинна в 1944 году ресторан «Линден» сгорел вместе со своим художественным содержимым – остается только порадоваться, что большая часть музейных экспонатов была заблаговременно рассредоточена по окрестным мызам. Однако уже осенью того же года Художественному музею были выделены два помещения по улице Пикк – на короткое время музейным адресом стал комплекс бюргерских домов «Три сестры».

Последние шесть десятилетий истории Эстонского Художественного музея – это история его странствий по маршуту Старый город — Кадриорг — Старый город. Первоначально на его баланс было передано псевдоготическое банковское здание на площади Вана-Тург, известное таллиннским старожилам в качестве телефонной станции. В 1946 году музей вновь въехал в стены Кадриоргского дворца, в восьмидесятых годах его филиалы под различными именами открылись в бывшем зерновом амбаре на улице Айда, в церкви Нигулисте, доме художника Адамсона-Эрика на улочке Люхике-Ялг. В первую осень после восстановления независимости закрылись двери полностью амортизированного Кадриоргского дворца, а в 1992 году музей получил во временное пользование здание бывшего Эстляндского рыцарства на тоомпеаской площади Кирику: помещавшаяся здесь библиотека имени Крейцвальда готовилась к переезду в новое здание на Тынисмяги.

2 октября прошлого года Эстонский Художественный музей вновь двинулся в путешествие по привычному маршруту в Кадриорг. Что ж, право гордиться первым в странах Балтии зданием, выстроенным специально для музейных нужд, таллиннцы проиграли рижанам сто один год назад. Зато – приобрели музей, который без преувеличения можно назвать первым музеем третьего тысячелетия на балтийских берегах. А это, согласитесь, тоже немало.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии» 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!