А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В декабре 1820 года в Ревель на Рождество приехал погостить молодой офицер Александр Бестужев. Бродил по узким улочкам средневекового города, рассматривал старые дома, крепостные стены и башни, посещал храмы, стоял у подножия Вышгорода, дивился на древности, а по вечерам записывал свои впечатления. Вернувшись в Петербург, написал книгу о поездке в Ревель. По сути дела это был первый подробный рассказ не только о самом городе и его истории, но и о людях, их жизни.

13Любой рассказ о Старом городе основан на архивных документах, изученных, препарированных и изложенных историками в солидных научных трудах, и на воспоминаниях современников, рассказанных в хрониках, очерках, книгах, гравюрах и рисунках. Ревель ХIII века — это «Хроника Генриха Латвийского», ХVI столетия — «Хроника Ливонской провинции» — пастора церкви Пюхавайму Бальтазара Руссова, ХVII века — книга Адама Олеария, посетившего наш город по пути в Москву, и, наконец, путевые заметки «Поездка в Ревель» Александра Бестужева, изданные в Петербурге в 1821 году. Вот несколько строк из этой книги: «Лучший вид на Ревель от ворот Систерфордских. На отвесной скале, над бездной висит дом графа Штейнбока, и печальный цвет подножия делает разительный контраст с его бездной».

Где это место, где этот дом?

За без малого два столетия многое изменилось в том месте, где в декабре 1820-го стоял будущий писатель и декабрист, — исчезли Систерфордские (нем. Susterporte) ворота, находившиеся в начале современной улицы Нунне. Нунн — монахиня, и эти городские ворота местное эстонское население называло Нуннавярава (ворота монахинь). Дом графа Штейнбока (Стенбока) и сегодня возвышается на краю склона Тоомпеа, и так же, как и тогда, когда на него смотрел Бестужев в начале ХIХ века, выглядит сегодня после капитальной реконструкции светлым и нарядным над темным склоном холма.

Бестужев был в Ревеле в декабре и вряд ли знал, что в ХVII веке перед западной стороной холма Тоомпеа, судя по гравюре 1652 года, были огороженные регулярные сады, а в начале ХIХ столетия обширные луга. Через полстолетия после его поездки в Ревель на месте этих лугов появился железнодорожный вокзал, зато исчезла конно-почтовая станция у ворот Нунна, которая играла в жизни города немаловажную роль. В Ревеле в первой половине ХIХ века было несколько почтовых станций, но у Нуннавярава была главная почтовая контора. Это был начальный пункт сообщения со столицей России и с другими губернскими городами. Именно через нее шли государственные депеши, ездили чиновники и курьеры, отправляли частные письма. Во вместительных конюшнях стояло до сорока лошадей, а в сараях около двух десятков почтовых карет, в одной из башен передних ворот жили гонцы, почтальоны и рассыльные. Эта главная почтовая контора смотрителя Аланда упоминается многими гостями Ревеля в их путевых заметках и письмах. На гравюре ХVIII века за мостом через ров видны ворота в крепостном валу и дома этой конторы.

Такое удобное средство связи — почта. Письмо сегодня можно отправить, опустив его в почтовый ящик, можно передать послание электронной почтой. Но слово «почта» от позднелатинского — posita, что означает — остановка, станция, и до середины ХIХ столетия почта доставлялась адресатам через сеть конно-почтовых станций.

В начале первой главы романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин» есть такие строки: «Так думал молодой повеса,/ Летя в пыли на почтовых…» На Руси уже в Х веке существовал «повоз» — особая повинность поставлять лошадей с повозками для княжеских гонцов. В ХIII столетии была организована служба для пересылки письменных сообщений т.н. «ямская гоньба». На дорогах, отходящих от Москвы, были построены ямские дворы для смены лошадей, через них столица была связана с городами княжества, а с ХV столетия со всеми землями российского государства. В 60-е годы ХVII века были организованы почтовые маршруты из Москвы в Ригу и Вильно (Вильнюс), что давало возможность обмена корреспонденцией со странами Европы. С начала ХVIII столетия ямские почтовые станции были созданы и на дорогах Эстонии. Они исправно доставляли почту до второй половины ХIХ века.

Тоомепарк

Место перед началом улицы Нунне особое — оно первым встречает тех, кто прибывает в Таллинн поездами. Людской поток увлекает в лабиринт узких улочек, сохранивших очарование средневекового города, но не дает времени оглядеться, заметить, что по сторонам этого, если хотите, городского портала раскинулись парки, охватившие почти трехкилометровым полукольцом старый Таллинн.

Если смотреть на город со стороны вокзала, то справа от улицы Нунне вдоль подножия Вышгорода раскинулся на площади более одиннадцати гектаров Тоомепарк, один из самых привлекательных парков столицы Эстонии. Повторяя очертание подножия холма, парк прорезает водная полоса пруда Шнелли, бывшего крепостного рва, а по его внутренней стороне тянется высокий вал, по верху которого проложена извилистая дорожка. По ней в летнюю пору любят гулять и таллиннцы, и гости города.

Слова, как и вещи, уходят из обихода за ненадобностью. Гласис, вольганг, контрэскарп. Вряд ли что-либо говорят неспециалистам эти слова. А между тем дорожка, что идет по верху вала, и есть тот самый таинственный гласис, внизу под ним на внутренней стороне крепостного рва были укрепления, которые называли контрэскарп, а за рвом находился вольганг — открытое, простреливаемое пространство.

Человек наделен удивительным даром, принципиально отличающим его от других приматов, воображением. И не так уж трудно представить эти некогда боевые сооружения такими, какими были они в канун Северной войны, но право же, в нашем мирном городе не хочется говорить о войнах — лучше о парках, в которые превратило время бывшие бастионы, редуты, валы и рвы.

После исключения Ревеля во второй половине ХIХ столетия из списка сухопутных, а затем и морских крепостей посадили на склонах холма, на бывших земляных укреплениях и свободном пространстве перед ними липы, каштаны, клены и другие деревья, проложили дорожки, построили мостики. В наши дни Тоомепарк красив в любое время года.

Памятник жестокости, но и таланту человека

Если дойти по одной из аллей Тоомепарка до юго-западного его окончания, то перед вами откроется впечатляющая панорама средневековой крепости с тремя сохранившимися башнями.

186 лет назад Александр Бестужев писал в своих путевых заметках: «Огромная стена замка Вышгородского дремлет на превысоких утесах. На ней смелые башни инде полуразрушившиеся, поросшие дикими растениями, возвышают зубчатые главы свои, запечатленные непогодами шести веков». Не думал блестящий гвардейский офицер, стоя у подножия скалы, что всего через несколько лет будут томиться за этими грозными стенами те, кто был рядом с ним на Сенатской площади Петербурга 14 декабря 1825 года. Вышгородский замок не избежал судьбы многих европейских цитаделей — от Бастилии до Петропавловской крепости. Когда они перестали служить нуждам защиты городов и людей, в них оборудовали тюремные казематы.

1826 год. Замерла в напряжении огромная империя. Отгремели пушки у «Медного всадника», шел скорый суд над участниками декабрьского мятежа. Кого на виселицу, кого на каторгу или в крепости, кого в солдаты.

«Посылаемых при сем Кавалергардского полку офицеров Арцибашева, Муравьева, Анненкова, — гласил приказ Николая I, — отправить всех в крепости — в Нарву, Ревель и Выборг». В Ревель доставили Александра Муравьева и заключили в один из казематов Вышгородского замка, в караульном помещении Вируских ворот содержали под строгим надзором морского офицера Бориса Бодиско. «Повинен в том, — было сказано в приговоре, — что лично действовал бытностью на площади». Весной 1831 года после шестилетнего содержания в одиночных камерах разных крепостей в Ревель доставили Вильгельма Кюхельбекера и поместили «за строгим присмотром в особый покой Вышгородского тюремного замка».

Как же много видели камни этих простоявших многие столетия стен и башен, сколько превращений испытали они, свидетелями скольких событий довелось им быть! Стоит эта вознесенная на скалу крепость памятником жестокости, но и таланту человека.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!