А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В декабре 1820 года в Ревель на Рождество приехал погостить молодой офицер Александр Бестужев. Бродил по узким улочкам средневекового города, рассматривал старые дома, крепостные стены и башни, посещал храмы, стоял у подножия Вышгорода, дивился на древности, а по вечерам записывал свои впечатления. Вернувшись в Петербург, написал книгу о поездке в Ревель. По сути дела это был первый подробный рассказ не только о самом городе и его истории, но и о людях, их жизни.

13Любой рассказ о Старом городе основан на архивных документах, изученных, препарированных и изложенных историками в солидных научных трудах, и на воспоминаниях современников, рассказанных в хрониках, очерках, книгах, гравюрах и рисунках. Ревель ХIII века — это «Хроника Генриха Латвийского», ХVI столетия — «Хроника Ливонской провинции» — пастора церкви Пюхавайму Бальтазара Руссова, ХVII века — книга Адама Олеария, посетившего наш город по пути в Москву, и, наконец, путевые заметки «Поездка в Ревель» Александра Бестужева, изданные в Петербурге в 1821 году. Вот несколько строк из этой книги: «Лучший вид на Ревель от ворот Систерфордских. На отвесной скале, над бездной висит дом графа Штейнбока, и печальный цвет подножия делает разительный контраст с его бездной».

Где это место, где этот дом?

За без малого два столетия многое изменилось в том месте, где в декабре 1820-го стоял будущий писатель и декабрист, — исчезли Систерфордские (нем. Susterporte) ворота, находившиеся в начале современной улицы Нунне. Нунн — монахиня, и эти городские ворота местное эстонское население называло Нуннавярава (ворота монахинь). Дом графа Штейнбока (Стенбока) и сегодня возвышается на краю склона Тоомпеа, и так же, как и тогда, когда на него смотрел Бестужев в начале ХIХ века, выглядит сегодня после капитальной реконструкции светлым и нарядным над темным склоном холма.

Бестужев был в Ревеле в декабре и вряд ли знал, что в ХVII веке перед западной стороной холма Тоомпеа, судя по гравюре 1652 года, были огороженные регулярные сады, а в начале ХIХ столетия обширные луга. Через полстолетия после его поездки в Ревель на месте этих лугов появился железнодорожный вокзал, зато исчезла конно-почтовая станция у ворот Нунна, которая играла в жизни города немаловажную роль. В Ревеле в первой половине ХIХ века было несколько почтовых станций, но у Нуннавярава была главная почтовая контора. Это был начальный пункт сообщения со столицей России и с другими губернскими городами. Именно через нее шли государственные депеши, ездили чиновники и курьеры, отправляли частные письма. Во вместительных конюшнях стояло до сорока лошадей, а в сараях около двух десятков почтовых карет, в одной из башен передних ворот жили гонцы, почтальоны и рассыльные. Эта главная почтовая контора смотрителя Аланда упоминается многими гостями Ревеля в их путевых заметках и письмах. На гравюре ХVIII века за мостом через ров видны ворота в крепостном валу и дома этой конторы.

Такое удобное средство связи — почта. Письмо сегодня можно отправить, опустив его в почтовый ящик, можно передать послание электронной почтой. Но слово «почта» от позднелатинского — posita, что означает — остановка, станция, и до середины ХIХ столетия почта доставлялась адресатам через сеть конно-почтовых станций.

В начале первой главы романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин» есть такие строки: «Так думал молодой повеса,/ Летя в пыли на почтовых…» На Руси уже в Х веке существовал «повоз» — особая повинность поставлять лошадей с повозками для княжеских гонцов. В ХIII столетии была организована служба для пересылки письменных сообщений т.н. «ямская гоньба». На дорогах, отходящих от Москвы, были построены ямские дворы для смены лошадей, через них столица была связана с городами княжества, а с ХV столетия со всеми землями российского государства. В 60-е годы ХVII века были организованы почтовые маршруты из Москвы в Ригу и Вильно (Вильнюс), что давало возможность обмена корреспонденцией со странами Европы. С начала ХVIII столетия ямские почтовые станции были созданы и на дорогах Эстонии. Они исправно доставляли почту до второй половины ХIХ века.

Тоомепарк

Место перед началом улицы Нунне особое — оно первым встречает тех, кто прибывает в Таллинн поездами. Людской поток увлекает в лабиринт узких улочек, сохранивших очарование средневекового города, но не дает времени оглядеться, заметить, что по сторонам этого, если хотите, городского портала раскинулись парки, охватившие почти трехкилометровым полукольцом старый Таллинн.

Если смотреть на город со стороны вокзала, то справа от улицы Нунне вдоль подножия Вышгорода раскинулся на площади более одиннадцати гектаров Тоомепарк, один из самых привлекательных парков столицы Эстонии. Повторяя очертание подножия холма, парк прорезает водная полоса пруда Шнелли, бывшего крепостного рва, а по его внутренней стороне тянется высокий вал, по верху которого проложена извилистая дорожка. По ней в летнюю пору любят гулять и таллиннцы, и гости города.

Слова, как и вещи, уходят из обихода за ненадобностью. Гласис, вольганг, контрэскарп. Вряд ли что-либо говорят неспециалистам эти слова. А между тем дорожка, что идет по верху вала, и есть тот самый таинственный гласис, внизу под ним на внутренней стороне крепостного рва были укрепления, которые называли контрэскарп, а за рвом находился вольганг — открытое, простреливаемое пространство.

Человек наделен удивительным даром, принципиально отличающим его от других приматов, воображением. И не так уж трудно представить эти некогда боевые сооружения такими, какими были они в канун Северной войны, но право же, в нашем мирном городе не хочется говорить о войнах — лучше о парках, в которые превратило время бывшие бастионы, редуты, валы и рвы.

После исключения Ревеля во второй половине ХIХ столетия из списка сухопутных, а затем и морских крепостей посадили на склонах холма, на бывших земляных укреплениях и свободном пространстве перед ними липы, каштаны, клены и другие деревья, проложили дорожки, построили мостики. В наши дни Тоомепарк красив в любое время года.

Памятник жестокости, но и таланту человека

Если дойти по одной из аллей Тоомепарка до юго-западного его окончания, то перед вами откроется впечатляющая панорама средневековой крепости с тремя сохранившимися башнями.

186 лет назад Александр Бестужев писал в своих путевых заметках: «Огромная стена замка Вышгородского дремлет на превысоких утесах. На ней смелые башни инде полуразрушившиеся, поросшие дикими растениями, возвышают зубчатые главы свои, запечатленные непогодами шести веков». Не думал блестящий гвардейский офицер, стоя у подножия скалы, что всего через несколько лет будут томиться за этими грозными стенами те, кто был рядом с ним на Сенатской площади Петербурга 14 декабря 1825 года. Вышгородский замок не избежал судьбы многих европейских цитаделей — от Бастилии до Петропавловской крепости. Когда они перестали служить нуждам защиты городов и людей, в них оборудовали тюремные казематы.

1826 год. Замерла в напряжении огромная империя. Отгремели пушки у «Медного всадника», шел скорый суд над участниками декабрьского мятежа. Кого на виселицу, кого на каторгу или в крепости, кого в солдаты.

«Посылаемых при сем Кавалергардского полку офицеров Арцибашева, Муравьева, Анненкова, — гласил приказ Николая I, — отправить всех в крепости — в Нарву, Ревель и Выборг». В Ревель доставили Александра Муравьева и заключили в один из казематов Вышгородского замка, в караульном помещении Вируских ворот содержали под строгим надзором морского офицера Бориса Бодиско. «Повинен в том, — было сказано в приговоре, — что лично действовал бытностью на площади». Весной 1831 года после шестилетнего содержания в одиночных камерах разных крепостей в Ревель доставили Вильгельма Кюхельбекера и поместили «за строгим присмотром в особый покой Вышгородского тюремного замка».

Как же много видели камни этих простоявших многие столетия стен и башен, сколько превращений испытали они, свидетелями скольких событий довелось им быть! Стоит эта вознесенная на скалу крепость памятником жестокости, но и таланту человека.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!