А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В декабре 1820 года в Ревель на Рождество приехал погостить молодой офицер Александр Бестужев. Бродил по узким улочкам средневекового города, рассматривал старые дома, крепостные стены и башни, посещал храмы, стоял у подножия Вышгорода, дивился на древности, а по вечерам записывал свои впечатления. Вернувшись в Петербург, написал книгу о поездке в Ревель. По сути дела это был первый подробный рассказ не только о самом городе и его истории, но и о людях, их жизни.

13Любой рассказ о Старом городе основан на архивных документах, изученных, препарированных и изложенных историками в солидных научных трудах, и на воспоминаниях современников, рассказанных в хрониках, очерках, книгах, гравюрах и рисунках. Ревель ХIII века — это «Хроника Генриха Латвийского», ХVI столетия — «Хроника Ливонской провинции» — пастора церкви Пюхавайму Бальтазара Руссова, ХVII века — книга Адама Олеария, посетившего наш город по пути в Москву, и, наконец, путевые заметки «Поездка в Ревель» Александра Бестужева, изданные в Петербурге в 1821 году. Вот несколько строк из этой книги: «Лучший вид на Ревель от ворот Систерфордских. На отвесной скале, над бездной висит дом графа Штейнбока, и печальный цвет подножия делает разительный контраст с его бездной».

Где это место, где этот дом?

За без малого два столетия многое изменилось в том месте, где в декабре 1820-го стоял будущий писатель и декабрист, — исчезли Систерфордские (нем. Susterporte) ворота, находившиеся в начале современной улицы Нунне. Нунн — монахиня, и эти городские ворота местное эстонское население называло Нуннавярава (ворота монахинь). Дом графа Штейнбока (Стенбока) и сегодня возвышается на краю склона Тоомпеа, и так же, как и тогда, когда на него смотрел Бестужев в начале ХIХ века, выглядит сегодня после капитальной реконструкции светлым и нарядным над темным склоном холма.

Бестужев был в Ревеле в декабре и вряд ли знал, что в ХVII веке перед западной стороной холма Тоомпеа, судя по гравюре 1652 года, были огороженные регулярные сады, а в начале ХIХ столетия обширные луга. Через полстолетия после его поездки в Ревель на месте этих лугов появился железнодорожный вокзал, зато исчезла конно-почтовая станция у ворот Нунна, которая играла в жизни города немаловажную роль. В Ревеле в первой половине ХIХ века было несколько почтовых станций, но у Нуннавярава была главная почтовая контора. Это был начальный пункт сообщения со столицей России и с другими губернскими городами. Именно через нее шли государственные депеши, ездили чиновники и курьеры, отправляли частные письма. Во вместительных конюшнях стояло до сорока лошадей, а в сараях около двух десятков почтовых карет, в одной из башен передних ворот жили гонцы, почтальоны и рассыльные. Эта главная почтовая контора смотрителя Аланда упоминается многими гостями Ревеля в их путевых заметках и письмах. На гравюре ХVIII века за мостом через ров видны ворота в крепостном валу и дома этой конторы.

Такое удобное средство связи — почта. Письмо сегодня можно отправить, опустив его в почтовый ящик, можно передать послание электронной почтой. Но слово «почта» от позднелатинского — posita, что означает — остановка, станция, и до середины ХIХ столетия почта доставлялась адресатам через сеть конно-почтовых станций.

В начале первой главы романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин» есть такие строки: «Так думал молодой повеса,/ Летя в пыли на почтовых…» На Руси уже в Х веке существовал «повоз» — особая повинность поставлять лошадей с повозками для княжеских гонцов. В ХIII столетии была организована служба для пересылки письменных сообщений т.н. «ямская гоньба». На дорогах, отходящих от Москвы, были построены ямские дворы для смены лошадей, через них столица была связана с городами княжества, а с ХV столетия со всеми землями российского государства. В 60-е годы ХVII века были организованы почтовые маршруты из Москвы в Ригу и Вильно (Вильнюс), что давало возможность обмена корреспонденцией со странами Европы. С начала ХVIII столетия ямские почтовые станции были созданы и на дорогах Эстонии. Они исправно доставляли почту до второй половины ХIХ века.

Тоомепарк

Место перед началом улицы Нунне особое — оно первым встречает тех, кто прибывает в Таллинн поездами. Людской поток увлекает в лабиринт узких улочек, сохранивших очарование средневекового города, но не дает времени оглядеться, заметить, что по сторонам этого, если хотите, городского портала раскинулись парки, охватившие почти трехкилометровым полукольцом старый Таллинн.

Если смотреть на город со стороны вокзала, то справа от улицы Нунне вдоль подножия Вышгорода раскинулся на площади более одиннадцати гектаров Тоомепарк, один из самых привлекательных парков столицы Эстонии. Повторяя очертание подножия холма, парк прорезает водная полоса пруда Шнелли, бывшего крепостного рва, а по его внутренней стороне тянется высокий вал, по верху которого проложена извилистая дорожка. По ней в летнюю пору любят гулять и таллиннцы, и гости города.

Слова, как и вещи, уходят из обихода за ненадобностью. Гласис, вольганг, контрэскарп. Вряд ли что-либо говорят неспециалистам эти слова. А между тем дорожка, что идет по верху вала, и есть тот самый таинственный гласис, внизу под ним на внутренней стороне крепостного рва были укрепления, которые называли контрэскарп, а за рвом находился вольганг — открытое, простреливаемое пространство.

Человек наделен удивительным даром, принципиально отличающим его от других приматов, воображением. И не так уж трудно представить эти некогда боевые сооружения такими, какими были они в канун Северной войны, но право же, в нашем мирном городе не хочется говорить о войнах — лучше о парках, в которые превратило время бывшие бастионы, редуты, валы и рвы.

После исключения Ревеля во второй половине ХIХ столетия из списка сухопутных, а затем и морских крепостей посадили на склонах холма, на бывших земляных укреплениях и свободном пространстве перед ними липы, каштаны, клены и другие деревья, проложили дорожки, построили мостики. В наши дни Тоомепарк красив в любое время года.

Памятник жестокости, но и таланту человека

Если дойти по одной из аллей Тоомепарка до юго-западного его окончания, то перед вами откроется впечатляющая панорама средневековой крепости с тремя сохранившимися башнями.

186 лет назад Александр Бестужев писал в своих путевых заметках: «Огромная стена замка Вышгородского дремлет на превысоких утесах. На ней смелые башни инде полуразрушившиеся, поросшие дикими растениями, возвышают зубчатые главы свои, запечатленные непогодами шести веков». Не думал блестящий гвардейский офицер, стоя у подножия скалы, что всего через несколько лет будут томиться за этими грозными стенами те, кто был рядом с ним на Сенатской площади Петербурга 14 декабря 1825 года. Вышгородский замок не избежал судьбы многих европейских цитаделей — от Бастилии до Петропавловской крепости. Когда они перестали служить нуждам защиты городов и людей, в них оборудовали тюремные казематы.

1826 год. Замерла в напряжении огромная империя. Отгремели пушки у «Медного всадника», шел скорый суд над участниками декабрьского мятежа. Кого на виселицу, кого на каторгу или в крепости, кого в солдаты.

«Посылаемых при сем Кавалергардского полку офицеров Арцибашева, Муравьева, Анненкова, — гласил приказ Николая I, — отправить всех в крепости — в Нарву, Ревель и Выборг». В Ревель доставили Александра Муравьева и заключили в один из казематов Вышгородского замка, в караульном помещении Вируских ворот содержали под строгим надзором морского офицера Бориса Бодиско. «Повинен в том, — было сказано в приговоре, — что лично действовал бытностью на площади». Весной 1831 года после шестилетнего содержания в одиночных камерах разных крепостей в Ревель доставили Вильгельма Кюхельбекера и поместили «за строгим присмотром в особый покой Вышгородского тюремного замка».

Как же много видели камни этих простоявших многие столетия стен и башен, сколько превращений испытали они, свидетелями скольких событий довелось им быть! Стоит эта вознесенная на скалу крепость памятником жестокости, но и таланту человека.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!