А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Жил в первом веке до нашей эры поэт и писатель, приближенный императора Августа — Гай Меценат. Никогда не занимал государственных должностей, но влиял на политическую и литературную жизнь Древнего Рима. Дружил с Вергилием, Горацием и другими поэтами своего времени. Будучи одним из самых богатых людей империи, оказывал им покровительство и защиту.

13Поезд мчится,
Поезд мчится
В чистом поле…

М.И.Глинка.
«Попутная песня»

Имя Мецената как покровителя искусства стало нарицательным для всех, кто поддерживал искусство. Если в ХV- XVIII веках это были императоры, цари, короли и другие правители мира, то с ХIХ столетия — капитал: деловые люди, промышленники, финансисты, купцы разных стран мира. Среди многих других это и Генри Тейт, который собрал коллекцию английской живописи и в 1890 году передал в дар государству ее и 80 тыс. фунтов стерлингов на строительство здания музея, ныне это один из крупнейших музеев Англии, и Соломон Гуггенхейм, построивший на свои средства в Нью-Йорке в 1959 году уникальное здание музея (арх. Ф.Л.Райт) с богатой коллекцией произведений изобразительного искусства мира; в России в конце ХIХ века П.Третьяков создал галерею русского изобразительного искусства; А.Бахрушин основал в Москве (1894 г.) первый в России театральный музей; богатый лесопромышленник М.Беляев учредил для молодых музыкантов «Глинковские премии», организовал Русское симфоническое общество, был покровителем композиторов Римского-Корсакова, Глазунова, Лядова и многих других. Все они москвичи, но, пожалуй, крупнейшим меценатом России ХIХ века был незаслуженно забытый петербуржец

Александр Людвигович Штиглиц

«Куда идете?» — «К Штиглицу». — «Где учитесь?» — «У Штиглица». Такой диалог был привычен в Петербурге в 80-90-е годы ХIХ века; все понимали, что речь идет об Училище технического рисования, которое было создано усилиями и на средства барона Штиглица — крупнейшего банкира, председателя Государственного банка России, миллионера, крупного предпринимателя, организатора строительства железных дорог, финансового советника императоров Николая I и Александра II. Если Третьяков, Бахрушин, Беляев, княгиня Тенешева и другие были покровителями какого-либо одного вида искусства, то благотворительность Штиглица распространялась на многие сферы деятельности. Среди его добрых дел было создание Училища технического рисования в Петербурге, на которое он пожертвовал миллион серебряных рублей. В Соляном переулке было построено импозантное здание, облицованное мрамором и гранитом, украшенное скульптурами и барельефами великих художников, ученых и философов, с просторными классами и залами, богатым музеем и библиотекой (сегодня в этом здании Художественно-промышленная академия России). С этим учебным заведением связана судьба многих эстонских мастеров изобразительного искусства. Долгие годы здесь преподавал эстонский скульптор Амандус Адамсон (автор памятника «Русалке»), здесь учились: эстонский скульптор Яан Коорт, живописцы Николай Трийк, Конрад Мяги, Александр Тасса, гравер Гюнтер Рейндорф, всего 15 человек.

Связан Штиглиц с Эстонией и как промышленник. В 1846 году он купил на правом берегу реки Нарова небольшое шерстоткацкое производство и за несколько лет превратил его в Суконную фабрику, крупное предприятие по выпуску тонких сукон, славившихся высочайшим качеством, к концу ХIХ века на фабрике работало 1500 человек. Спустя пять лет (1851 г.) он основал там же Льнопрядильную мануфактуру, знаменитую «Парусинку», среди прочего, она поставляла прочные паруса для русского флота. Суконная фабрика на территории Иван-города в ходе войны была разрушена, а в корпусах Льнопрядильной мануфактуры ныне работает Льноджутовая фабрика. Но главная заслуга барона Штиглица в другом. Евангелие от Иоанна начинается словами

«В начале было слово…

…Все через него начало быть». Такое слово, вернее, идею о строительстве в России железных дорог Штиглиц высказал в 1845 году. Барон не только выдвинул идею, но и основал в 1857 году «Общество российских железных дорог», принял участие в финансировании сооружения дороги Петербург — Москва. По его инициативе приступили к сооружению дороги от столицы до Нарвы. Работы начали в 1868 году, но пути довели только до Гатчины и… переключились на более выгодные южные и восточные подряды. Дорогу построили другие и не до Нарвы, а до Ревеля и Палдиски. Построили всего за два года(!), но еще за год до завершения в 1870-м работ ревельцы увидели поезд. Вот как сообщала об этом газета «Ээсти постимеэс»: «Это было в три часа дня, когда гудок паровой машины «Петр I» первый раз голосовал. Народ собрался со всех сторон, чтобы посмотреть новое чудо, которое старый Ревель и его жители раньше не видели. Сначала погрузили строительные материалы, после чего машина, выпуская пар, понеслась к тому месту, где пути расходились на Палдиски и Петербург. Когда имущество выгрузили, машина быстрым ходом опять вернулась на железнодорожный двор. Тогда в поезд сели люди, чтобы совершить пробную поездку. Много народа вокруг радовались и поднимали шапки, глядя на новизну». В начале ноября 1870 года одновременно из Ревеля и Петербурга вышли поезда, чтобы встретиться на середине пути. На новой железнодорожной магистрали началось регулярное движение.

К 1871 году построили здание вокзала и привели в порядок близлежащую территорию. Там, где сегодня мимо вокзала идет поток автобусов, троллейбусов, автомашин, в конце ХIХ столетия был обширный и густой сквер. В 1903 году посреди сквера построили часовню с золоченым куполом — памятник чудесному спасению Александра II во время покушения на него — взрыва царского поезда осенью 1879 года. В 20-е годы прошлого столетия на месте сквера проложили новую улицу, а часовню снесли. Старый, построенный из бутового камня вокзал исправно служил людям 99 лет, пока на его месте в 1970 году не построили новое здание, частично использовав старые стены

Эти стены помнили многих, чьи имена вошли в историю литературы и искусства — Куприна и Бунина, Шаляпина и Михаила Чехова, Бальмонта и Блока… Скромный Ревельский вокзал оставил след в переписке и творчестве Александра Блока. Несколько строк из письма поэта жене в феврале 1908 года: «Пишу тебе с Ревельского вокзала. По вечерам бываю тут, пью пиво. А днем занимаюсь. Результат — мы с мамой подготовили сборник стихов». Дошли до нас и стихотворения, написанные Блоком в Ревеле. Одно из них начинается словами:

Я миновал закат багряный,
Ряды строений миновал,
Вступил в обманы и туманы —
Огнями мне сверкнул вокзал.

Чудак из деревни Плутишкино

С годами менялись окрестности вокзала. Была проложена вдоль путей улица Техника. Территорию между ней, бульваром Тоомпуйестеэ и Палдиским шоссе стали называть Кельмикюла (деревня плута), по-русски можно перевести Плутишкина деревня. Происхождение этого забавного названия неизвестно. Одно несомненно — оно появилось неспроста, у каждого города были и есть свои мошенники и чудаки. В Ревеле такой чудак жил в середине ХIХ века, звали его доктор Хейнрихсен.

Многие, наверно, помнят рассказ классика американской литературы Эдгара По «Преждевременно погребенный». Герой этого рассказа случайно попадает на баржу с грузом земли, засыпает в тесной каюте, а когда просыпается, с ужасом чувствует, что он похоронен, над ним деревянная крышка гроба, и этот страшный запах земли… И только зажженный матросами свет вернул его к действительности. В ту пору в Европе и Америке ходили жуткие рассказы о заснувших летаргическим сном и заживо похороненных людях. Доктор Хейнрихсен завещал часть своего состояния на создание приюта для заснувших летаргическим сном. В 1865 году в одной из ревельских газет появилось сообщение о том, что такой приют построен неподалеку от Монастырских ворот, в самом начале современной улицы Копли. Впрочем, клиентов для приюта так и не нашлось, то ли никто в Ревеле не засыпал таким образом, то ли родственники заболевших не доверяли новой сомнительной услуге. Зато в городе говорили, что смотритель приюта сдает желающим комнаты на ночь. Через несколько лет построили железнодорожный вокзал, здание приюта реконструировали и продали с молотка. Прошло 100 лет, но и сегодня вид начала улицы Копли и бульвара Раннамяэ, расположенных прямо за вокзалом, не радует ни приезжих, ни таллиннцев. Было много проектов и добрых намерений, но все осталось на бумаге. По-прежнему здесь ветхие деревянные здания, двухэтажная гостиница на углу улицы Вана-Каламая и рынок в бывших складских помещениях. И все это под боком Тоомпеа.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!