А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Жил в первом веке до нашей эры поэт и писатель, приближенный императора Августа — Гай Меценат. Никогда не занимал государственных должностей, но влиял на политическую и литературную жизнь Древнего Рима. Дружил с Вергилием, Горацием и другими поэтами своего времени. Будучи одним из самых богатых людей империи, оказывал им покровительство и защиту.

13Поезд мчится,
Поезд мчится
В чистом поле…

М.И.Глинка.
«Попутная песня»

Имя Мецената как покровителя искусства стало нарицательным для всех, кто поддерживал искусство. Если в ХV- XVIII веках это были императоры, цари, короли и другие правители мира, то с ХIХ столетия — капитал: деловые люди, промышленники, финансисты, купцы разных стран мира. Среди многих других это и Генри Тейт, который собрал коллекцию английской живописи и в 1890 году передал в дар государству ее и 80 тыс. фунтов стерлингов на строительство здания музея, ныне это один из крупнейших музеев Англии, и Соломон Гуггенхейм, построивший на свои средства в Нью-Йорке в 1959 году уникальное здание музея (арх. Ф.Л.Райт) с богатой коллекцией произведений изобразительного искусства мира; в России в конце ХIХ века П.Третьяков создал галерею русского изобразительного искусства; А.Бахрушин основал в Москве (1894 г.) первый в России театральный музей; богатый лесопромышленник М.Беляев учредил для молодых музыкантов «Глинковские премии», организовал Русское симфоническое общество, был покровителем композиторов Римского-Корсакова, Глазунова, Лядова и многих других. Все они москвичи, но, пожалуй, крупнейшим меценатом России ХIХ века был незаслуженно забытый петербуржец

Александр Людвигович Штиглиц

«Куда идете?» — «К Штиглицу». — «Где учитесь?» — «У Штиглица». Такой диалог был привычен в Петербурге в 80-90-е годы ХIХ века; все понимали, что речь идет об Училище технического рисования, которое было создано усилиями и на средства барона Штиглица — крупнейшего банкира, председателя Государственного банка России, миллионера, крупного предпринимателя, организатора строительства железных дорог, финансового советника императоров Николая I и Александра II. Если Третьяков, Бахрушин, Беляев, княгиня Тенешева и другие были покровителями какого-либо одного вида искусства, то благотворительность Штиглица распространялась на многие сферы деятельности. Среди его добрых дел было создание Училища технического рисования в Петербурге, на которое он пожертвовал миллион серебряных рублей. В Соляном переулке было построено импозантное здание, облицованное мрамором и гранитом, украшенное скульптурами и барельефами великих художников, ученых и философов, с просторными классами и залами, богатым музеем и библиотекой (сегодня в этом здании Художественно-промышленная академия России). С этим учебным заведением связана судьба многих эстонских мастеров изобразительного искусства. Долгие годы здесь преподавал эстонский скульптор Амандус Адамсон (автор памятника «Русалке»), здесь учились: эстонский скульптор Яан Коорт, живописцы Николай Трийк, Конрад Мяги, Александр Тасса, гравер Гюнтер Рейндорф, всего 15 человек.

Связан Штиглиц с Эстонией и как промышленник. В 1846 году он купил на правом берегу реки Нарова небольшое шерстоткацкое производство и за несколько лет превратил его в Суконную фабрику, крупное предприятие по выпуску тонких сукон, славившихся высочайшим качеством, к концу ХIХ века на фабрике работало 1500 человек. Спустя пять лет (1851 г.) он основал там же Льнопрядильную мануфактуру, знаменитую «Парусинку», среди прочего, она поставляла прочные паруса для русского флота. Суконная фабрика на территории Иван-города в ходе войны была разрушена, а в корпусах Льнопрядильной мануфактуры ныне работает Льноджутовая фабрика. Но главная заслуга барона Штиглица в другом. Евангелие от Иоанна начинается словами

«В начале было слово…

…Все через него начало быть». Такое слово, вернее, идею о строительстве в России железных дорог Штиглиц высказал в 1845 году. Барон не только выдвинул идею, но и основал в 1857 году «Общество российских железных дорог», принял участие в финансировании сооружения дороги Петербург — Москва. По его инициативе приступили к сооружению дороги от столицы до Нарвы. Работы начали в 1868 году, но пути довели только до Гатчины и… переключились на более выгодные южные и восточные подряды. Дорогу построили другие и не до Нарвы, а до Ревеля и Палдиски. Построили всего за два года(!), но еще за год до завершения в 1870-м работ ревельцы увидели поезд. Вот как сообщала об этом газета «Ээсти постимеэс»: «Это было в три часа дня, когда гудок паровой машины «Петр I» первый раз голосовал. Народ собрался со всех сторон, чтобы посмотреть новое чудо, которое старый Ревель и его жители раньше не видели. Сначала погрузили строительные материалы, после чего машина, выпуская пар, понеслась к тому месту, где пути расходились на Палдиски и Петербург. Когда имущество выгрузили, машина быстрым ходом опять вернулась на железнодорожный двор. Тогда в поезд сели люди, чтобы совершить пробную поездку. Много народа вокруг радовались и поднимали шапки, глядя на новизну». В начале ноября 1870 года одновременно из Ревеля и Петербурга вышли поезда, чтобы встретиться на середине пути. На новой железнодорожной магистрали началось регулярное движение.

К 1871 году построили здание вокзала и привели в порядок близлежащую территорию. Там, где сегодня мимо вокзала идет поток автобусов, троллейбусов, автомашин, в конце ХIХ столетия был обширный и густой сквер. В 1903 году посреди сквера построили часовню с золоченым куполом — памятник чудесному спасению Александра II во время покушения на него — взрыва царского поезда осенью 1879 года. В 20-е годы прошлого столетия на месте сквера проложили новую улицу, а часовню снесли. Старый, построенный из бутового камня вокзал исправно служил людям 99 лет, пока на его месте в 1970 году не построили новое здание, частично использовав старые стены

Эти стены помнили многих, чьи имена вошли в историю литературы и искусства — Куприна и Бунина, Шаляпина и Михаила Чехова, Бальмонта и Блока… Скромный Ревельский вокзал оставил след в переписке и творчестве Александра Блока. Несколько строк из письма поэта жене в феврале 1908 года: «Пишу тебе с Ревельского вокзала. По вечерам бываю тут, пью пиво. А днем занимаюсь. Результат — мы с мамой подготовили сборник стихов». Дошли до нас и стихотворения, написанные Блоком в Ревеле. Одно из них начинается словами:

Я миновал закат багряный,
Ряды строений миновал,
Вступил в обманы и туманы —
Огнями мне сверкнул вокзал.

Чудак из деревни Плутишкино

С годами менялись окрестности вокзала. Была проложена вдоль путей улица Техника. Территорию между ней, бульваром Тоомпуйестеэ и Палдиским шоссе стали называть Кельмикюла (деревня плута), по-русски можно перевести Плутишкина деревня. Происхождение этого забавного названия неизвестно. Одно несомненно — оно появилось неспроста, у каждого города были и есть свои мошенники и чудаки. В Ревеле такой чудак жил в середине ХIХ века, звали его доктор Хейнрихсен.

Многие, наверно, помнят рассказ классика американской литературы Эдгара По «Преждевременно погребенный». Герой этого рассказа случайно попадает на баржу с грузом земли, засыпает в тесной каюте, а когда просыпается, с ужасом чувствует, что он похоронен, над ним деревянная крышка гроба, и этот страшный запах земли… И только зажженный матросами свет вернул его к действительности. В ту пору в Европе и Америке ходили жуткие рассказы о заснувших летаргическим сном и заживо похороненных людях. Доктор Хейнрихсен завещал часть своего состояния на создание приюта для заснувших летаргическим сном. В 1865 году в одной из ревельских газет появилось сообщение о том, что такой приют построен неподалеку от Монастырских ворот, в самом начале современной улицы Копли. Впрочем, клиентов для приюта так и не нашлось, то ли никто в Ревеле не засыпал таким образом, то ли родственники заболевших не доверяли новой сомнительной услуге. Зато в городе говорили, что смотритель приюта сдает желающим комнаты на ночь. Через несколько лет построили железнодорожный вокзал, здание приюта реконструировали и продали с молотка. Прошло 100 лет, но и сегодня вид начала улицы Копли и бульвара Раннамяэ, расположенных прямо за вокзалом, не радует ни приезжих, ни таллиннцев. Было много проектов и добрых намерений, но все осталось на бумаге. По-прежнему здесь ветхие деревянные здания, двухэтажная гостиница на углу улицы Вана-Каламая и рынок в бывших складских помещениях. И все это под боком Тоомпеа.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!