А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Эстонское слово koppel или kopli означает «загон». В середине ХIХ века на пустынный полуостров с таким названием вела одна из трех дорог, начинавшихся от Монастырских ворот. Со временем это наименование — Kopli получила и сама дорога. Когда-то по ней перегоняли городской скот на выпасы, до начала ХХ века жители Ревеля (Таллинна) направлялись, чтобы отдохнуть на природе.

Выстроенные рядами двухэтажные, похожие на бараки деревянные дома образовали своеобразный микрорайон, названный линиями.

Выстроенные рядами двухэтажные, похожие на бараки деревянные дома образовали своеобразный микрорайон, названный линиями.

«Настоящее это суммарно взятое прошлое».
Вячеслав Иванов, поэт

В июне I9I2 года одна из газет в статье о начале строительства Русско-Балтийского судостроительного завода писала: «Те, кто не читает газет, будут немало удивлены, когда, отправившись в один прекрасный день в Копли, чтобы подышать свежим воздухом и полюбоваться природой, услышат в лесной чаще стук топоров. Там, где на лесной опушке некогда плясали и веселились на зеленой травке по воскресеньям горожане, трудятся сотни рабочих…». К началу прошлого века на улице Копли и ее окрестностях уже были промышленные предприятия, железнодорожная сортировочная станция, пассажирский вокзал, военные городки, хотя на полуострове, как видно из этой статьи, еще были леса и зеленые поляны.

T E L L I S K O P L I

Можно представить полуостров до начала ХIХ века, когда единственным на всем этом обширном пространстве было только кирпичное производство. Ведущую к нему дорогу и называли — Telliskopli (Кирпичный загон), начиналась она от Больших Морских ворот, шла по современным улицам Соо и Теэстузе, через земли мызы с таким же названием — Теллископли. Она находилась примерно на углу нынешних улиц Копли и Ситси. На берегу бухты Хааберсти уже в ХIV веке существовал рыбацкий поселок, а несколько поодаль дымила, возможно, первая в Ревеле печь по обжигу кирпича. Самое старое упоминание о ней относится к 1365 году. Именно на этом старейшем предприятии обжигали в начале ХVIII века кирпичи для строительства Екатерининского дворца в Кадриорге.

И все-таки направление современной улицы Копли связано не с кирпичным заводом. 28 декабря 1772 года Екатерина II утвердила указ Правительственного сената, запрещавший захоронение в церквах и ближе чем за 300 саженей (640 м) от них и жилых домов. В связи с этим в 1774 году на полуострове Копли было заложено новое городское кладбище. Проложенная к нему дорога и стала основой будущей улицы Копли. Кладбище в треугольнике между современными улицами Пелгуранна, Сирби и Копли просуществовало до 1951 года, и старожилы помнят ряды красивых склепов и памятников на могилах с именами людей, оставивших след в истории.

Когда кладбище ликвидировали, то на Метсакальмисту перенесли только три могилы: писателя Эдуарда Борнхеэ, композитора Константина Тюрнпу и актрисы Нетти Пинна. Даже по моим воспоминаниям, черта между оставленными для истории именами и преданными забвению проведена без уважения к наследию прошлого.. Вот только два имени.

Елизавета Гертруда Мара — знаменитая оперная певица и пианистка ХVIII века, блиставшая на сценах Берлина, Вены, Турина, Лондона и Москвы, а с 1912 года и до своей кончины она жила в Ревеле, преподавала пение, игру на фортепиано и скрипке. Здесь она и была похоронена на Коплиском кладбище.

Стоял на этом кладбище памятник на могиле адмирала русского флота Логина Гейдена, военного губернатора Ревеля, а до этого участника многих морских сражений, в том числе и знаменитого Наваринского (1827 год). Он командовал русской эскадрой в составе союзного флота трех держав — Англии, Франции и России. В ходе этого сражения был полностью уничтожен турецкий флот. Неужели герой Наварина не достоин памяти?

На месте кладбища в пятидесятые годы ХХ века был разбит парк, который народ долго называл парком живых и мертвых.

Estel и другие

В конце ХIХ — начале ХХ веков на улице Копли и ее окрестностях было основано несколько крупных промышленных предприятий и жилых районов для работников новых заводов и фабрик.

В 1870 году были созданы Главные железнодорожные мастерские, реорганизованные в 1968 году в электротехническое предприятие, выпускавшее электрооборудование для железнодорожного транспорта. Несмотря ни на что, оно действует и сегодня. На базе некогда крупного завода с большим количеством рабочих возникла фирма Estel, специалисты которой разрабатывают и производят высокотехнологичную продукцию. Изделия этого таллиннского предприятия поставляются во многие государства мира, в том числе в высокоразвитые страны Европы.

Нарвский предприниматель Франц Круль в 1875 году перевел в Ревель свою медницкую мастерскую. Здесь она превратилась в крупное машиностроительное предприятие, цеха которого выросли на Коплиской дороге. Если в последней четверти ХIХ века там производили необходимые для хозяйственной жизни Эстонии металлические изделия, то в первой половине прошлого столетия на заводе выпускали паровые котлы, холодильное оборудование, конструкции для добычи и переработки сланца, даже паровозы. В послевоенные годы Таллиннский машиностроительный завод выпускал аппараты воздушного охлаждения для газовой отрасли, оборудование для нефтяной и химической промышленности всего Советского Союза, в номенклатуре предприятия были калориферы, отопительные приборы, ребристые трубы, металлоконструкции, стальное литье.

В 90-е годы прошлого столетия, потеряв заказы химической промышленности России и других стран бывшего Союза, завод переживал нелегкие времена, но продолжал работать, выполняя местные заказы. В первые годы нового столетия предприятие было на грани банкротства. Недавно его приобрел новый владелец, который восстановил связи со старыми заказчиками, и завод возобновляет производство.

В самом конце ХIХ века было основано акционерное общество «Балтийская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура». В I899 году на улице Копли началось строительство корпусов предприятия, и перед Первой мировой войной мануфактура стала одним из крупнейших производств города, в цехах которого трудилось около двух тысяч человек. Прекращение после I9I8 года связей с российским рынком привело к сокращению производства и уменьшению численности работников. В 40-90-е годы предприятие восстановило и расширило количество выпускаемой продукции. И хотя в последнее время в цехах Балтийской мануфактуры трудится значительно меньше работников, предприятие по-прежнему выпускает хлопчатобумажные ткани.

У созданных на полуострове Копли перед Первой мировой войны судостроительных заводов разные судьбы. Бывший крупнейший в Прибалтике Русско-Балтийский, пережив в 20-30-е годы полный застой и разруху, после последней войны превратился в судоремонтное предприятие, а в конце ХХ века — в крупнейший концерн, в состав которого вошло несколько судостроительных и судоремонтных предприятий Эстонии и Литвы, на стапелях которых ремонтируют и строят суда.

По-другому сложилась судьба судостроительного завода Беккера, со стапелей которого в I9I3 году сошли первые военные корабли. В 20-е годы прошлого столетия он прекратил свое существование, и в его опустевших цехах разместились фабрика резинотехнических изделий «Пыхьяла» и стекольный завод Лорупа (будущий «Тарбеклаас»). В последние годы оба предприятия обанкротились и прекратили свое существование.

На Коплиских линиях

В 1915 году в Копли проживало I5 тысяч человек, в основном рабочие судостроительных заводов, Балтийской мануфактуры, железной дороги и других предприятий. Здесь были поселки из однотипных деревянных домов, самый крупный из которых вырос поблизости от Русско-Балтийского завода на берегу залива Paljassaare. Выстроенные рядами двухэтажные, похожие на бараки деревянные дома образовали своеобразный микрорайон, названный линиями. За без малого столетие дома порядком обветшали. Некоторые из них приводят в порядок, но в целом их «линии» вряд ли украшают улицу Копли. А место и воздух на берегу залива чудесные. Было немало проектов застройки района современными зданиями, но… Второй рабочий поселок вырос в районе улицы Ситси (Ситцевой). Здесь в начале ХХ века построили дома для рабочих и похожие на особняки дома для администрации Балтийской мануфактуры.

За 232 года своего существования улица Копли не сложилась как единое целое и по-прежнему состоит из кварталов старых деревянных и отдельных каменных зданий послевоенной застройки, да двух-трех приличных жилых домов, возведенных в последние годы. Все это вперемежку с заборами и корпусами промышленных зон.

Улица Копли ждет своего часа.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!