А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

На этой улице только два дома: один внизу у лестницы с вазами, другой — на самом верху на углу улицы Тоомпеа, относительно небольшой, двухэтажный, но именно с ним связано название этой улицы-подъема. Здание известно как «дом коменданта», в течение долгого времени в нем жили и работали военные коменданты города, но только один из них вписал свое имя в историю. На стене дома памятная доска с надписью: «В этом доме жил в 1742-1752 гг. прадед А.С. Пушкина Абрам Петрович Ганнибал (1696-1781)».

На стене этого дома памятная доска с надписью: «В этом доме жил в 1742-1752 гг. прадед А.С. Пушкина Абрам Петрович Ганнибал (1696-1781)».

На стене этого дома памятная доска с надписью: «В этом доме жил в 1742-1752 гг. прадед А.С. Пушкина Абрам Петрович Ганнибал (1696-1781)».

Тревожно ждут они,
Врагу внушая страх.
Всю ночь вытягивают
Бронзовые шеи.
Виктор Гюго

Проигранный спор

Добрую и долгую память потомков заслужил Ганнибал своими разнообразными делами, среди которых и неспокойное десятилетие с 1742 по 1752 год, когда он был обер-комендантом Ревеля (Таллинна).

Однако Комендантская улица от площади Вабадусе на Тоомпеа названа в честь другого коменданта. В 1861 году военный комендант города генерал фон Зальц построил этот подъем на спор с ольдерманом (старейшиной) ремесленной гильдии Верхнего города Хансом Фальком. Впрочем, спор этот генерал проиграл, так как не выполнил условие пари — завершить все работы за один месяц. Если Фальк дорогу от Палдиского шоссе на Тоомпеа действительно построил за 30 дней, то фон Зальц потратил на свою часть более года. Возможно, рассказ об этом споре — городское предание, но оно вошло в историю Таллинна.

В 1865 году по указанию тогдашнего бургомистра Ревеля Г. Майера была построена каменная лестница, связавшая Комендантскую дорогу с началом улицы Харью. Тогда же украсили ее восемью керамическими вазами. Когда мы сегодня видим разбитые уличные фонари, перевернутые скамейки и урны, автобусные остановки с разбитыми на мелкие кристаллики пуленепробиваемыми стеклами, то возмущаемся вандализмом современной молодежи. Оказывается, она ничуть не хуже той, что около 120 лет назад расколотила все восемь ваз на майеровской лестнице. Пришлось заказать в 1885 году на заводе Дрюмпельмана новые, на сей раз металлические. Какое счастье, что они из чугуна, а не из бронзы, и спокойно пережили 90-е годы ХХ столетия.

Комендантская дорога прорезала восточную часть одного из самых мощных бастионов в системе земляных укреплений Ревеля, сооруженного по проекту шведских фортификаторов Эссена и Дальберга в ХVII веке и названного Ингерманландским по одной из провинций Швеции, в состав которой входила в то время территория Эстонии.

«Как крепкий череп старого солдата»

Французский маршал и военный инженер маркиз Себастьян ле Претер де Вобан создал в ХVII столетии новый вид крепостных укреплений. Возведенные из земли бастионы, равелины и редуты, объединенные в единый оборонительный пояс, обеспечивали надежную защиту городов. По этой системе в конце того же ХVII века были начаты работы по строительству вокруг Ревеля оборонительной системы из 11 бастионов и других сооружений, которые должны были превратить город в неприступную крепость. Но до начала Северной войны успели построить только три, в том числе и Ингерманландский бастион.

Огромный искусственный земляной холм площадью в 2,4 гектара, окруженный высокими стенами из колотых валунов, за которыми скрывались подземные галереи и казематы, с торчавшими из амбразур нижнего боя жерлами медных пушек и глубоким рвом — производили внушительное и грозное впечатление. Пожалуй, лучше всего сказал о таких сооружениях Байрон: «Там был отменно крепкий бастион,/ Как крепкий череп старого солдата./ Он пушками вгустую заряжен,/ Изрезан весь ходами казематов./ Творенье хитроумного Вобана,/ Стоял он безо всякого изъяна».

И все-таки изъяны были, и довольно серьезные. Ко времени строительства Ингерманландского бастиона и других подобных сооружений к концу ХVII столетия резко возросли сила и мощь артиллерийских орудий, которые при осаде сметали огневые точки и все живое с позиций на верхних галереях земляных укреплений, выводили из строя немногочисленные орудия в амбразурах нижнего боя. При первой же серьезной осаде ревельские бастионы не смогли защитить город, и в сентябре 1710 года гарнизон крепости капитулировал на милость победителя. Война была Северная, победитель — царь Петр I. Построенные с таким трудом укрепления остались не у дел. В ХVIII столетии их не очень-то обихаживали, хотя при очередной военной угрозе пытались привести в порядок, а когда в середине следующего, ХIХ века Ревель был исключен из числа сухопутных крепостей, и вовсе забросили. К этому времени некогда грозные укрепления представляли собой жалкое зрелище. Они поросли дикими деревьями и кустарниками и к тому же стали довольно опасным местом для горожан, поскольку никак и ничем не были огорожены.

В 1862 году начались первые работы по благоустройству бывшего Ингерманландского бастиона. Эстонское садовое общество организовало здесь посадку многих интересных и редких деревьев. Некоторые из них растут на Харьюской горке до сих пор. Это желтолистный каштан с левой стороны Комендантской улицы (если подниматься по ней со стороны площади), с другой стороны подъема, справа от майеровской лестницы, растет краснолистный клен, под кроной которого стояли некогда летом столики кафе «Таллинн». Среди других высадили тогда же на горке дуб, около которого в 1887 году установили табличку в память об инициаторе работ по приведению территории бывшего бастиона в порядок — бургомистре Г. Майере. Дуб, каштан, клен и другие старые деревья не только пережили ХIХ и ХХ столетия, но и «жестокую зачистку от лишних» деревьев и кустов в 1997 году. Табличка в честь заботливого бургомистра давно исчезла.

«Людям мечты и дела»

В конце позапрошлого (ХIХ) века бывший бастион, ставший горкой Харью, был перепланирован и превращен в благоустроенный парк по проекту директора Императорского Петербургского ботанического сада, известного ботаника академика Эдуарда Регеля. Еще до этого здесь появилось летнее кафе, где, как тогда писали ревельские газеты, «публика дышала свежим лесным воздухом». Здесь посетители могли выпить чай, кофе, парное молоко и минеральную воду. Затем на горке построили ресторан, концертную эстраду, кегельбан, площадки для других игр. На горке Харью выступали не только артисты, местные и заезжие, но проходили и состязания спортсменов, в основном гимнастов.

Наконец, с горкой Харью связана история… воздухоплавания. 12 сентября 1889 года, несмотря на ненастный и ветреный день, горку заполнили сотни ревельцев, еще больше их было на Сенном рынке (ныне пл. Вабадусе) и на бульваре Каарли. Они с интересом наблюдали за приготовлением к полету воздушного шара. Огромный баллон наполнился газом и оторвался от земли. Под аэростатом, держась руками за кольца, висел человек. Все выше поднимался шар над городом, а ветер относил его в сторону моря. Вскоре аэронавт отделился от шара и над его головой раскрылся купол парашюта.

Это был отважный американский воздухоплаватель Шарль Леру, который завершал в Ревеле большое турне по городам Европы и России, демонстрируя прыжки с парашютом. Он показывал свое отважное мастерство в Англии, Австро-Венгрии, Германии. Его прыжками заинтересовался немецкий вермахт, предполагая использовать их в военном деле. Успешно прошли выступления Шарля Леру в Петербурге, Москве, Одессе, Варшаве, Риге. Не заладились прыжки в Эстонии — по разным причинам сорвалось выступление в Тарту. Прыжок было намечено провести и в Ревеле. К сожалению, он оказался последним. Сильный ветер отнес парашют к морю, раскачал его, и в 15-20 метрах над водой Леру сорвался. Спасти отважного парашютиста не удалось. О гибели Шарля Леру писали многие газеты мира. Его торжественно похоронили в Ревеле на немецком кладбище в Копли. На собранные ревельцами деньги установили на могиле надгробный памятник.

В начале 50-х годоа прошлого века Коплиское кладбище было ликвидировано, на его территории разбили парк. Надгробный камень с надписями на английском, русском, французском и немецком языках хранится в Таллиннском городском музее. В столетнюю годовщину гибели отважного аэронавта Шарля Леру 12 сентября 1989 года на берегу Таллиннской бухты был открыт памятник. Легкие конструкции из титана устремились к небу. На гранитном постаменте удивительные слова: «Людям мечты и дела».

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!