А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1139 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Не ахти какой оригинальный анекдот рассказывают о жителях двух столиц — Таллинна и Питера, сошедшихся за «рюмкой чая» в ресторане на берегу, допустим, реки Пирита. На вопрос, а когда у вас тут разводятся мосты, принимающая сторона глубокомысленно ответила: «Обычно после двух-трех». Когда же скоротечная белая ночь пролетела и над заречным лесом стал подниматься рассвет, невозмутимый таллиннец уточнил питерскому другу: «Но-о-о, после двух-трех выпитых бутылок»…

C одним не поспоришь: мосты в Таллинне действительно не разводят. Да и не ассоциируется столица Эстонской Республики с мостами — в той степени, как ассоциируются соседи: Петербург, Стокгольм, Рига или тот же Тарту. И это, что ни говори, обидно. Потому что с десяток мостов в границах Таллинна отыскать совсем не сложно. И даже выбрать из них наиболее характерные.

Начнем, пожалуй, с чисто математических показателей. Почетный титул самого длинного — как в столичных, так и в общеэстонских масштабах — моста по праву следует присвоить виадуку на Смуули теэ. Судите сами: путепровод длиной 370 метров через железную дорогу состоит из 170-метрового вантового моста и 200-метрового балочного моста с пятью пролетами.

Строительство моста-рекордсмена завершилось весной нынешнего года. Однако мало кто из горожан знает, что у него в свое время имелся предок. Быть может, уступающий по размерам, но куда как более знаменитый — Длинный мост. Он же Деревянный, он же Тоомпеаский. Как и следует из названия, соединял он Верхний город с Нижним и тянулся от расположенного на въезде на Тоомпеа дома коменданта до современного памятника адмиралу Питка. Жаль только, что после вычеркивания Ревеля из списка крепостей уникальное фортификационное сооружение снесли века полтора назад. Но, поднимаясь на Вышгород по улице Тоомпеа, представьте на миг: вместо нее могло бы быть деревянное мостовое покрытие…

 Самый малоиспользуемый — пожалуй, изящный пешеходный мостик над бывшим городским рвом у подножия Тоомпеа. Точнее — над прудом Шнелли: появился этот скромный мост, скорее всего, именно во время переоборудования бывшего пояса городских укреплений в зеленое ожерелье садов и парков.

Следует, впрочем, отметить, что этот «скромняга» соединяет собой не противоположные берега пруда-рва, а два холма — остатки бывших крепостных валов. При всей их живописности популярностью для прогулок они у таллиннцев последние годы что-то не пользуются. Может, стоит установить малопопулярный мост не «вдоль водоема», а поперек: глядишь, и использовать его станут почаще.

Если уж речь пошла о живописности, то нельзя не упомянуть о мосте, перекинутом через речушку Пяэскюла практически на самом въезде в Таллинн со стороны Пярну. Выстроенный в первой половине XIX века двухпролетный Пяэскюлаский каменный мост по праву может претендовать на титул самого живописного. И, кстати, одного из самых старых в столице, хотя и не используемого уже по непосредственному назначению: трасса современного Пярнуского шоссе проходит на полсотни метров ближе к железной дороге.

Связь взятого с 1996 года под государственную охрану в качестве памятника культуры Пяэскюлаского каменного моста с изящными искусствами, и с живописью в частности, усугубляется и тем фактом, что уже на рубеже позапрошлого и прошлого столетий он попал на полотно остзейского художника Карла фон Винклера. Картина, скажем прямо, не самая среди широкой публики знаменитая, но все же: не многие таллиннские мосты могут похвастаться своими «портретами» — да еще и вековой давности!

Самый академический — пешеходный мост при въезде в Нымме. Как бы ни называла его народная молва — и Синий (после недавнего ремонта, впрочем, скорее уж Желтый), и просто Ныммеский, — в официальном его имени раз и навсегда закреплена связь с высшим учебным заведением. Точнее, с его учениками: в регистр таллиннских мостов он внесен как Студенческий мост.

Идея соединить овраг между двумя мустамяэскими холмами, по которому вьется нынче Эхитаяте теэ, возникла еще в конце тридцатых годов. А реализована она была лишь полвека спустя: в 1986 году спроектированный профессором нынешнего Таллиннского Технического университета Валдеком Кулбахом стальной мост был завершен. И украшен латинским девизом Mente et Manu: «Разумом и руками». Добавить тут, пожалуй, нечего.

Самый экстремальный — мост через реку Пирита в непосредственной близости от Центра парусного спорта и монастыря Святой Биргитты. То есть, конечно, сама конструкция моста — третьего, кстати, по счету на этом месте, — возведенного к Олимпийской регате 1980 года, ничего общего с «экстримом» не имеет. Но едва ли не с самого момента открытия мост облюбовали любители достаточно экстремального развлечения: прыжков в воду в не приспособленном для подобных занятий месте.

В жаркий летний день фигурки бесшабашных мальчишек, прыгающих с Пиритаского моста вниз, можно увидеть из года в год. И хотя в абсолютном большинстве случаев «спорт» этот заканчивается благополучно, ловишь себя время от времени на мысли, а может, и вправду не стоило в свое время возводить столь высокий пролет — яхты-то дальше моста в устье Пирита все равно не заходят…

 Самый фольклорный — наверное, виадук на Пярнуском шоссе, неподалеку от Трамвайного парка. Потому что для коренных таллиннцев этот безымянный мост внушительных размеров раз и навсегда останется «Хендриксоновым горбом»: неофициальное это прозвище всплывает порой даже в новостных сообщениях.

Самое удивительное, что к существующему ныне виадуку занимавший пост председателя горисполкома с 1945 по 1961 год Александер Хендриксон никакого отношения не имел: современный мост был выстроен к 1982 году. Вот его предшественник, бывший куда как уже, а главное — круче на подъеме, — был выстроен в годы правления злополучного мэра советских времен. И хотя нынешний виадук куда как удобнее былого, не самое благозвучное прозвище он получил от него, так сказать, в наследство: такова уж сила народной молвы!

После разговора о «горбах» самое время распрямить спину и подумать о спорте. Благо, повод в сфере истории таллиннского мостостроения у нас к тому имеется с конца октября 2005 года. Именно тогда над рекой Пирита в районе Козе-Люкати появился мост, который так официально и называется — Лыжный.

Самый спортивный мост столицы, разумеется, предназначен не только для лыжников, но и для велосипедистов, любителей роликов, спортивного бега и просто пешеходов. А вот на машине или ином транспортном средстве с двигателем внутреннего сгорания проехать по нему не удастся. Не то чтобы конструкция не выдержала, нет. Просто не солидно как-то даже въезжать колесом на почти паркетное покрытие моста-красавца: шина, как говорится, не поднимется.

Самый невидимый — мост, давший название улице Кивисилла. То бишь — Каменного моста, пролегающей в самом центре современного таллиннского Сити в окрестностях площади Виру. Тут и ручейку, казалось бы, места не найдется — какие уж тут мосты?!

Между тем мост был — по всей видимости, уже в средние века. И ручей был — точнее, не ручей, а некогда полноводная река Хярьяпеа, обмельчавшая, впрочем, и упрятанная в первой половине ХХ столетия в канализационный коллектор. Память о ней сохранилась в названии улицы Йыэ — Речной. Да и уже знакомой нам «Каменомостовской». Кто знает, быть может, под асфальтом или фундаментами стоящих на ней зданий и сохраняются остатки сгинувшего моста-невидимки.

 Самые серийные таллиннские мосты стоит, вероятно, искать в районе, где принцип массового строительства был возведен в абсолютную степень. То есть — в Ласнамяэ: над пролегающей через него заглубленной трассой Лаагна теэ был перекинут десяток мостов. Хочется написать через дефис «мостов-близнецов», ан нет: специалисты говорят, что конструкции их отличаются друг от друга.

С недавнего времени пешеходные ласнамяэские мосты различаются еще и по цвету покраски. А заодно и по названиям, присвоенным в честь близлежащих улиц: мост Асундусе — белый, Палласти — бежевый, Выйдуйооксу — оранжевый, Паэ — красный, Смуули — фиолетовый, Линдакиви — голубой, Хярма — темно-синий, Саарепийга — густо-зеленый, Варраку — салатовый, Мустакиви — отнюдь не черный, как казалось бы, а светло-коричневый. Такая вот «серийная палитра».

 Самый перепрофилированный — бывший железнодорожный виадук в районе Рахумяэ.  Выстроенный в 1927 году на месте пересечения узкоколейной ветки с путями пяэскюлаской электрички, он выполнял свои обязанности до рубежа 60-70-х годов ХХ века. Потом железную дорогу в Эстонии безжалостно перевели на широкую колею, признанные нерентабельными узкоколейки упразднили, и ставший не у дел мост чудом не был демонтирован.

Новую жизнь виадук обрел уже в нынешнем тысячелетии: его отреставрировали, присвоив статус пешеходного и велосипедного. Поезда проходят теперь не по мосту, а под ним — но, надо полагать, старый мост от этого не в обиде. А жители домов, расположенных между Пярнуским шоссе и Рахумяэ теэ, — только в выигрыше. Как, впрочем, и все таллиннцы.

«Молодёжь Эстонии»

Йосеф Кац











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

1 комментарий к записи “Топ-десятка таллиннских мостов”

  • TLN:

    А можно было бы вспомнить также и про самый пешеходный мост на Суур-Сыямяэ, что пролегает через железно-дорожное полотно, а также самый разрушенный, что недалеко от Певческого поля, у начала горы Ласнамяэ. Конечно, в десятку топа, они уже не подойдут, увы…
    Спасибо огромное за статью, Йосеф!

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!