А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Краков и Варшава, Каунас и Вильнюс, Флоренция и Рим – в списке бывших и нынешних столиц европейских государств российская пара Москва и Петербург смотрятся достойно. Правда, специфика России заключается не только в том, что столичный титул дважды перемещался с юга на восток по одному и тому же маршруту. А в том, что, помимо столиц Северной и Первопрестольной, на бескрайних просторах одной шестой части суши затеряна еще одна столица – несостоявшаяся.

Безликие торговые павильоны наступают на бревенчатые улицы старого Александрова.

Безликие торговые павильоны наступают на бревенчатые улицы старого Александрова.

«Вам билет на Чижов?» — «Мне билет на Александров!» — «Так на Чижов или нет?» — «Нет, на Александров»…

Диалог этот с незначительными вариациями и подозрениями обоих собеседников в том, что небывалая июльская жара окончательно повредила ум собеседника, продолжался около пригородных касс Ярославского вокзала, наверное, долго. До той поры, пока кто-то из стоящих в очереди не пояснил, что «Федор Чижов» – название электропоезда повышенной комфортности, отправляющегося в нужный мне населенный пункт буквально с минуты на минуту.

Царственный отблеск

 

“Всамделишные” инструменты опричников в музейных интерьерах.

“Всамделишные” инструменты опричников в музейных интерьерах.

Пресловутый «101-й километр» – в советские времена. С 1778 года – город. До того – слобода, основанная великим князем Василием III в далеком 1513 году в качестве собственной загородной резиденции и прославленная годами обитания в ее стенах сына князя – первого государя российского Иоанна Васильевича Грозного, жившего здесь и управлявшего отсюда страной во времена печально знаменитой опричнины: с 1564 по 1581 год.

Об «опричной» странице ныне тихого городка Владимирской области сами александровцы вспоминают, похоже, только в связи с известным полотном Репина: по мнению охотно вступающих в разговор старушек полумонашеского вида, гуляющих по территории бывшей царской резиденции, с середины XVII века отданной под женскую обитель, именно здесь, а не в Москве, Иоанн Васильевич убил в припадке гнева своего сына. Но это – исключение из правил: администрация музейного заповедника, прекрасно уживающегося с монахинями практически «под одними крышами», точнее, куполами, от установки на территории исторической слободы памятника грозному царю работы Зураба Церетели демонстративно отказалась.

Отблеск случайной «столичной» славы льстит александровцам куда больше отблеска огней опричнины. Ведь именно благодаря проживанию здесь Ивана Грозного горожане могут показывать даже зарубежным ценителям искусства уникальные «Корсунские врата» — шедевр средневекового искусства, вывезенный царем из Новгорода. По его повелению была выстроена шатровая церковь с неуловимо-провинциальным названием Распятская, прославленная легендой о полете древнерусского Икара – безвестного «холопа Никиты», якобы взлетевшего отсюда к небесам на деревянных крыльях. И если не первая на Руси, то уж точно – первая в провинции типография была основана здесь по царскому указу в далеком 1578 году: недаром крохотный Александров фигурирует в списке потенциальных мест хранения неуловимой вот уже который век подряд легендарной библиотеки Ивана Грозного наравне с Москвой…

Литературная обитель

Цари и царицы бывали в этих краях и после грозного Иоанна Васильевича. Бывал здесь Петр I, устраивавший в окрестностях Александрова потешные баталии, украсивший, по легенде, шпили башен монастырских стен флюгерами-ангелами, так похожими на своих собратьев со шпиля Петропавловского собора Северной столицы и заточивший в монастырь свою сводную сестру Марфу за поддержку ею стрелецкого восстания. Десять лет – с 1730-го по 1740-й — провела здесь в заключении дочь императора – будущая самодержица Елизавета Петровна.

Жили на александровских улицах и властители совсем иного плана – те, кого именуют «властителями дум»: по отношению к Марине Цветаевой и Осипу Мандельштаму титул этот навряд ли будет преувеличением. Всего одно лето – в 1916 году – провела поэтесса в бревенчатом доме Лебедевых на улице с нелепым для ее облика названием Индустриальная, и всего на один день – в начале июня – приезжал к ней поэт, но в литературном наследии Серебряного века нашлось место и для александровских строк. «Белое небо и низкие, низкие тучи/Вдоль огородов – за белою степью – погост» – цветаевские. «От монастырских косогоров/Широкий убегает луг/Мне от владимирских просторов/Так не хотелося на юг…» – мандельштамовские.

«Над заборами городка Александрова Владимирской (папиной родной) губернии – ржаное золото осени, речка Серая подернута рябью, в облачном вихре золотые купола…» – тот же самый пейзаж глазами младшей сестры Марины – «последней писательницы Серебряного века» — Анастасии Цветаевой. Каких-нибудь десять-пятнадцать лет назад, прогуливаясь по тенистым александровским улицам или спеша к степенному базару за покупками по приезде с соседней дачи могло показаться, что атмосфера эта будет царить в городе едва ли не вечно.

Смена вывески

Посетителей недавно – и, стоит отметить, прекрасно – отреставрированного из государственных бюджетных фондов музея сестер Цветаевых ожидает неприятный сюрприз: «тот самый забор» повален на землю, а угол старинного дома помят до самого бревенчатого сруба. Причина проста: пьяный водитель джипа не справился с управлением.

«Новые времена» ворвались на улочки Александрова бесцеремонно. И так же бесцеремонно застыли где-то на отметке середины — конца девяностых: пресловутой эпохи накопления первоначального капитала, «по-новорусски» бессмысленной и беспощадной. Эпохи, принесшей в полусонный почтамт аляповатую табличку о «возможности интернет-связи», а на узкие и без того тротуары – треножники реклам, зазывающих то на дешевую распродажу, то в заграничную турпоездку, то чуть ли не в «элитное казино с ночным шоу». Эпохи, восстановившей церковный купол над бывшим танцзалом и художественным музеем, а до того – и вовсе хлебозаводом, но беспощадно сносящей добротные купеческие дома столетней давности и заменяющей их безликими торговыми павильонами…

…Водитель такси, в бесчисленном количестве расплодившихся в городе после закрытия основных промышленных предприятий, довез меня от стен древней слободы до вокзального кафе, единственного, быть может, в мире, имеющего поваров и… настоятеля: бывшая железнодорожная столовая, возвращаемая ныне церкви, застыла в неком «промежуточном состоянии». Простояв добрых минут пять в узком месте главной улицы Александрова, лет десять назад – Ленинской, с недавнего времени – опять Московской, таксист радостно отметил: «О! Первые пробки! Как ни крути, а есть в нас что-то столичное»…

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!