А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Краков и Варшава, Каунас и Вильнюс, Флоренция и Рим – в списке бывших и нынешних столиц европейских государств российская пара Москва и Петербург смотрятся достойно. Правда, специфика России заключается не только в том, что столичный титул дважды перемещался с юга на восток по одному и тому же маршруту. А в том, что, помимо столиц Северной и Первопрестольной, на бескрайних просторах одной шестой части суши затеряна еще одна столица – несостоявшаяся.

Безликие торговые павильоны наступают на бревенчатые улицы старого Александрова.

Безликие торговые павильоны наступают на бревенчатые улицы старого Александрова.

«Вам билет на Чижов?» — «Мне билет на Александров!» — «Так на Чижов или нет?» — «Нет, на Александров»…

Диалог этот с незначительными вариациями и подозрениями обоих собеседников в том, что небывалая июльская жара окончательно повредила ум собеседника, продолжался около пригородных касс Ярославского вокзала, наверное, долго. До той поры, пока кто-то из стоящих в очереди не пояснил, что «Федор Чижов» – название электропоезда повышенной комфортности, отправляющегося в нужный мне населенный пункт буквально с минуты на минуту.

Царственный отблеск

 

“Всамделишные” инструменты опричников в музейных интерьерах.

“Всамделишные” инструменты опричников в музейных интерьерах.

Пресловутый «101-й километр» – в советские времена. С 1778 года – город. До того – слобода, основанная великим князем Василием III в далеком 1513 году в качестве собственной загородной резиденции и прославленная годами обитания в ее стенах сына князя – первого государя российского Иоанна Васильевича Грозного, жившего здесь и управлявшего отсюда страной во времена печально знаменитой опричнины: с 1564 по 1581 год.

Об «опричной» странице ныне тихого городка Владимирской области сами александровцы вспоминают, похоже, только в связи с известным полотном Репина: по мнению охотно вступающих в разговор старушек полумонашеского вида, гуляющих по территории бывшей царской резиденции, с середины XVII века отданной под женскую обитель, именно здесь, а не в Москве, Иоанн Васильевич убил в припадке гнева своего сына. Но это – исключение из правил: администрация музейного заповедника, прекрасно уживающегося с монахинями практически «под одними крышами», точнее, куполами, от установки на территории исторической слободы памятника грозному царю работы Зураба Церетели демонстративно отказалась.

Отблеск случайной «столичной» славы льстит александровцам куда больше отблеска огней опричнины. Ведь именно благодаря проживанию здесь Ивана Грозного горожане могут показывать даже зарубежным ценителям искусства уникальные «Корсунские врата» — шедевр средневекового искусства, вывезенный царем из Новгорода. По его повелению была выстроена шатровая церковь с неуловимо-провинциальным названием Распятская, прославленная легендой о полете древнерусского Икара – безвестного «холопа Никиты», якобы взлетевшего отсюда к небесам на деревянных крыльях. И если не первая на Руси, то уж точно – первая в провинции типография была основана здесь по царскому указу в далеком 1578 году: недаром крохотный Александров фигурирует в списке потенциальных мест хранения неуловимой вот уже который век подряд легендарной библиотеки Ивана Грозного наравне с Москвой…

Литературная обитель

Цари и царицы бывали в этих краях и после грозного Иоанна Васильевича. Бывал здесь Петр I, устраивавший в окрестностях Александрова потешные баталии, украсивший, по легенде, шпили башен монастырских стен флюгерами-ангелами, так похожими на своих собратьев со шпиля Петропавловского собора Северной столицы и заточивший в монастырь свою сводную сестру Марфу за поддержку ею стрелецкого восстания. Десять лет – с 1730-го по 1740-й — провела здесь в заключении дочь императора – будущая самодержица Елизавета Петровна.

Жили на александровских улицах и властители совсем иного плана – те, кого именуют «властителями дум»: по отношению к Марине Цветаевой и Осипу Мандельштаму титул этот навряд ли будет преувеличением. Всего одно лето – в 1916 году – провела поэтесса в бревенчатом доме Лебедевых на улице с нелепым для ее облика названием Индустриальная, и всего на один день – в начале июня – приезжал к ней поэт, но в литературном наследии Серебряного века нашлось место и для александровских строк. «Белое небо и низкие, низкие тучи/Вдоль огородов – за белою степью – погост» – цветаевские. «От монастырских косогоров/Широкий убегает луг/Мне от владимирских просторов/Так не хотелося на юг…» – мандельштамовские.

«Над заборами городка Александрова Владимирской (папиной родной) губернии – ржаное золото осени, речка Серая подернута рябью, в облачном вихре золотые купола…» – тот же самый пейзаж глазами младшей сестры Марины – «последней писательницы Серебряного века» — Анастасии Цветаевой. Каких-нибудь десять-пятнадцать лет назад, прогуливаясь по тенистым александровским улицам или спеша к степенному базару за покупками по приезде с соседней дачи могло показаться, что атмосфера эта будет царить в городе едва ли не вечно.

Смена вывески

Посетителей недавно – и, стоит отметить, прекрасно – отреставрированного из государственных бюджетных фондов музея сестер Цветаевых ожидает неприятный сюрприз: «тот самый забор» повален на землю, а угол старинного дома помят до самого бревенчатого сруба. Причина проста: пьяный водитель джипа не справился с управлением.

«Новые времена» ворвались на улочки Александрова бесцеремонно. И так же бесцеремонно застыли где-то на отметке середины — конца девяностых: пресловутой эпохи накопления первоначального капитала, «по-новорусски» бессмысленной и беспощадной. Эпохи, принесшей в полусонный почтамт аляповатую табличку о «возможности интернет-связи», а на узкие и без того тротуары – треножники реклам, зазывающих то на дешевую распродажу, то в заграничную турпоездку, то чуть ли не в «элитное казино с ночным шоу». Эпохи, восстановившей церковный купол над бывшим танцзалом и художественным музеем, а до того – и вовсе хлебозаводом, но беспощадно сносящей добротные купеческие дома столетней давности и заменяющей их безликими торговыми павильонами…

…Водитель такси, в бесчисленном количестве расплодившихся в городе после закрытия основных промышленных предприятий, довез меня от стен древней слободы до вокзального кафе, единственного, быть может, в мире, имеющего поваров и… настоятеля: бывшая железнодорожная столовая, возвращаемая ныне церкви, застыла в неком «промежуточном состоянии». Простояв добрых минут пять в узком месте главной улицы Александрова, лет десять назад – Ленинской, с недавнего времени – опять Московской, таксист радостно отметил: «О! Первые пробки! Как ни крути, а есть в нас что-то столичное»…

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!