А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Краков и Варшава, Каунас и Вильнюс, Флоренция и Рим – в списке бывших и нынешних столиц европейских государств российская пара Москва и Петербург смотрятся достойно. Правда, специфика России заключается не только в том, что столичный титул дважды перемещался с юга на восток по одному и тому же маршруту. А в том, что, помимо столиц Северной и Первопрестольной, на бескрайних просторах одной шестой части суши затеряна еще одна столица – несостоявшаяся.

Безликие торговые павильоны наступают на бревенчатые улицы старого Александрова.

Безликие торговые павильоны наступают на бревенчатые улицы старого Александрова.

«Вам билет на Чижов?» — «Мне билет на Александров!» — «Так на Чижов или нет?» — «Нет, на Александров»…

Диалог этот с незначительными вариациями и подозрениями обоих собеседников в том, что небывалая июльская жара окончательно повредила ум собеседника, продолжался около пригородных касс Ярославского вокзала, наверное, долго. До той поры, пока кто-то из стоящих в очереди не пояснил, что «Федор Чижов» – название электропоезда повышенной комфортности, отправляющегося в нужный мне населенный пункт буквально с минуты на минуту.

Царственный отблеск

 

“Всамделишные” инструменты опричников в музейных интерьерах.

“Всамделишные” инструменты опричников в музейных интерьерах.

Пресловутый «101-й километр» – в советские времена. С 1778 года – город. До того – слобода, основанная великим князем Василием III в далеком 1513 году в качестве собственной загородной резиденции и прославленная годами обитания в ее стенах сына князя – первого государя российского Иоанна Васильевича Грозного, жившего здесь и управлявшего отсюда страной во времена печально знаменитой опричнины: с 1564 по 1581 год.

Об «опричной» странице ныне тихого городка Владимирской области сами александровцы вспоминают, похоже, только в связи с известным полотном Репина: по мнению охотно вступающих в разговор старушек полумонашеского вида, гуляющих по территории бывшей царской резиденции, с середины XVII века отданной под женскую обитель, именно здесь, а не в Москве, Иоанн Васильевич убил в припадке гнева своего сына. Но это – исключение из правил: администрация музейного заповедника, прекрасно уживающегося с монахинями практически «под одними крышами», точнее, куполами, от установки на территории исторической слободы памятника грозному царю работы Зураба Церетели демонстративно отказалась.

Отблеск случайной «столичной» славы льстит александровцам куда больше отблеска огней опричнины. Ведь именно благодаря проживанию здесь Ивана Грозного горожане могут показывать даже зарубежным ценителям искусства уникальные «Корсунские врата» — шедевр средневекового искусства, вывезенный царем из Новгорода. По его повелению была выстроена шатровая церковь с неуловимо-провинциальным названием Распятская, прославленная легендой о полете древнерусского Икара – безвестного «холопа Никиты», якобы взлетевшего отсюда к небесам на деревянных крыльях. И если не первая на Руси, то уж точно – первая в провинции типография была основана здесь по царскому указу в далеком 1578 году: недаром крохотный Александров фигурирует в списке потенциальных мест хранения неуловимой вот уже который век подряд легендарной библиотеки Ивана Грозного наравне с Москвой…

Литературная обитель

Цари и царицы бывали в этих краях и после грозного Иоанна Васильевича. Бывал здесь Петр I, устраивавший в окрестностях Александрова потешные баталии, украсивший, по легенде, шпили башен монастырских стен флюгерами-ангелами, так похожими на своих собратьев со шпиля Петропавловского собора Северной столицы и заточивший в монастырь свою сводную сестру Марфу за поддержку ею стрелецкого восстания. Десять лет – с 1730-го по 1740-й — провела здесь в заключении дочь императора – будущая самодержица Елизавета Петровна.

Жили на александровских улицах и властители совсем иного плана – те, кого именуют «властителями дум»: по отношению к Марине Цветаевой и Осипу Мандельштаму титул этот навряд ли будет преувеличением. Всего одно лето – в 1916 году – провела поэтесса в бревенчатом доме Лебедевых на улице с нелепым для ее облика названием Индустриальная, и всего на один день – в начале июня – приезжал к ней поэт, но в литературном наследии Серебряного века нашлось место и для александровских строк. «Белое небо и низкие, низкие тучи/Вдоль огородов – за белою степью – погост» – цветаевские. «От монастырских косогоров/Широкий убегает луг/Мне от владимирских просторов/Так не хотелося на юг…» – мандельштамовские.

«Над заборами городка Александрова Владимирской (папиной родной) губернии – ржаное золото осени, речка Серая подернута рябью, в облачном вихре золотые купола…» – тот же самый пейзаж глазами младшей сестры Марины – «последней писательницы Серебряного века» — Анастасии Цветаевой. Каких-нибудь десять-пятнадцать лет назад, прогуливаясь по тенистым александровским улицам или спеша к степенному базару за покупками по приезде с соседней дачи могло показаться, что атмосфера эта будет царить в городе едва ли не вечно.

Смена вывески

Посетителей недавно – и, стоит отметить, прекрасно – отреставрированного из государственных бюджетных фондов музея сестер Цветаевых ожидает неприятный сюрприз: «тот самый забор» повален на землю, а угол старинного дома помят до самого бревенчатого сруба. Причина проста: пьяный водитель джипа не справился с управлением.

«Новые времена» ворвались на улочки Александрова бесцеремонно. И так же бесцеремонно застыли где-то на отметке середины — конца девяностых: пресловутой эпохи накопления первоначального капитала, «по-новорусски» бессмысленной и беспощадной. Эпохи, принесшей в полусонный почтамт аляповатую табличку о «возможности интернет-связи», а на узкие и без того тротуары – треножники реклам, зазывающих то на дешевую распродажу, то в заграничную турпоездку, то чуть ли не в «элитное казино с ночным шоу». Эпохи, восстановившей церковный купол над бывшим танцзалом и художественным музеем, а до того – и вовсе хлебозаводом, но беспощадно сносящей добротные купеческие дома столетней давности и заменяющей их безликими торговыми павильонами…

…Водитель такси, в бесчисленном количестве расплодившихся в городе после закрытия основных промышленных предприятий, довез меня от стен древней слободы до вокзального кафе, единственного, быть может, в мире, имеющего поваров и… настоятеля: бывшая железнодорожная столовая, возвращаемая ныне церкви, застыла в неком «промежуточном состоянии». Простояв добрых минут пять в узком месте главной улицы Александрова, лет десять назад – Ленинской, с недавнего времени – опять Московской, таксист радостно отметил: «О! Первые пробки! Как ни крути, а есть в нас что-то столичное»…

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!