А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Жил в Ревеле добропорядочный и весьма уважаемый ратман, а затем и бургомистр Якоб Дунтен, владел не только городским домом, но и летним имением на Кристинином лугу. Называлось оно по имени владельца Hofen Dunten (Двор Дунтена). Рядом с имением проходила дорога на Пярну — шла по песчаной местности к району современного кладбища Рахумяэ, и далее все по той же дороге к Синим горам, которые сегодня зовут Мустамяэ, поднималась на возвышенность и мимо одинокой корчмы и места, где сегодня шумит Ныммеский рынок, направлялась в сторону Пярну.

«По праву
памяти живой!»

Александр Твардовский

Шутки топонимики

Топонимика — наука о названиях местности. Зачастую удивительным образом она изменяет по созвучию смысл того или иного наименования. Так случилось и с дорогой, что проходила мимо имения Дунтена.

В 1835 году направление этой дороги изменили, и она пошла по линии современного Пярнуского шоссе, а та, что проходила в районе Кристинина луга, опустела, и ее стали называть Старой Пярнуской дорогой, а с 1876 года появилось новое название — немецкое Dunten strasse, русское — Дунтенская улица. Однако местное эстонское население назвало ее — Tondi. Откроем эстонско-русский словарь: tondi и tont — призрак, привидение, злой дух и, наконец, просто черт! Даже самые известные таллиннские знатоки по нечистой силе не смогли обнаружить здесь ее присутствие. Ничего не упоминается о ней ни в старинных легендах, ни в современных байках о НЛО, инопланетянах и прочей нечисти. Зато автор книги «Tallinna tänavad» (Таллиннские улицы) Александр Киви считает, что название Тонди появилось по созвучию с именем Дунтен. Думаю, что люди, живущие на этой улице, вряд ли задумываются об истоках такого необычного наименования — Тонди так Тонди. Так же как в начале XIX века не задумывались жители современной улицы Terase, почему ее называли Tschortow strasse — Чертова улица. Был, оказывается, когда-то неподалеку трактир, принадлежавший купцу Ивану Чертову (с ударением на втором слоге). Или короткая улица Кивисила (Каменный мост), соединяющая Нарвское с началом Тартуского шоссе. Моста сегодня нет, но был, и река была, через которую он был переброшен. И тут произошла забавная метаморфоза. Эстонское население называло этот начальный отрезок Тaртуского шоссе — Prügiulits (Мусорная улица). Однако свалки около дороги здесь никогда не было. Очевидно, это искаженное по созвучию немецкое слово — Brõke (мост) превратилось в эстонское — prügi (мусор).

Впрочем, до 1992 года более сорока лет улица Тонди называлась в честь героя войны Александра Матросова, одного из тех, кому посвящен, а также погибшим на эстонской земле памятник солдату на Тынисмяги. Именем Матросова была названа и воинская часть, в составе которой он совершил свой подвиг. Она занимала протянувшиеся вдоль улицы Тонди казармы, построенные более сотни лет назад для солдат Ревельского гарнизона. Об этих интересных зданиях и о их судьбе разговор впереди.

Улица Тонди начинается от Пярнуского шоссе, пересекает у платформы Тонди линию железной дороги на Палдиски и доходит до Таммсааре теэ. Когда владелец летнего имения Якоб Дунтен проложил ее в семидесятых годах XIX века, здесь была свободная от застройки земля —

Кристинин луг

Мыза Hofen Dunten находилась на территрии, названной в честь Шведской королевы ХVII века Кристины — Кристининталем, эстонское название этой местности — Kriistine heinamaa (луг или покос Кристины). Занимал он довольно большую площадь — 400 гектаров, в 1656 году луг разбили на 46 участков по 9 гектаров в каждом и разыграли их между состоятельными бюргерами Ревеля. Получив свои наделы, они строили летние имения, увеселительные заведения, разбивали парки. В ходе Северной войны (1700—1721) многие из этих имений погибли, но уже в ХVIII века построили новые, как правило, окруженные парками. Появились Шарлоттенталь, Виттенхов, Лёвенрух, Карлсбад и многие другие. Как правило, первая половина этих названий — фамилия или имя владельца, его жены или дочери. Вторая — характеристика местности, на которой расположено имение: tal — долина, berg — гора; может быть, и характер самого имения: lust — радость, ruhe — покой, hof — двор, bad — купание, курорт.

К сожалению, все эти имения и парки не сохранились, кроме одного, к которому ведет улица Линну (Птичья). Она довольно длинная и начинается сразу за переездом через железную дорогу от улицы Тонди, пересекает бульвар Сыпрусе и доходит до Мустамяэ теэ. От нее отходят или пересекают улицы: Käo (кукушка), Haraka (сорока), Varese (ворона), Vutt (перепел), Kaarna (ворона), Kure (журавль) и другие, неподалеку есть улица Kuldnok (скворец).

В ХVIII веке современная улица Линну проходила по незастроенным землям и не имела названия, в начале ХIХ столетия в одном из документов упоминается как Löwenruhscher Heerweg (Левенрухская дорога). Название связано с летним имением, находившимся на углу современных Мустамяэ теэ и улицы Линну. Это то самое удивительное исключение, когда через два с половиной столетия, несмотря ни на что, до наших дней сохранился старый парк, оружающий его довольно полноводный канал, мост через него, а главное — большой и очень серьезный каменный лев.

Владельцем летней мызы Löwenruh был вице-губернатор Эстляндии Фридрих фон Левен. По его распоряжению проложили дорогу, соединившую поместье с тогдашним Пярнуским шоссе, а ныне улицей Тонди. Об этом сообщил сам фон Левен. Естественно, что со временем дорогу стали называть по его имению, и только в 1930 году она стала Linnu tee (Птичьей дорогой). Все остальные «птичьи» улицы этого района появились в ХХ столетии и получили свои названия в 20-30-е годы, а некоторые и после войны. Это очень уютные улицы, застроенные в основном частными домами, как и улицы соседнего Лиллекюла.

Несколько слов о том, как выглядело имение в прошлом. В парке были: зал для балов, кондитерская, ресторан, кегельбан и даже тир, но главное — здесь работала водолечебница. Желающих отдохнуть и полечиться было много, и между городом, до которого было около трех километров, и мызой курсировал дилижанс.

Насыщенное событиями время не сохранило построек имения, но парк, несмотря ни на что, не только сохранился, но и выглядит ухоженным и уютным, а отреставрированный лев, по-моему, даже улыбается.

«Однообразная красивость…»

Краснокирпичные здания бывших казарм по-прежнему четким строем стоят вдоль улицы Тонди. В них та «однообразная красивость…», которая свойственна, по образному выражению А.С. Пушкина, военному строю. Зданиям более ста лет, их построили добротно из крепкого кирпича, которому не страшны капризы погоды. Эти здания — бесспорные памятники архитектуры своего времени, каждое при внешней схожести имеет разнообразие форм и размеров окон, рисунка декора. Только стоят эти прекрасные здания с забитыми досками окнами первого этажа и с пустыми глазницами окон — второго. Оставленные в полном порядке после ухода российской армии здания разграблены до основания, и вот уже 14 лет стоят безхозными крепкие и красивые дома, и все эти годы идут разговоры об их реновации.

Много лет назад дела привели меня во двор пожарной охраны на улице Тонди (теперь на этом месте построен прекрасный многоэтажный дом). Во дворе увидел трубочиста при полном параде, в цилиндре с блестящими медными пуговицами на куртке. Я дотронулся до одной из них и задумал… не помню, какое желание… но обязательно что-то хорошее. И вот на днях, выйдя у разоренных казарм из 23-го автобуса, направился по улице Тонди в сторону города в поисках этого хорошего.

Дом номер 33. Справа от входа в старое административное здание — потемневшая металлическая пластина с надписью «Таллиннский фармацевтический завод». А на крыше и стенах соседних зданий крупные надписи GRINDEX. Это название латвийской фармацевтической фирмы, которая несколько лет назад купила таллиннское предприятие. И хотя сегодня ассортимент лекарственных препаратов, выпускаемых таллиннским заводом, и количество работников сократились, он по-прежнему выпускает знаменитые мази Viprosal B и другие лекарства, которые поставляет в страны Европейского союза, Россию, Украину, Белоруссию, Казахстан…

Вы любите лошадей? По-моему, их нельзя не любить, только эта любовь у нас на расстоянии, и то — по телевизору. Не обучено наше автомобилизированно-трамвайное поколение верховой езде. К чему разговор о лошадях? Так вот, на улице Тонди — старый, основанный в 1939 году, конный манеж. В его конюшне к вашим услугам 30 лошадей. Желание заниматься конным спортом приводит в манеж многих, но вот что интересно — только девочек и молодых женщин. Гусары! Где вы?

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!