А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Сегодня мы поговорим о судьбе человека, мечтавшего о прекрасном будущем для своего народа. Мечтатель потерпел поражение в этой борьбе. Декабристы были первыми и слишком опередили свое время.

Вильгельм Кюхельбекер был узником тюрьмы Вышгородского замка.

Вильгельм Кюхельбекер был узником тюрьмы Вышгородского замка.

«Он человек, достойный уважения
и сожаления, рожденный для любви
к славе, но и… для несчастья».

Жан Жак Руссо

 

Письма, дневники, мемуары… Тысячи исписанных разными почерками листов… Они хранятся в Пушкинском доме Петербурга. И когда знакомишься с этими бесценными документами эпохи, обнаруживаешь в них свидетельства того, что многие участники восстания декабристов были связаны с Эстонией.

По высочайшей милости

Есть в Пушкинском доме одно письмо. По всей видимости, оно не дошло до адресата. Спустя десятилетия его обнаружили в бумагах Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Оно очень короткое: “Я пишу вам только несколько строк — не потому, что нет времени на большее, но потому, что слишком много чувств обуревает меня: я покидаю в Динабург, меня переводят в Ревель”.

Автор этого письма, отправленного родным в Петербург, поэт Вильгельм Кюхельбекер, осужденный за участие в восстании 25 декабря 1825 года на каторожные работы, но не отправленный на сибирские рудники и по “высочайшей милости” более десяти лет скитавшийся по тюрьмам. Наглухо закрытый экипаж вкатил в крепостные ворота Вышгородского замка, и узника ввели в мрачный каземат. Из Ревеля в Петербург отправили срочное донесение о том, что ““важный преступник в Ревельскую крепость доставлен и посажен за строжайшим присмотром в особый покой здешнего замка”.

Вильгельм вспомнил светлый домик мызы на холме, счастливое детство, как читал книги и мечтал о подвигах. Но впечатления детских лет не могли пройти бесследно, и уже много лет спустя в письме к брату, тоже декабристу, писал из тюремной камеры: “Здесь тихо наши дни текли!/ И мы … средь жизненных сует/ Всегда и всюду видеть будем/ Тебя, родного неба, свет!

В 1770 году из Саксонии в Петербург прибыл дворянин Карл Кюхельбекер. Человек образованный, к тому же деловой. В России при Павле I успешно продвигался по служебной лестнице, стал директором дворцово-паркового ансамбля Павловска и получил в награду имение Авинурме в Эстонии. Там, в Павловске, родился его старший сын Вильгельм. Дворцовый переворот и убийство Павла I в 1801-м оборвали карьеру немецкого эмигранта при русском дворе, после его смерти в 1808 году все семейство осталось почти без средств.

Царскосельский лицей

В 1811 году в Царском Селе был создан лицей, который замышлялся для подготовки высокопоставленных чиновников. Содействие родственника, известного генерала Барклая-де-Толли подоспело вовремя — он устроил Вильгельма в это привилегированное учебное заведение.

На первых порах нелегко пришлось Вильгельму в лицее. Неуклюжий, вечно занятый своими мыслями, готовый взорваться как порох при малейшей обиде, Кюхля (как называли его лицеисты) был предметом насмешек. Он даже с горя пытался утопиться в пруду, но ничего не получилось, его благополучно вытащили. Пушкин тоже посмеивался над Вильгельмом, но очень скоро оценил его. Написанные Вильгельмом поначалу неумелые и тяжелые стихи вызывали насмешки, и Пушкина в том числе. Вильгельм обижался на него, но при этом преклонялся и восхищался его стихами, и превратилось это в трогательную любовь к нему, и он пронес ее через всю жизнь. А первое напечатанное стихотворение Пушкина “К другу стихотворцу” обращено именно Кюхельбекеру.

Лицей Вильгельм окончил с серебряной медалью и был определен, как и Пушкин, в Главный архив Иностранной коллегии. Но “шаркуном”-чиновником он не смог стать по своей природе, вот и получилось, что бедствия постерегали его всегда. Поначалу все складывалось неплохо. Вильгельму нашлось место преподавателя русской словесности в пансионате, где учились Лев Пушкин, Соболевский, Нащокин… Все они горячо любили энтузиаста-словесника. Одновременно он взял частные уроки — обучал ленивого мальчика Мишу Глинку (будущего композитора). Кажется, это был единственный период жизни Кюхельбекера, когда директор лицея Энгельгард написал про него: “Он живет, как сыр в масле… преподает и в каждом номере “Сына Отечества” срабатывает целую кучу гекзаметров. Кто бы подумал, когда он у нас в пруду тонул, что его на все это станет”.

Однако уже весной 1820-го его мирные дни были нарушены. Узнав, что Пушкину грозит царская расправа, он ринулся на защиту друга. В Вольном обществе любителей словесности прочел стихотворение “Поэты”: “И ты — наш новый корифей, -/ Певец любви, певец Руслана!/ Что для тебя шипенье змей,/ Что крик и Филина и Врана?/ Лети и вырвись из тумана,/ Из тьмы завистливых времен…” Сразу после публичного чтения этих строк министр внутренних дел получил донос на Кюхельбекера. Тучи сгущались теперь уже над головами двух поэтов. К счастью, помог третий. Дельвигу предложили место секретаря при богатом вельможе Нарышкине, отъезжавшем в заграничное путешествие, и Дельвиг отказался от него в пользу Кюхельбекера.

6 мая 1820 года уехал в ссылку Пушкин, 8 сентября отправился за границу Кюхельбекер. С тех пор они встретились один только раз и пробыли вместе всего несколько минут, пока их не растащили жандармы. Обязанности секретаря Кюхля исполнял с прохладцей. В Германии посетил Гете. В Париже прочитал несколько лекций, которые были полны свободолюбивых идей. Он немедленно был выслан в Россию. Вернувшись из Европы, был отправлен на Кавказ чиновником “по особым поручениям”.

“Мой брат родной по музе, по судьбам…”

Однако “особых поручений” он не исполнял, да и дуэль с очередным обидчиком заставила генерала Ермолова отправить его в Петербург. Здесь, оказавшись в предгрозовой атмосфере приближающихся событий, он всего за полмесяца до восстания примкнул к группе Рылеева. В следственных материалах по делу декабристов о Кюхельбекере сказано: “Принят в Северное общество в последних числах ноября 1825 г. На совещаниях не был, а 14 декабря узнав о замысленном возмущении, принял в оном живейшее участие…”. Все точно в деталях, но разве документ мог выразить тот восторг, который охватил натуру самоотверженного человека при мысли о грядущей свободе! Разве могли судьи понять, что перед ними добряк, не способный и мухи обидеть, но готовый отдать жизнь за общее дело?

Как ни странно, приметному внешне, ничего не смыслившему в конспирации Кюхле удалось скрыться из Петербурга, добраться до Варшавы, и только там 19 января 1826 года он был арестован по приметам. Более 10 лет скитался по тюрьмам, прежде чем был выслан на поселение в Восточную Сибирь.

Тюрьмы и ссылки не сломили его волю, не переменили убеждений. Он много работал, писал стихи и прозу, переводил Шекспира. И всегда с теплым чувством вспоминал “колыбель своих первоначальных дней”. Неудивительно, что действие одного из самых известных его произведений — повести “Адо” происходит в родных местах, в Авинурме и на берегу Чудского озера. Это рассказ о том, как эстонские старейшины готовили восстание против немецких рыцарей и послали в Новгород сына одного из них — Нора. Пока посланец был в Новгороде, рыцари раскрыли заговор, захватили его организаторов, их вождя Адо и готовили его казнь. Возлюбленная Нора, дочь Адо Мая тоже отправилась в Новгород. С помощью одного из русских князей Нор освобождает Адо, женится на Мае и погибает, сражаясь с рыцарями.

Умер Кюхельбекер, удивительный романтик, русский Дон Кихот в далеком Тобольске в августе 1846 года. Умер человек, о котором за два месяца до восстания – 19 октября 1825 года Пушкин писал из Михайловского:

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво;
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! И уныло
Глядим назад, следов не видя там,
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было.
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Навечно вобрав в себя стоны и тяжкие думы, безмолвны камни темниц. Ржавеет железо, стираются надписи на каменных плитах, но память о настоящих людях остается!

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!