А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Хроники Таллина
Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сегодня мы поговорим о судьбе человека, мечтавшего о прекрасном будущем для своего народа. Мечтатель потерпел поражение в этой борьбе. Декабристы были первыми и слишком опередили свое время.

Вильгельм Кюхельбекер был узником тюрьмы Вышгородского замка.

Вильгельм Кюхельбекер был узником тюрьмы Вышгородского замка.

«Он человек, достойный уважения
и сожаления, рожденный для любви
к славе, но и… для несчастья».

Жан Жак Руссо

 

Письма, дневники, мемуары… Тысячи исписанных разными почерками листов… Они хранятся в Пушкинском доме Петербурга. И когда знакомишься с этими бесценными документами эпохи, обнаруживаешь в них свидетельства того, что многие участники восстания декабристов были связаны с Эстонией.

По высочайшей милости

Есть в Пушкинском доме одно письмо. По всей видимости, оно не дошло до адресата. Спустя десятилетия его обнаружили в бумагах Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Оно очень короткое: “Я пишу вам только несколько строк — не потому, что нет времени на большее, но потому, что слишком много чувств обуревает меня: я покидаю в Динабург, меня переводят в Ревель”.

Автор этого письма, отправленного родным в Петербург, поэт Вильгельм Кюхельбекер, осужденный за участие в восстании 25 декабря 1825 года на каторожные работы, но не отправленный на сибирские рудники и по “высочайшей милости” более десяти лет скитавшийся по тюрьмам. Наглухо закрытый экипаж вкатил в крепостные ворота Вышгородского замка, и узника ввели в мрачный каземат. Из Ревеля в Петербург отправили срочное донесение о том, что ““важный преступник в Ревельскую крепость доставлен и посажен за строжайшим присмотром в особый покой здешнего замка”.

Вильгельм вспомнил светлый домик мызы на холме, счастливое детство, как читал книги и мечтал о подвигах. Но впечатления детских лет не могли пройти бесследно, и уже много лет спустя в письме к брату, тоже декабристу, писал из тюремной камеры: “Здесь тихо наши дни текли!/ И мы … средь жизненных сует/ Всегда и всюду видеть будем/ Тебя, родного неба, свет!

В 1770 году из Саксонии в Петербург прибыл дворянин Карл Кюхельбекер. Человек образованный, к тому же деловой. В России при Павле I успешно продвигался по служебной лестнице, стал директором дворцово-паркового ансамбля Павловска и получил в награду имение Авинурме в Эстонии. Там, в Павловске, родился его старший сын Вильгельм. Дворцовый переворот и убийство Павла I в 1801-м оборвали карьеру немецкого эмигранта при русском дворе, после его смерти в 1808 году все семейство осталось почти без средств.

Царскосельский лицей

В 1811 году в Царском Селе был создан лицей, который замышлялся для подготовки высокопоставленных чиновников. Содействие родственника, известного генерала Барклая-де-Толли подоспело вовремя — он устроил Вильгельма в это привилегированное учебное заведение.

На первых порах нелегко пришлось Вильгельму в лицее. Неуклюжий, вечно занятый своими мыслями, готовый взорваться как порох при малейшей обиде, Кюхля (как называли его лицеисты) был предметом насмешек. Он даже с горя пытался утопиться в пруду, но ничего не получилось, его благополучно вытащили. Пушкин тоже посмеивался над Вильгельмом, но очень скоро оценил его. Написанные Вильгельмом поначалу неумелые и тяжелые стихи вызывали насмешки, и Пушкина в том числе. Вильгельм обижался на него, но при этом преклонялся и восхищался его стихами, и превратилось это в трогательную любовь к нему, и он пронес ее через всю жизнь. А первое напечатанное стихотворение Пушкина “К другу стихотворцу” обращено именно Кюхельбекеру.

Лицей Вильгельм окончил с серебряной медалью и был определен, как и Пушкин, в Главный архив Иностранной коллегии. Но “шаркуном”-чиновником он не смог стать по своей природе, вот и получилось, что бедствия постерегали его всегда. Поначалу все складывалось неплохо. Вильгельму нашлось место преподавателя русской словесности в пансионате, где учились Лев Пушкин, Соболевский, Нащокин… Все они горячо любили энтузиаста-словесника. Одновременно он взял частные уроки — обучал ленивого мальчика Мишу Глинку (будущего композитора). Кажется, это был единственный период жизни Кюхельбекера, когда директор лицея Энгельгард написал про него: “Он живет, как сыр в масле… преподает и в каждом номере “Сына Отечества” срабатывает целую кучу гекзаметров. Кто бы подумал, когда он у нас в пруду тонул, что его на все это станет”.

Однако уже весной 1820-го его мирные дни были нарушены. Узнав, что Пушкину грозит царская расправа, он ринулся на защиту друга. В Вольном обществе любителей словесности прочел стихотворение “Поэты”: “И ты — наш новый корифей, -/ Певец любви, певец Руслана!/ Что для тебя шипенье змей,/ Что крик и Филина и Врана?/ Лети и вырвись из тумана,/ Из тьмы завистливых времен…” Сразу после публичного чтения этих строк министр внутренних дел получил донос на Кюхельбекера. Тучи сгущались теперь уже над головами двух поэтов. К счастью, помог третий. Дельвигу предложили место секретаря при богатом вельможе Нарышкине, отъезжавшем в заграничное путешествие, и Дельвиг отказался от него в пользу Кюхельбекера.

6 мая 1820 года уехал в ссылку Пушкин, 8 сентября отправился за границу Кюхельбекер. С тех пор они встретились один только раз и пробыли вместе всего несколько минут, пока их не растащили жандармы. Обязанности секретаря Кюхля исполнял с прохладцей. В Германии посетил Гете. В Париже прочитал несколько лекций, которые были полны свободолюбивых идей. Он немедленно был выслан в Россию. Вернувшись из Европы, был отправлен на Кавказ чиновником “по особым поручениям”.

“Мой брат родной по музе, по судьбам…”

Однако “особых поручений” он не исполнял, да и дуэль с очередным обидчиком заставила генерала Ермолова отправить его в Петербург. Здесь, оказавшись в предгрозовой атмосфере приближающихся событий, он всего за полмесяца до восстания примкнул к группе Рылеева. В следственных материалах по делу декабристов о Кюхельбекере сказано: “Принят в Северное общество в последних числах ноября 1825 г. На совещаниях не был, а 14 декабря узнав о замысленном возмущении, принял в оном живейшее участие…”. Все точно в деталях, но разве документ мог выразить тот восторг, который охватил натуру самоотверженного человека при мысли о грядущей свободе! Разве могли судьи понять, что перед ними добряк, не способный и мухи обидеть, но готовый отдать жизнь за общее дело?

Как ни странно, приметному внешне, ничего не смыслившему в конспирации Кюхле удалось скрыться из Петербурга, добраться до Варшавы, и только там 19 января 1826 года он был арестован по приметам. Более 10 лет скитался по тюрьмам, прежде чем был выслан на поселение в Восточную Сибирь.

Тюрьмы и ссылки не сломили его волю, не переменили убеждений. Он много работал, писал стихи и прозу, переводил Шекспира. И всегда с теплым чувством вспоминал “колыбель своих первоначальных дней”. Неудивительно, что действие одного из самых известных его произведений — повести “Адо” происходит в родных местах, в Авинурме и на берегу Чудского озера. Это рассказ о том, как эстонские старейшины готовили восстание против немецких рыцарей и послали в Новгород сына одного из них — Нора. Пока посланец был в Новгороде, рыцари раскрыли заговор, захватили его организаторов, их вождя Адо и готовили его казнь. Возлюбленная Нора, дочь Адо Мая тоже отправилась в Новгород. С помощью одного из русских князей Нор освобождает Адо, женится на Мае и погибает, сражаясь с рыцарями.

Умер Кюхельбекер, удивительный романтик, русский Дон Кихот в далеком Тобольске в августе 1846 года. Умер человек, о котором за два месяца до восстания – 19 октября 1825 года Пушкин писал из Михайловского:

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво;
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! И уныло
Глядим назад, следов не видя там,
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было.
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Навечно вобрав в себя стоны и тяжкие думы, безмолвны камни темниц. Ржавеет железо, стираются надписи на каменных плитах, но память о настоящих людях остается!

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!