А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Бравый усач в широкополой шляпе и с мечом на боку – едва ли не самый популярный таллиннец: жить в Таллинне и не быть знакомым со Старым Тоомасом невозможно.

Самый короткий день года отдан под покровительство святого Фомы. Или, на эстонский манер, Тоомаса – небесного тезки флюгера Таллиннской Ратуши.

Самый короткий день года отдан под покровительство святого Фомы. Или, на эстонский манер, Тоомаса – небесного тезки флюгера Таллиннской Ратуши.

Прозвище бессменного стража ратушной башни известно таллиннцам и их гостям в равной степени. Ровно в той, в которой истоки этого прозвища остаются неведомыми. Лучшей даты для поиска ответа на этот вопрос, чем 21 декабря, пожалуй, не отыскать: самый короткий день года отдан под покровительство святого Фомы. Или, на эстонский манер, Тоомаса – небесного тезки флюгера Таллиннской Ратуши.

Финансовый святой

Обычай подводить в декабре итог всем текущим делам – значительно более древний, чем можно предположить. Напротив – стоит отметить, что календарный цикл и цикл повседневной человеческой деятельности был связан несколько веков тому назад куда плотнее, чем в наши дни. Отголоски этой связи сохранили крестьянские, земледельческие праздники и памятные дни разных народов. О ритме жизни предков современных горожан рассказывают архивные фолианты.

Из бумаг магистрата средневекового Ревеля нам известно – финансовый год завершался для жителей ганзейского города буквально за несколько дней до начала двухнедельной череды зимних праздников – от Рождества, Нового года и выпадающего на 6 января Дня трех королей. Сложно сказать, почему завершение сбора ежегодного налога было приурочено средневековыми таллиннцами именно ко дню святого Фомы, или Тоомаса. Предположим, что надзор за столь важным событием был передан апостолу-скептику неспроста. Впрочем, отцы города были не слишком оригинальны: дату 21 декабря использовали для тех же финансовых нужд во многих городах средневековой Европы.

И не только, следует отметить, финансовых. Сохранившаяся в староанглийском языке глагольная форма «thomassing» – буквально «томасничать» — недвусмысленно свидетельствует о том, что окончание сбора налогов отмечалось, как и другое мало-мальски примечательное событие, праздником. Если быть совсем точным – возлияниями: едва ли не до самого начала XVII столетия главные праздники называются в архивах ревельского магистрата откровенным словом «попойки»: рождественские, масленичные или приуроченные, допустим, к празднику Майского графа…

Корпоративное Рождество

Узкокорпоративной вечеринкой, выражаясь языком современных реалий, день святого Фомы был в Таллинне еще в первое десятилетие XVI века. Оно и неудивительно: повод для праздничного застолья по поводу сбора основного ежегодного налога был преимущественно у отцов города: радоваться рядовым горожанам вроде как и нечему. Кто знает, каким образом сложилась бы судьба средневекового праздника, если бы не вспыхнувшая в Германии в 1517 году борьба за реформирование церкви. Победившее в Северной Европе лютеранство, как известно, уничтожило почитание святых и их дней. И одновременно очистило главные праздники христианства от почитавшихся едва ли не языческими ритуалов. Отмечать Рождество цеховыми, гильдейскими или магистратскими праздниками-«попойками» стало казаться делом немыслимым: главную дату христианского календаря надлежало отмечать церковным богослужением и застольем в семейном кругу.

Компромисс между привычными праздничными датами и строгими требованиями лютеранской морали был найден чрезвычайно быстро: начиная с 1526 года Ревельский магистрат стал устраивать рождественское пиршество для своих членов не 24 декабря, а за четыре дня до того – как раз накануне «упраздненного» реформацией дня святого Фомы. И хотя попасть на это торжество могла лишь малая часть горожан, иллюминированный плошками с горящим жиром ратушный фасад мог увидеть всякий желающий. Как и расслышать праздничную музыку, звучавшую из-за ратушных окон. Для не слишком искушенного в календарно-теологических тонкостях горожанина было очевидно: отцы города отныне празднуют не Рождество, а самый короткий день в году – день святого Фомы-Тоомаса.

Сколько времени понадобилось для того, чтобы имя апостола было перенесено на фигурку венчающего шпиль Ратуши воина, – ответить трудно. Доподлинно известно, что знаменитый и по сей день флюгер был установлен на башне через четыре года после того, как дата главных зимних торжеств в Ратуше оказалась сдвинута с 24 на 21 декабря…

Детская версия

Связь между прозвищем ратушного флюгера и покровителем самого короткого светового дня в году, казалось бы, очевидна. И тем примечательнее то, что городские легенды связывают «историю» Старого Тоомаса с праздниками не зимнего, а весеннего цикла: с так называемыми «Попугаевыми стрельбами». Суть предания, как известно, сводится к следующему – сын бедной рыбачки, мальчуган Тоомас сбил пущенной из самодельного лука стрелой фигурку птицы, за что вначале получил от устроителей состязаний нагоняй, а потом, когда выяснилось, что повторить его поступок не удалось никому из взрослых, был удостоен звания «короля стрелков».

Произошли ли описываемые события в реальности – неизвестно. Зато известно другое: раз в год города средневековой Европы погружались в «мир наизнанку». Занимавшие на один день место церковных иерархов младшие клирики и ученики монастырских школ чудили, как могли: вместо торжественных хоралов распевали уличные песенки, вместо кадил пользовались старыми башмаками, торжественно приводили к алтарям домашнюю скотину – день «Детского епископа» по размаху мог сравниться разве что с масленичными карнавалами… Исследователи отмечают в этом странном ритуале отголосок древнеримских сатурналий, позволяющих, пускай и не надолго, «последним почувствовать себя первыми». Кстати, и сроки античных и средневековых «безумств» совпадали – конец года. Чаще всего – 30 декабря, день невинноубиенных младенцев. Но зачастую – и 21-е, день святого Фомы…

Свидетельств о том, праздновали ли «день наоборот», или праздник «Детского епископа», в городах средневековой Ливонии, до нас не дошло. Однако сведения о его популярности на противоположном, скандинавском берегу Балтики сохранились в избытке – как и применительно к Германии. Кто знает, не отсюда ли берет свое начало легенда о рыбацком сыне Тоомасе, ребенке, нарушившем запрет на участие во взрослом празднике, но в конце концов не наказанном, а вознагражденном «королевским» титулом? Не сохранило ли предание о «детстве Старого Тоомаса» память о существовавшем в дореформационном, католическом Ревеле одном из оригинальнейших средневековых праздников, отмечавшемся некогда в самый короткий день года?

Впрочем, это – не более чем версии и предположения. Подтвердить или опровергнуть их может, пожалуй, лишь сам виновник торжества, празднующий сегодня, вот уже в четыреста семьдесят шестой раз свои именины, – Старый Тоомас. Правда, ратушные флюгеры не слишком-то торопятся раскрывать свои секреты – и это, может быть, и к лучшему.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!