А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Последняя статья прошлого года “На семи холмах” о районе Таллинна Маакри иллюстрирована двумя примечательными фотографиями Л.Смульского: на первом снимке — построенные в начале прошлого столетия симпатичный дом № 23 и красивое здание с высокими фронтонами на противоположных углах переулка Торнимяэ и улицы Маакри.

“Время уносит все; длинный ряд годов
умеет хранить и имя, и наружность,
и характер, и судьбу”.

Платон

На втором, уже 2004 года, — строившийся тогда неподалеку комплекс высотных зданий. Невольно вспомнил стихотворную строку Роберта Рождественского:  “…Город всегда диалог прошлого с настоящим.”  Эти две фотографии документально зафиксировали такой диалог, но разговор “собеседников” идет не только на разных языках, но и в разных тональностях: неторопливый, спокойный, уверенный в своей правоте и ценности голос прошлого; бесцветный, прямолинейный и шумный, в котором слышатся нотки комплекса неполноценности, и не только в настоящем, но и в будущем.

Память

Удивительно устроена человеческая память. Она необычайно избирательна — одни события, образы и названия, даже если они не столь уж значительны, остаются в ней на всю жизнь; другие бесследно исчезают из памяти.

Незадолго до Рождества в первый (и последний) зимний снежный и солнечный день отправился в район Маакри посмотреть, как он выглядит сегодня. С трудом представил, где находились улицы Большая и Малая Пяэсукесе (Ласточкины) и некоторые другие. Услужливая память напомнила, как летом 2001 года стоял перед двухэтажным деревянным домом с табличкой на углу: Pääsukese 4 — последней преграды на пути так называемого “прорыва” Тартуского шоссе к бульвару Рявала. Дом был пуст, выехали все его жители и какая-то контора.

Грустное чувство охватывает в пустых квартирах: брошенные за ненадобностью вещи, старая мебель, прекрасные, белого кафеля, печи… У одного из подъездов валялись на земле выброшенные и уже мокрые от недавнего дождя книги. Толстый том в мягкой обложке “Teatrimärkmik 1963/1964” (Театральные заметки) о постановках на сценах театров Эстонии пьес Шекспира “Укрощение строптивой” и “Двенадцатая ночь, или Что угодно”, “Пигмалион” Бернарда Шоу, новых балетов и оперетт. Книга богато иллюстрирована фотографиями актеров и цветными вставками сценических декораций. Не взять ее было выше моих сил. В грязи осталось много книг об истории музыкальной и культурной жизни в послевоенной Эстонии. Кому принадлежала эта ставшая никому не нужной литература? Разглядывая брошенные книги по искусству, вспомнил о возникшей в середине 80-х годов яростной дискуссии в связи с проектом “прорыва” на другом конце бульвара Рявала к Пярнускому шоссе, через квартал улицы Сюда. Главным аргументом противников этого проекта и строительства на продолжении бульвара нового оперного театра, кроме недопустимости уничтожения старых деревьев, было то, что на улице Сюда в начале ХХ века жили деятели эстонской культуры и ломать их дома ни в коем случае нельзя.

Проспорили

Двадцать лет назад на защиту проекта нового здания театра “Эстония” и соединения бульвара Рявала с Пярнуским шоссе встали все деятели культуры, от театральной общественности до лучших зодчих Эстонии. Противники — отдельные историки и “зеленые”. Диалог не получился — никакие доводы о том, что соединение Тартуского и Пярнуского шоссе позволит освободить площадь Вабадусе от общественного транспорта, что существующее здание оперного театра “Эстония” было построено в 1913 году для театра драматического и поэтому имеет плохую акустику и недостаточную по размерам сцену для полноценной постановки балетов, наконец, что лучшим памятником деятелям культуры, проживавшим в этом районе, будет новое здание оперного театра — не помогли!

Шумная кампания противников проекта имела успех — планы строительства театра, соединения бульвара Рявала с Пярнуским шоссе, сооружения магистрального коллектора для инженерных сетей остались неосуществленными. Новое здание Национальной оперы проспорили, а квартал Сюда по-прежнему похож на городские трущобы.

Сегодня наоборот — деятели культуры и широкая общественность встали на защиту бесспорного памятника подлинно эстонской архитектуры центра “Сакала”, но шумная кампания современных “геростратов” во главе с министром культуры и директором центра господином И.Компусом доказывают необходимость его сноса и строительства на этом месте развлекательного центра, в котором “55% будет отведено культуре, остальное — коммерции”, другими словами, почти половина огромного комплекса будет занята магазинами. И это рядом с оперным и драматическим театрами, зданиями Министерства иностранных дел, библиотеки Академии наук Эстонии, Банка Эстонии и двух школ. Так же, как и двадцать лет назад, диалог не получился.

Оказывается, при “оккупационном режиме” общественное мнение ретроградов смогло загубить хорошее и необычайно нужное дело, а в условиях демократического государства сила денег и личные интересы сильнее здравого смысла и национального достояния.

Несколько лет назад наша газета опубликовала ряд статей в защиту Городского холла. Очередные последователи лозунга “До основания разрушим, а затем…” доказывали, что уникальный комплекс в аварийном состоянии, требует немедленного сноса и строительства на его месте развлекательного центра. Кажется, Горхолл удалось отстоять, и в этом немалая заслуга его коллектива во главе с директором. Они не только словами доказывали его работоспособность, но и тем, что в течение четверти века на уникальной сцене холла регулярно проходили и проходят концерты, представления, цирковые гастроли, детские праздники и другие мероприятия, на ледовой арене с трибунами на три тысячи мест тренируются спортивные школы, работают боулинг, кафе и вертолетная площадка. И за все эти 25 лет Городской холл, несмотря на полное отсутствие финансирования, был рентабельным предприятием, хотя и с минимальной прибылью. Сравните поведение руководства Горхолла и странную, если не сказать заинтересованную, позицию директора центра “Сакала” И.Компуса, одного из руководителей акционерного общество Uus Sakala — организации, добивающейся сноса существующего здания.

Вернемся в район Маакри и посмотрим, как выглядит он

в наши дни

Исчез переулок Суур-Пяэсукесе (Большой Ласточкин), на месте дома № 4, где когда-то жил извозчик Швальбе (нем. Ласточка), давший имя и Большому, и Малому переулку, въезд на подземную автостоянку под новым участком Тартуского шоссе (т.н. “прорывом”), по сторонам которого за последние годы выросли высотные здания квартала таллиннского City. Особенно поразил переулок между улицей Маакри и “прорывом” — Торнимяэ (Башенная гора). Отродясь там не было ни горы, ни горки, ни башни. Горки нет и сегодня, зато появились сразу две самые высокие в Таллинне башни очередного офисного здания. Когда стоишь на этой узкой и короткой улочке, кажется, что уходящие ввысь стеклянные стены очередного поставленного “на попа спичечного коробка” превратили ее в темное ущелье.

Как яростно ругали наследие “развитого социализма” — спальные районы города, застроенные типовыми домами, но они были возведены на достаточном расстоянии от исторического центра Таллинна, и сегодня в благоустроенных квартирах “каменных бараков” живет половина жителей столицы Эстонии. Конечно, типовое строительство мера вынужденная, тяжкая для архитекторов, которые не проектировали, а “привязывали” одни и те же дома к определенной местности. Все мечтали о свободе творчества. С начала девяностых годов прошлого века ушли в прошлое всякие ограничения — твори!

Прошло 15 лет. Что же примечательного построили за эти годы? Имена каких архитекторов проектов новых зданий известны общественности? Практически ничего и никаких. И в то же время за 20 лет первой республики, несмотря на войны и экономический кризис, эстонские архитекторы построили ряд уникальных зданий. В историю эстонской архитектуры вошли имена Х.Йохансона, К.Бурмана, Э.Хаберманна, Э.Кузика, А.Владовского и многих других. Да и после войны наряду с типовыми домами по проектам А.Котли, Р.Карпа. Г.Калласа, Р.Кнюпфера и других построены певческая эстрада, Олимпийский центр, Горхолл, Национальная библиотека, гостиница “Олимпия”, центр “Сакала”… К сожалению, построенные за последние годы гостиницы, банки, офисные здания, жилые дома по сути тоже типовые! Возник своеобразный диалог прошлого с настоящим, и он не в пользу последнего.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!