А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

3 января 1920 года с заключением перемирия между Советской Россией и Эстонской Республикой для последней закончилась Освободительная война 1918-1920 годов.

Эта война эстонского народа и Тартуский мирный договор, последовавший за ней, стали важнейшими этапами в его истории, позволившими впервые за время своего существования на этой земле обрести государственность и определиться как нация.

Много сказано и написано о событиях тех лет. И, в частности, о причастности к ним Белого движения и о той «лепте», которую оно внесло в «фундамент независимости» Эстонии.

Памятный камень северо-западникам. Копли.

Памятный камень северо-западникам. Копли.

О последнем, к сожалению, зачастую весьма однобоко и тенденциозно. Хотя, непредвзято взглянув на трагические события тех лет — трагических для Белого движения в плане крушения надежд и, главное, человеческих жертв, — на «печальные курганы из русских черепов, которые в большом количестве рассеяны по территории Эстонии» (Г. Гроссен), — трудно возложить вину за это на эстонцев, несмотря на попытки некоторых сделать это. Разве только самим эстонцам, эстонским властям тех времен обвинять себя, что позволили под давлением союзников по Антанте и уступив просьбе командующего Северо-Западной армией генерала Н. Юденича, «получить право воспользоваться территорией Эстонии как базой». А со временем и разрешением на эвакуацию госпиталей армии в Эстонию (см. переписку Н. Юденича с И. Лайдонером — «Таллинн» № 1-2, 2005).

Кто же был виноват, что «потоки раненых и больных захлестнули Нарву? Всеобщая неразбериха и отсутствие элементарного порядка усиливали хаос (при отступлении армии Юденича из-под Петрограда —Х.Л.). Вспыхнул тиф» (О. Калкин. На мятежных рубежах России. Псков. 2003). Но ведь «неразбериха и отсутствие элементарного порядка», по свидетельству непосредственного участника событий тех времен, боевого офицера Северо-Западной армии Николая Редена (Н. Реден. Сквозь ад русской революции. М. 2006), вообще были характерны для

1936 год. Множество людей собралось на открытие мемориальной часовни.

1936 год. Множество людей собралось на открытие мемориальной часовни.

Белого движения. Автор был удивлен таким фактом: «Я был свидетелем прибытия многих добровольцев, но лишь немногие из них присоединялись к боевым частям на фронтах», предпочитая пристраиваться где-то в тылу. А встреченный им оказавшийся на излечении в Нарве знакомый офицер-фронтовик возмущался: «Странно, на фронте для каждого человека есть работа на десятерых. Когда же я прибыл в Нарву, то увидел на улицах офицеров больше, чем во всей армии на фронте. Впечатление общего ничегонеделания: военные заняты организационной работой, снабжением, канцелярщиной и Бог знает чем, в то время как боевые части сидят в окопах без пищи, обмундирования и боеприпасов». Как следствие всего этого (впечатления Редена уже на фронте): «Продовольствие, одежда и медикаменты были вопросом жизни и смерти… Нигде нельзя было найти мыла… Половина солдат Северо-Западной армии умирали от тифа. Без смены одежды, при отсутствии средств санобработки обмундирования остановить распространение эпидемий было невозможно…».

На удивление наивно выглядят сетования О. Калкина: «Ничего лучшего не было придумано, как наглухо закрыть выезд из Нарвы». «Придумывать» ничего и не надо было: первейшая общепринятая в мировой практике мера в случае эпидемий — перекрытие путей ее распространения.

И вообще, «дело Белого движения следует считать с самого начала проигрышным» (Н. Реден). Незыблемая установка его руководителей на восстановление монархии, единство и неделимость Российской империи, нерешенность вопроса о земле, разобщенность в действиях… «Азарт наступления в 1919 году поразил и Деникина, и Юденича, и Колчака. Их армии не сформированы до конца, не обучены и не вооружены… Белые собираются брать Первопрестольную, но только наступают на нее не одновременно, а в разные сроки, по очереди!» (выделено автором — Н. Стариков. Мифы и правда о Гражданской войне. М. 2006).

Вместе с тем, как всегда у проигравших, идет «поиск» виновных в их бедах. «Постепенно вызревало убеждение, что в наших несчастиях виновно командование (с этим трудно спорить — Х.Л.), что союзники нас обманули, а эстонцы предали» (Н. Реден).

О последнем как раз и можно спорить.

Особый Псковский Добровольческий корпус — основа будущей Северо-Западной армии — начал формироваться с согласия и при поддержке германского командования в сентябре 1918 года. (Немцы к этому времени из-за «мудрствования» большевиков на переговорах в Бресте были уже в Пскове.) Однако революция в Германии заставила немцев спешно покинуть Россию и прибалтику. С боями отошел на территорию уже провозгласившей и отстаивавшей с оружием в руках свою независимость Эстонию и Псковский корпус. «В феврале 1919 года молодая эстонская армия совместно с белогвардейцами полностью вытеснила части Красной Армии за пределы Эстонии» (Н. Стариков). (Автор почему-то умалчивает об участии в этом внесших существенный вклад в дело английского флота и финских добровольческих полков.) Продолжая наступление уже на территории России, эстонские части освободили Псков, передав его и освобожденные от большевиков русские земли белому командованию. При этом Лайдонер ставит в известность А. Родзянко, командовавшего в это время белыми войсками, что «ввиду нахождения Северного корпуса (бывший Псковский Добровольческий — Х.Л.) целиком на русской территории бывший договор Северного корпуса потерял всю свою силу», т.е. о выведении его из-под эстонского командования. Генерал Родзянко принимает командование Белой армией, и ввиду «весьма значительного численного состава строевых единиц» Северный корпус переименовывается в Северную армию (затем уже под командованием Н. Юденича — в Северо-Западную армию).

И хотя проблем у самой Эстонии после освобождения своей территории не убавилось — помощь Северолатвийской бригаде в освобождении Латвии и разгром немцев (ландсвер) под Вынну, — эстонцы продолжили борьбу с большевиками на русской земле в составе Белой армии.

Однако после двух неудавшихся походов белогвардейцев на Петроград (летом и осенью 1919-го) в эстонских правительственных кругах резко изменилось отношение к ним. Эти походы, их неподготовленность, общая неорганизованность, несогласованность в действиях окончательно убедили эстонцев в бесперспективности Белого движения. И что, спасая завоеванное, надо идти на переговоры с большевиками.

Не последнюю роль в принятии этого решения сыграло и незыблемо отрицательное отношение руководства Белого движения к независимости Эстонии. «Имей Юденич в 1919-м смелость сказать им: «Вы — независимы!», они бы ему, может, и Петроград освободили», — считает Александр Исаевич Солженицын. Возможно, весьма смелое предположение, но если бы к борьбе с большевиками подключились финны и другие государства, вычленявшиеся из состава Российской империи, ожидавшие от белых признания их независимости, то, возможно, дело повернулось бы совсем по-другому.

«6 ноября в Москве на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) было принято решение о наступлении Красной Армии на территорию Эстонии в случае, если «эстонцы пустят к себе Юденича» (О. Калкин). 16 ноября И. Лайдонер сообщает Н. Юденичу о решении правительства Эстонии, «что части Северо-Западной армии, перешедшие в Эстонию, должны быть обезоружены». При отводе белых эстонские войска (18,5 тыс. человек) при поддержке северозападников (7,5 тыс.), сдерживая красных, обеспечивают отход.

Разоружение белогвардейцев проходило не без инцидентов. Как вспоминает Н. Реден, они «поклялись, что без боя не сдадутся». Поэтому бывало, что уличные стычки в Нарве между северозападниками и эстонцами «перерастали в настоящие бои с участием пулеметов и бронемашин».

Во многих изданиях от одного автора к другому с подачи Ю. Шмакова кочует рассказ «очевидца» о расстреле солдат Талабского полка «из пулеметов с двух противоположных берегов» реки Нарвы. О «достоверности» рассказа можно судить по работе О. Калкина. В одном месте он пишет, что талабцы были «загнаны в ледяную воду», в другом — «погнали их на лед Наровы». А, главное, — все это венчает признание автора: «К сожалению (?!), письменных подтверждений гибели значительной части Талабского полка найти пока не удалось».

Сомнительно утверждение и о мародерстве, вернее, причастности к этому эстонских солдат. Талабцев, пишет О. Калкин, перед расстрелом «раздели до нижнего белья». Зачем эстонским солдатам, которые были союзниками «одеты с иголочки» (Н. Стариков), нужны были лохмотья? Ведь, как вспоминает Николай Реден, «красные и белые практически воевали в одинаковых лохмотьях». Обмундирования же, поступившего под конец от союзников, «хватало примерно на десять солдат в роте».

Еще — о не менее важном, — несмотря на трагичность положения тех дней, и не только для белых, но и эстонцев, от перемирия и Тартуского мирного договора выиграли и те, и другие. Что касается северозападников, все же в Эстонии было больше организованности в решении их дальнейшей судьбы, чем в любом другом регионе России.

Генерал Юденич уже 4 января 1920 года сообщает Лайдонеру о своем решении по поводу Северо-Западной армии:

«Армию необходимо перебросить на другой фронт…

Средства для найма тоннажа у меня есть. К найму тоннажа я приступил…». Как пишет О. Калкин, «значительная часть бывших северозападников потом переправились в Польшу и в составе русской армии участвовали в боях против Красной Армии».

В последнем приказе по Северо-Западной армии (22 января) было отмечено, что все чины армии (офицеры, чиновники и солдаты), уволенные со службы, «будут удовлетворяться как денежным, так и провиантским довольствием».

23 февраля между эстонским командованием и представителями Северо-Западной армии было подписано соглашение, по которому эстонская сторона брала на себя заботу о всех больных и раненых северозападниках.

Тартуским мирным договором было предусмотрено и возвращение всех желающих северозападников на родину, в Россию.

На войне, как на войне. Всякое бывает. Все же эстонцы меньше всего повинны в бедах северозападников. В остальном же остается присоединиться к мнению маршала Маннергейма о них:

«Я поражен самоотверженностью, с которой гибли русские солдаты, и грубейшими промахами их верховного командования».

Харри Лесмент

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!