А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Новогодних обычаев существует бесчисленное множество, но когда разговор заходит о семейных традициях, я неизменно вспоминаю свою прабабку, свято верившую в необходимость распахнуть в доме накануне боя курантов все двери. Как входные, так и те, что находятся между комнатами. «Иначе Новый год мимо пройдет», — уверяла она.

Двенадцать ударов часов, разделяющие год наступивший от года минувшего, давно стихли, осыпалась елочная хвоя, а после 13 января даже самые преданные поклонники новогодних торжеств упрятали на антресоли ватные бороды и красные халаты с колпаками. А двери, через которые новый год вошел к нам в первые минуты января, остались. Так что попробовать определить топ-десятку таллиннских дверей до окончания первого месяца нового года сам, как говорится, Бог велел.

Двери Исторического музея Эстонии.

Двери Исторического музея Эстонии.

Дверь здания Большой гильдии вполне могла бы претендовать на призовое место в категории «самая музейная». Судите сами: прежде всего, под сводами бывших гильдейских залов вот уже более полувека расположилась экспозиция Исторического музея Эстонии. Во-вторых — именно украшающие их колотушки в виде львиных голов, образцы готического художественного литья стали своеобразным «лого» самого музея.

Ну, и конечно, — один из самых главных критериев музейности: почтенный возраст. Относительно его в связи с дверями Большой гильдии сомневаться не приходится: лет им, по всей вероятности, столько же, сколько и самому гильдейскому дому, — 597. Возраст, что ни говори, почтенный: без малого шесть веков. А они по-прежнему несут свою службу, вовсе не собираясь превращаться в эскпонат музейной витрины…

Двери Дома Братства Черноголовых. Двери Дома Братства Черноголовых.

Звание «самых уникальных»стоит по достоинству присвоить дверям Дома Братства черноголовых. Причем уникальность эта имеет не только таллиннские, но и общеэстонские масштабы. И не только потому, что ее, вероятно, единственную на всю страну, украшает голова экзотического темнокожего святого. А потому, что они — единственные в Эстонии входные, точнее — уличные, — двери, оформленные в стиле Ренессанса.

Это, собственно говоря, и неудивительно. В те времена, когда культура Возрождения добралась до севера Европы, территория нынешней Эстонии стала ареной войн между ее могущественными соседями. До дверей ли, в частности, и до искусства ли, в целом, в пору, когда говорят пушки? Остается лишь отблагодарить ревельских Черноголовых, заказавших в 1597 году проект перестройки своего дома в новомодном стиле: благодаря им таллиннский Старый город обогатился единственнной уцелевшей до наших дней ренессансной постройкой. И единственной выходящей на улицу дверью в стиле Ренессанса.

Двери церкви Олевисте.

Двери церкви Олевисте.

Двери церкви Олевисте по праву достойны звания «самых внушительных». Прежде всего — благодаря своему роскошному каменному «обрамлению» — готическому порталу XV столетия. Но и деревянная их часть, украшенная готическим орнаментом, внушает уважение.

Уважение, впрочем, именно к размерам и к мастерству работы резчиков по дереву. Но не к старине: ведь как бы «по-средневековому» ни выглядели двери Олевисте, появились они на своем месте лишь в середине позапрошлого века, когда церковь восстанавливалась после пожара 1820 года.

«Самая роскошная» дверь украшает собой угол улицы Суур-Карья и площади Вана-Тург.

«Самая роскошная» среди таллиннских дверей украшает собой угол улицы Суур-Карья и площади Вана-Тург. А заодно — и здания, стоящие на этом углу. Причем здания меняются: то, которому дверь принадлежит сегодня, было выстроено на месте снесенного около ста лет тому назад. Сама же дверь — куда как старше: вырезал ее в 1665 году, по всей вероятности, мастер Элерт Тиле — тот самый, что украшал ажурной деревянной резьбой фриз в зале заседаний Таллиннской Ратуши.

Увы, творение истинных мастеров неукоснительно влечет к себе всех мастей геростратов. На рубеже восьмидесятых-девяностых годов прошлого уже, ХХ столетия неизвестный злоумышленник поджег шедевр столярного искусства эпохи барокко. То, что мы видим сейчас, — частично реставрация, частично копия. Тоже, кстати, не застрахованная от вандализма: пару лет назад доморощенные «пацифисты» украли меч, который сжимала в руках фигурка античного бога войны Марса. И хотя декоративное оружие было вскоре возвращено реставраторам, на свое место оно так и не вернулось — из соображений международной безопасности, что ли?

«Самая церемониальная» находится под аркой надвратной башни на улице Люхике-Ялг.

«Самая церемониальная» находится под аркой надвратной башни на улице Люхике-Ялг.

«Самая церемониальная»таллиннская дверь находится под аркой надвратной башни на улице Люхике-Ялг. То есть первоначально-то она замышлялась как самая что ни на есть функциональная: закрываясь каждый вечер, она маркировала границу между Тоомпеа и Нижним городом. Закрывается она и сейчас — правда, всего раз в год и с иной целью — утром 15 мая. Сверху в окованную шляпками гвоздей стучит премьер министр, с противоположной стороны ему откликается стуком мэр — и дверь распахивается: такова церемония открытия празднования Дня города.

В номинации «самые дисциплинирующие» призовое место, бесспорно, могут и должны занять двери Viru Keskus — те из них, через которые, по мнению создателей, ближе всего выходить к трамвайно-автобусной остановке «Хобуяама».

Ближе, однако, не всегда означает проще. И быстрее. Потому что темп движения, заданный механической дверью-вертушкой, явно не учитывает ритм таллиннской жизни. Горожане то и дело стремятся шагать быстрее, срабатывает фотоэлемент, и дверь соответственно заклинивает. Точно так же механизм реагирует и на отстающих. Задает, вероятно, всем единую скорость. Приучает шагать в соответствии с усредненным «евростандартом». Вот уже третий год подряд. С одинаково безуспешным результатом.

«Самые ассоциативные» — пожалуй, двери новой таллиннской синагоги, расположенной на углу улиц Аэдвилья и Кару. Украшающие парадный вход в молитвенный дом двери несут на себе мотив стилизованного дерева: простор для ассоциативного мышления, как говорится, открыт.

Можно вспомнить о том, что в еврейской традиции Тора — свод священных книг, известных в христианстве под названием Ветхого Завета — уподобляется древу жизни. Можно вспомнить райское древо познания добра и зла. Можно, наконец, вспомнить о том, что дерево — изначальный и наиболее распространенный до недавних пор материал для изготовления дверей…Осталось только дождаться окончания строительных работ, когда с синагогального входа будет снят защитный полиэтиленовый «чехол», — чтобы поразмышлять, какие еще ассоциации может навеять «древесный мотив».

Двери церкви Нигулисте.

Двери церкви Нигулисте.

«Самые надежные» в таллиннской истории — это, безусловно, двери церкви Нигулисте. Не то чтобы были они усилены дополнительными слоями дубовых досок или стальных пластин, нет. Дело в другом — в смекалке церковного привратника. В первой трети XVI столетия, когда Ревель, как и весь север Европы, охватила борьба «за очищение веры», возмущенные горожане громили монастыри и церкви — благо, ключи от них им удалось захватить в Ратуше. Нигулисте уцелела от разгрома чудом: служка догадался залить замочные скважины расплавленным свинцом. Погромщики повозмущались, разбили несколько окон, да и ушли несолоно хлебавши.

Правда, надежно сохранившие от скорых на руку «борцов за веру» такие шедевры средневекового искусства, как Нигулистеский алтарь или картина «Пляска смерти», двери Нигулисте не смогли сохранить себя: во время мартовского авиарейда на Таллинн они сгорели вместе с самой церковью. А может, были заменены еще в XIX веке при реставрации церковного здания. Но их стилизованный двойник находится на былом месте и в наши дни. Как символ стабильности и надежности.

«Старый телеграф».

«Старый телеграф».

«Самые коллективные» — двери, установленные в воротах дома на улице Вене, известного коренным таллиннцам как «Старый телеграф», а отель с соответствующим названием, должный открыться с месяца на месяц, напомнит этот топоним молодым жителям столицы. Кованые ворота, закрывающие проход во двор, могут рассказать об иной странице в биографии домовладения. Открыта она была в первую неделю 1989 года — того самого, когда девизом проводящихся Дней Старого города стала фраза «Таллинн — город мастеров».

Именно тогда кузнецы из разных городов и стран продемонстрировали свое мастерство, «коллективными усилиями» изготовив кованые ворота-двери с символикой и названиями тогдашних городов-побратимов Таллинна. И подарили свой шедевр Таллинну: в память о себе и на радость горожанам. А заодно — и приезжим: приятно в чужедальних странствиях неожиданно обнаружить частичку родных краев.

«Самая загадочная» дверь находится на улице Пикк-Ялг.

«Самая загадочная» дверь находится на улице Пикк-Ялг.

«Самая загадочная»таллиннская дверь находится, вероятно, на улице Пикк-Ялг: на той стороне «Длинной ноги», где никаких построек вроде бы никогда не было. Только глухая кладка плитняковой стены. И в ней — неожиданно обнаруживается дверца явно «средневекового» вида. А может, даже, сказочного: слишком уж она невысока — взрослому человеку всяко придется нагнуться. А вот гному или привидению — «в самый рост».

Сложно сказать, для чего появилась эта дверь-малютка на поверхности опорной стены Тоомпеаского холма. Легендарные подземные ходы за ней, скорее всего, все же не начинаются: счастливчики, которым удавалось видеть ее распахнутой в ранний утренний час, в один голос сообщают о том, как дворники ставили в темноту ведра и метлы. Некоторые вспоминают о темнеющих в глубине водопроводных трубах… Что за ними — неведомо. Но что-то наверняка есть — недаром же туристы, поднимающиеся по «Длинной ноге», мистическим образом останавливаются у этой неказистой в целом дверцы и охотно фотографируются на ее фоне.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!