А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Когда вскоре после войны впервые попал на улицу Якобсона, она встретила меня запахом молока с легким оттенком кислинки — так пахли маслобойки и молокозаводы. Двухэтажное здание большой буквой “П”, сложенное из потемневшего известняка, выходило на улицы Якобсона, Гонсиори и Кундера. Возникнув в 1905 году как маслобойка, предприятие вскоре превратилось в головной завод сельскохозяйственного союза “Эстония”, который год спустя вошел в систему “Выйэкспорт”, игравшую ведущую роль в экономике довоенной Эстонии.

Мнишь, что Отчизну свою
возвеличиваешь словами:
“Я сын твой!”.
Нет, брат, Отчизна тебя
возвеличивает словами:
“Мой сын!”.
Лидия Койдула
“Образованный эстонец”

 

Продукция этого предприятия славилась своим высоким качеством, и ее в основном поставляли в Западную Европу. В 1952 году на базе Таллиннского молокозавода основан Комбинат молочных проуктов. В ту пору он находился на улице Якобсона, позднее предприятие перевели в специально построенные корпуса на Пярнуском шоссе.

Дорога от казино до телецентра

 

На углу улицы Якобсона и Тартуского шоссе расположено здание бывшего кинотеатра «Эха» («Вечерняя заря»).

На углу улицы Якобсона и Тартуского шоссе расположено здание бывшего кинотеатра «Эха» («Вечерняя заря»).

В старых зданиях на улице Якобсона еще долго пахло молоком. Хотя чего там только не было за минувшие десятилетия. Довольно долго там работало стройуправление Коммунального хозяйства Таллинна, его сменило предприятие по автотехобслуживанию, в корпусе, который выходит на улицу Якобсона, — ресторан, косметический салон и парикмахерская Skhwarzkopf (“Черная голова”). Только на двери одного подъезда — восемь никелированных щелей почтовых ящиков разных фирм. Перечислять их нет смысла…

Улица Якобсона невелика: протянулась от Тартуского шоссе, на углу которого расположено здание бывшего кинотеатра “Эха” (“Вечерняя заря”), до улицы Гонсиори, куда выходит как раз напротив телецентра. Если таллиннское телевидение продолжает пока свою деятельность “на поле культуры”, то вестибюль кинотеатра уже многие годы “оккупировало” казино “Видеомат”, а в зрительном зале в начале девяностых открыли в амфитеатре зала Skatingring, и по его крутому полу катались любители роликовых коньков. Летом они перебрались на бесплатный асфальт, а зал занял магазин Kanga Dzungel — “Джунгли тканей”. Очень точное название, передававшее сумбурный развал всех видов и цветов тканей, продававшихся на наклонном полу кинозала.

Улица Якобсона невелика: протянулась от Тартуского шоссе до улицы Гонсиори, куда выходит как раз напротив телецентра.

Улица Якобсона невелика: протянулась от Тартуского шоссе до улицы Гонсиори, куда выходит как раз напротив телецентра.

Недавно зал кинотеатра капитально реконструировали, разделили на два этажа и открыли большой магазин торговой сети Maxima. Продуктовый отдел на первом этаже, на втором, куда можно подняться на эскалаторе, — хозяйственные товары. В этом же здании нашлось место и для одного из отделений Хансабанка, а в бывшем фойе кинотеатра по-прежнему работает казино. Общую картину улицы дополняют два ломбарда. Так что улица, носящая имя одного из зачинателей эстонской культуры, никакого отношения к ней не имеет. А между тем история улицы уходит в ХVIII столетие. Старейшее название —

Новая Слобода

На краю района, ограниченного сегодня современными улицами Вилмси, Хыбеда и Якобсона, в восемнадцатом столетии поселились русские жители Ревеля (Таллинна). В основном это были огородники, продававшие овощи на Русском рынке (ныне площадь Виру), и мелкие ремесленники. Их поселок немецкое население города называло Sloboden Strasse и Neue Sloboden Strasse, русское название Слободская и Новослободская улица. При этом нельзя забывать, что в первой половине того же ХVIII века в районе Кадриорга появился поселок выходцев из России, работавших по обслуживанию дворцово-паркового ансамбля. Весь район современной улицы Яана Поска стали называть Russischer Dorf (Русская деревня), аналогично и эстонское Vene küla, русское население называло поселок Слобода, а улицу также Новослободской.

Около полутора столетий так и было в городе — две Новослободские улицы, и никто не путал, где какая. В 1886 году Ревель посетил Великий князь Владимир Александрович, президент Императорской Академии художеств и… главнокомандующий гвардии. В память об этом визите городские власти 13 июля 1887 года переименовали Новослободскую во Владимирскую, а в 1923-м она получила имя эстонского просветителя-демократа Карла Роберта Якобсона.

Удивительно, что улица, которая носит имя деятеля культуры, ни в малейшей мере не соответствует своему названию. Правда, до начала 90-х годов памятная доска на доме № 12 сообщала, что здесь жил композитор Эвальд Аав, автор первой эстонской оперы “Викерцы”, но после евроремонта здания доска исчезла, и теперь здесь ничто не напоминает о великой миссии защиты эстонской культуры, кроме названия улицы. Примерно на середине ее пересекает улица, носящая имя писателя Юхана Кундера.

В 1913 году царский дом Романовых отмечал свое трехсотлетие. В честь юбилея проходили парады, балы, торжественные приемы и… переименования улиц в городах империи, в том числе и в Ревеле. Так, ранее безымянные дороги назвали: ту, что соединяла Нарвское шоссе с улицей Гонсиори — Романовским проспектом, а проходившую вдоль Полицейского огорода — Александровской. Через десять лет, в 1923-м первая получила имя писателя Ф.Крейцвальда (о ней и Полицейском огороде рассказ впереди), а вторая — эстонского писателя Юхана Кундера (1852-1888). Ныне это довольно напряженная транспортная магистраль между улицами Пронкси и К.Тюрнпу. В тридцатые годы прошлого столетия ее застроили многоэтажными домами добротной архитектуры, а на углу с улицей Крейцвальда по проекту архитектора Х.Йохансона построили одно из лучших школьных зданий города.

В 1921 году акционерное общество “Лаферма” открыло в Таллинне крупную табачную фабрику. Она располагалась в корпусах на Пирита теэ. В послевоенное время фабрика была переведена на улицу Кундера и работала там до ее закрытия в начале 90-х годов ХХ века.

“Зажжем свой пламенный огонь”

В 1859 году восемнадцатилетний Карл Якобсон окончил семинарию в Валга и, заменив отца, стал учителем церковно-приходской школы. Не сумев поладить с местным пастором, он вынужден был переехать в Ямбург (ныне Кингисепп), сдал в Петербургском университете экзамен на звание учителя немецкого языка и литературы. Работал в столичных гимназиях, давал частные уроки. Здесь, в Петербурге, он встретился с людьми, которые предопределили всю его дальнейшую жизнь.

Весной 1864 года Крейцвальд сообщает в одном из своих писем: “Руссов писал мне недавно, что у Келера в Академии собирается небольшое общество соотечественников, друзей-эстонцев, пламенных патриотов”. В эту группу входили: инициатор ее создания живописец Келер, придворный медик Карель, публицист Руссов, учитель и журналист Якобсон и некоторые другие жившие в столице выходцы из Эстонии.

В газете Eesti Postimees появилась статья Якобсона, направленная против сковывающего развитие эстонской культуры остзейского порядка, а произнесенные в 1870 году Якобсоном “Три патриотические речи в защиту Отечества” стали программой деятельности всего национального движения эстонского народа.

Вот отрывок из его второй речи: “Сегодняшний памятный день может быть пробуждением для каждого из нас, если мы посмотрим на сделанное нашими предшественниками и от зажженного ими духовного огонька зажжем свой пламенный огонь! Духовная борьба каждого народа раскрывает себя как для нынешнего времени, так и для будущих времен в народном творчестве и национальной литературе.

Если мы посмотрим в мировую книгу истории, взвешивая и сравнивая периоды борьбы народов и рассвета их литератур, то мы обнаружим, что по пятам каждого времени, которое данный народ считает временем своего национального подъема, наступает расцвет его литературы”.

В своей речи он говорит об истории возникновения эстонского печатного слова, о создании литературного языка и об основании в 1838 году Эстонского научного общества, первыми членами которого были Ф.Фельман и Ф.Крейцвальд. Деятельность этого общества стала фундаментом, на котором начало строиться здание эстонской культуры.

“Мы уверены, — продолжает Якобсон, — что основанное тридцать лет назад Эстонское научное общество возродится. Наша надежда на новое пробуждение не наступит, если мы сами не скажем себе, что пришло время. Поэтому в этот час протянем друг другу руки и дадим идущую от сердца клятву в том, что останемся вместе до конца, идя по этому пути, как тяжело бы ни было, даже если лагерь наших врагов станет в сто раз сильнее”.

Память об этом человеке, сделавшем за свою короткую жизнь (1841 — 1888) так много для зарождения, по его словам, “духовного поля” эстонской культуры, заслуживает большего, чем ничем не примечательная улица, носящая его имя.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!